Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Для кого расчищают поле?

(7.03-06) Как вчера стало известно, в своем официальном заявлении, адресованном судебным инстанциям, Госпрокуратура, опираясь на конкретные эпизоды деятельности известных израильских «правозащитных» организаций "Бэцелем" и "Ха- Мокед", обвинила эти последние в том, что они прикрываясь правозащитной деятельностью не являются таковыми, обслуживая интересы исключительно палестинцев, а также ведя целенаправленную враждебную Израилю пропаганду за границей. 

В заявлении Прокуратуры организация "Бэцелем" (существующая и активно действующая в Израиле более 15 лет) и менее известный общественности, "Центр защиты личности"(Таково полное название организации «Ха-Мокед» в переводе на русский язык),- классифицируются как «общественные объединения, подрывающие основы Израиля и вредящие его интересам».

 "Действия указанных организаций направлены на целенаправленную дискредитацию институтов государства и сил безопасности, что наносит огромный ущерб имиджу Израиля на международной арене", - цитируют СМИ заявление прокуратуры. Характерно, что одним из претензий прокуратуры к обеим организациям стали источники их финансирования. Как выяснилось, данные организации черпают средства из «источников, предоставляемых открыто враждебными Израилю силами».

Между тем, адвокаты обеих организаций обратились в Минюст и к юридическому советнику Правительства, в ведении которого находится Госпрокуратура, с требованием дезавуировать данное заявление прокуратуры. Это требование имело достаточно быстрый и отчетливый резонанс: источники в Минюсте неофициально сообщили прессе, что данное заявление не было утверждено и не отражает точку зрения Министерства юстиции. И что сейчас выясняется, кто в Прокуратуре является ответственным за составление и утверждение данного документа.



Прежде всего, мы хотели бы защитить саму защиту прав человека, - от тех «правозащитников», о которых идет речь в данном материале. Права человека представляют собой величайшую ценность. Связанная с реализацией этих прав общественная деятельность является чрезвычайно важной функцией здорового общества. 

Профанация правозащитной деятельности, попытки использовать ее для действий прямо противоположных смыслу понятия «защита прав человека» вызывает у нас глубокое отвращение.

Меж тем, организация «Бэцелем», не постеснявшаяся сделать своим названием известные слова из Торы : «Бэ целем Элоким..» («По образу и подобию Б-жьему ]создан человек]») всей своей многолетней деятельностью наводит израильтян на мысль, что активисты этой организации убеждены в том, что «по образу и подобию Б-жьему» созданы исключительно палестинские арабы… (О чем, собственно, и говорится в заявлении Прокуратуры).

При этом, ничем кроме как профанацией, назвать действия «палестинозащитников» нельзя. Ибо подлинным защитникам прав человека даже в страшном сне не приснится, что можно защищая права одного человека ущемлять базовые права другого человека, и уж тем более, его право на жизнь. 

Вся деятельность защитников прав палестинцев из данных организаций, однако, построена именно на таком извращенном понимании «правозащиты». Она зиждется на принципиальном нежелании учитывать конкретные обстоятельства, предысторию и контекст конфликта между палестинцами и Израилем, на принципиальном отказе видеть недвусмысленно выраженное нежелание «защищаемых» признавать базовые права на существование, - в том числе и тех в Израиле кто их защищает.

В результате, подстегиваемая данными «правозащитниками» судебная система Израиля не раз и не два удовлетворяла иски палестинцев о защите их прав передвижения, - за счет отчетливого игнорирования возникавшей в результате реализации этого права, реальной угрозы жизням израильтян. 

То есть в этих случаях права на свободу передвижения возводилось на более высокий уровень, чем право на жизнь (!!!). Таким же атакам со стороны израильских «правозащитников» подвергается и неотъемлемое право на самозащиту, - в случае угрожающей жизни человека опасности. 

Четко сформулированный в Законах Торы принцип: «Поднявшегося чтобы убить тебя- убей» в Израиле, в том числе и благодаря усилиям «Бецелем» - вне закона. То что во всех цивилизованных странах квалифицируется как необходимая самооборона, - в Израиле отнюдь не очевидно , и способно отправить того кто эффективно защищался в ситуации смертельной опасности, - в тюрьму на долгие годы.

Как правило подобная извращенная практика израильских правозащитных организаций остается вне поля официальных определений израильских государственных правоохранительных органов ( о причине этого явления мы еще остановимся ниже) .

Поэтому данное заявление (впрочем уже подвергшееся жесткой внутренней критике со стороны израильского Минюста) можно считать достаточно уникальным явлением в юридической практике Израиля.

 Практически полное (за редчайшими исключениями, подобными нынешнему) молчание судей, работников прокуратуры и известных юристов, не говоря уже о министрах, в данной связи, - объясняется тем простым фактом, что, несмотря на различия в степени активности и в методах реализация своих убеждений, - и сидящие за судейскими столами , и сотрудничающие в прокуратуре и устраивающие шумные пикеты возле зданий судов и поблизости от израильских защитных сооружений активисты "Бецелем" представляют одну и ту же единую жизненную и политическую философию.

 Знакомое всем израильтянам понятие «Северный Тель-Авив» - (наиболее престижный район Тель-Авива), обозначает этот подход к жизни. А точнее, ту часть общества, которая этот подход разделяет и реализует. Речь идет о светском, постмодернистском, релятивистском, подчеркнуто деидеологизированном (отсутствие идеи и идеалов- как идеология), обществе, нацеленном прежде всего на благополучное потребление. 

Спокойствие,  на своем личном узком отрезке времени и пространства, возможность, - купленная любой ценой, - спокойно сидеть в кафе, где-нибудь в центре Тель-Авива, - согласно этой философии является главной достойной достижения целью в жизни.

В том, что спокойствие в центре Тель-Авива можно достичь тем путем, каким склонны его достигать сторонники данного подхода –а именно, путем отрезания от страны все новых и новых кусков, и все новых и новых уступок врагу- авторы данного подхода разумеется жестоко ошибаются, но это уже тема отдельного разговора.

Между тем главный недостаток подобного подхода, лишенного идеи, идеологии и всего того, что принято называть «внутренним стержнем» или «каркасом» является его бессистемность и, - вытекающая из отсутствия широкого взгляда на конкретную проблему, - узость подхода.

И страдает этими недостатками, - что бы ни говорила прокуратура в адрес «Бэцелем» - вся государственная и судебно-правовая система Израиля. И «правозащитники» и прокуроры являются выходцами из одного и того же «Северного Тель-Авива», - в морально-философском значении этого понятия, разумеется а не географическом.

Базовым ключевым признаком синдрома «СТА» в его правовом проявлении является нежелание и неспособность носителей этого синдрома признавать за ВСЕМ палестинским обществом КОЛЛЕКТИВНУЮ ответственность за проводимую этим обществом политику по отношению Израиля.

Игнорировать ГЛАВНОЕ направление общественной деятельности сотен тысяч жителей ПА (а именно- ВОЙНА с Израилем, стремление –подтверждаемое и словом и действиями, - к уничтожению Израиля) - все это в глазах пораженных синдромом СТА- ни в коей мере не является основанием для каких либо правовых выводов.

Сотни и тысячи палестинцев, слушающих в мечети проповедника, призывающего уничтожить Израиль и убивать евреев, и ,- не покидающие эту мечеть немедленно, становятся соучастниками этого проповедника, теми кто разделяет с ним ответственность за его слова.

Общество которое безоговорочно возводит убийц израильтян в ранг своих национальных героев, а не осуждает их, - явным образом разделяет КОЛЛЕКТИВНУЮ ответственность за действия этих убийц.

И если в отношении самих террористов не правомочно ничто кроме ликвидации, то все палестинское общество, несущее ответственность за героизацию действий убийц и поддержку войны с Израилем, - как минимум заслуживает (вполне гуманных) мер по своему перемещению на то расстояние которое позволило бы палестинцам беспрепятственно пользоваться своим правом на выражение своей ненависти к Израилю- без реальной возможности привести в действие свои угрозы и пожелания. Ибо реализация этих угроз и намерений, в отличие от безусловного права любого человека выражать свое отношение к чему-либо- входит в противоречие с базовым правом израильтян на безопасную и спокойную, свободную от террора и ракет, жизнь.

Неспособность видеть этот аспект правовой ситуации неизбежно делает любые попытки «установить правовую гармонию» нелепыми и наносящими вред правам человека. И более того , угрожающими безопасности и жизни граждан и страны.

Вместе с тем, мы отчетливо понимаем, что интересы прокуратуры, выступившей с достаточно резким осуждением действий поддельных «правозащитников» (старательно соблюдающих пропорции в защите интересов евреев и арабов в пропорции примерно 1 к 100) заключаются отнюдь не в принципиальном противостоянии активистам «Бэцелема». 

Прокуратура расчищает «правовое поле» в интересах и для флагмана правящей элиты – партии «Кадима», разделяющей базовый подход «правозащитников», но, вместе с тем, абсолютно не заинтересованной в «правозащитной» самодеятельности  в том , чтобы «правозащитники» путались в решающие моменты у власти под ногами со своими судебными исками.

Нет сомнения, что завтра подобная же «зачистка правового поля» может коснуться и представителей противоположного «Бэцелему», общественно- политического лагеря, -то есть правых сил.


Спор между «правозащитниками» и Прокуратурой таким образом не является сколько-нибудь значимым для будущего еврейской страны. Ибо в позициях обеих сторон не содержатся «зерна правды», но лишь скорлупа того подхода, который все больше проявляет себя как нечто отличное от интересов и будущего Израиля (если не открыто им противостоящее) .

Данный конфликт, - лишь часть того «айсберга» глобальных изменений, произошедших в Израиле с развитием общества. Если раньше все израильтяне были объединены общенациональной задачей становления общего национального дома, а зло носило по большей части внешний характер, и представало в образе достаточно активно атакующего врага, то с течением времени внутри израильского общества все отчетливее стала проявляться разница базовых интересов, а точнее, стратегических подходов, разница в понимании того, куда и зачем и по каким «навигационным картам» движется государственный корабль.

Думается, что благородная задача защиты прав человека не сможет на слишком долгое время стать прикрытием для тех, кто думает вовсе не о защите прав человека, а либо об уничтожении людей, либо о краже их прав, либо о выгодной продаже по частям созданного евреями государства.