Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Предреволюционная ситуация?

(25.03-20) 23 марта, рассмотрев иск представителей левых партий, Высший суд справедливости Израиля (БАГАЦ) единогласным решением 5-ти судей, во главе с председателем суда г-жой Эстер Хают, вынес решение, обязывающее спикера Кнессета Юлия Эдельштейна (Ликуд), не позднее среды, 25 марта, санкционировать голосование о замене спикера.

Отмечается, что вердикт Верховного суда справедливости, занимающий 19 страниц, был опубликован... ровно через час после того, как судом был принят к рассмотрению ответ Юлия Эдельштейна на иск левых партий. Речь — о документе, содержащем 20 пунктов, включающих ссылки на законы, регулирующие функционирование Кнессета, которым прямо противоречат требования левых партий о назначении немедленного заседания, посвященного смене спикера до формирования коалиционного правительства.

В тексте решения Высшего суда справедливости — нет никаких признаков того, что судьи при составлении 19-страничного решения — вообще удосужились ознакомиться с доводами Ю. Эдельштейна. Превратив, таким образом, его участие в процедуре рассмотрения иска в пустую формальность. Решение суда не опровергает ни один из доводов, приведенных в заявлении Эдельштейна, включая ссылки на израильские законы.


Отметим, что на первый взгляд — взгляд рядового гражданина, не посвященного в тонкости действующего законодательства и правил регламента Кнессета, требования блока “Кахоль Лаван” и партии НДИ, опирающиеся на поддержку 61 депутата Кнессета, о немедленной замене, “в соответствии с волей парламентского большинства”, спикера Кнессета — может показаться логичным. Если, повторим — не быть в курсе соответствующих законов.  

Ситуация коренным образом меняется, если знать, о чем в данном случае говорится в законах.

Действительно, вплоть до 2016 года, закон предусматривал, что голосование по кандидатуре нового спикера Кнессета проводится немедленно после выборов (при том, что на деле подобная практика не была принята — см. ниже).

Однако в 2016 году данное положение, большинством в 99 (!) голосов (включая нынешних критиков действий Ю. Эдельштейна), было изменено.

В соответствии с поправками к закону от 2016 г. (закрепившими существующую практику), избрание нового спикера осуществляется параллельно с принесением присяги новым правительством. Когда уже ясен расклад политических сил в коалиции. И это в высшей степени — логично. С учетом, что дальнейшая смена спикера возможна только при поддержке 90 депутатов Кнессета.

Нормальное функционирование коалиционного правительства естественным образом подразумевает, что спикер также принадлежит к правящей коалиции. И, следовательно, его избрание должно происходить после подведения окончательных итогов коалиционных переговоров. До тех пор, пока коалиция не сформирована, с момента выборов спикер имеет право не созывать пленарное заседание Кнессета на предмет своей замены. 

Возникает естественный вопрос — зачем вообще нынешнему большинству Кнессета 23-го созыва потребовалось беспрецедентное обращение в БАГАЦ — с тем, чтобы вынудить (!) спикера Кнессета назначить заседание о своей замене?

Почему бы в этом случае не пойти обычным путем, который определен законом? То есть — сформировать коалиционное правительства, и по его итогам — заменить спикера. Что было бы совершенно нормально и законно. 

И здесь начинается самое интересное. 

Дело в том, что так называемое “парламентское большинство”, сформировавшееся по итогам выборов 2 марта, что называется, боится себя.  Причем, до такой степени, что на данный момент — не способно сформировать коалиционное правительство.

Ведь это большинство и стало большинством, потому что опирается на 15 депутатских мест Объединенного арабского списка,  представители которого открыто отрицают право еврейского государства на существование, поддерживают антиизраильский террор и прославляют арабских убийц-шахидов.

Деятельность “Объединённого арабского списка” — прямо противоречит требованиям к политическим партиям, предъявляемым законом о выборах в Кнессет.

При этом участие Объединенного арабского списка в выборах — санкционировано решением того же Верховного суда справедливости, неизменно отменяющего решения Центральной избирательной комиссии о том, чтобы (по вышеуказанным причинам) не допустить к выборам в Кнессет арабские партии, входящих в состав Объединенного Арабского списка.

Вполне вероятно, что в случае со Списком, речь идет об уголовных и государственных преступниках, место которым не в Кнессете, но — в тюрьме.

Благодаря стараниям того же Верховного суда, в Кнессете сложилась ситуация, когда стало возможным формирование “парламентского большинства”, опирающегося на антиизраильских экстремистов. Теперь Верховный суд справедливости апеллирует к этому “парламентскому большинству”, права которого он, якобы, берется защищать. Откровенно игнорируя существующее законодательство. 

 Что же касается коалиции, которая смогла бы сместить спикера “законным путем” — ее созданию на деле препятствуют практически непреодолимые обстоятельства: несколько депутатов от  левых партий, окончательно не потерявших еще совесть и разум, видимо, осознав, что означает для страны формирование подобной коалиции, уже заявили, что не готовы поддержать создание такого кабинета.

Не исключено также, что нарастающий общественный протест, связанный с такой “коалиционной перспективой” и с прямым нарушением обещаний, данных избирателям (обещано при формировании коалиции — не опираться на поддержку пособников террористов) — поможет лидерам левого блока осознать, что реализация предлагаемого левыми сценария — верное политическое самоубийство.

Однако, по расчетам левых лидеров, если как следует надавить на спикера Кнессета и заставить его отдать бразды правления в Кнессете лево-арабскому “большинству”, без формирования коалиции — можно будет принять законы, направленные против их политических противников и, прежде всего — против Нетаниягу. Что, собственно, не скрывая своих намерений, и собираются сделать представители левых и арабских партий в Кнессете, сразу после смещения Ю. Эдельштейна.


Уже в момент сдачи данного материала стало известно, что спикер Кнессета Эдельштейн, в знак протеста против решения БАГАЦа — подал в отставку.  До этого он довел до сведения общественности свое отношение к происходящему.

«При всем уважении к [Высшему суду справедливости], если... суд ставит передо мной и перед Кнессетом ультиматум, требуя провести заседание не позднее 25.03.2020 — это означает, что повестка дня Кнессета будет определяться не спикером Кнессета, которому отводится эта роль, но — Верховным судом, — подчеркнул Ю. Эдельштейн накануне отставки. — Считаю, что вмешательство суда в функции спикера Кнессета по определению повестки дня пленарного заседания и голосованию по вопросу выбора спикера — прецедентное вмешательством в политическую повестку дня. Верховный суд постановил, что спикер Кнессета должен поставить на голосование на этой неделе вопрос об избрании нового спикера. Это решение БАГАЦа основано не на букве закона, но — на радикальном одностороннем толковании… [Кроме того] решение Верховного суда противоречит уставу Кнессета. Оно наносит ущерб работе Кнессета и представляет собой грубое и высокомерное вмешательство судебной власти в дела выборного законодательного органа. С нарушением суверенитет народа и суверенитета Кнессета. Такое решение основы израильской демократии”.

К этому можно добавить предупреждение многих политических аналитиков о том, что это решение БАГАЦа открывает путь постоянным искам, “корректирующим” деятельность Кнессета — всякий раз в случаях, когда какая-либо из сторон недовольна тем или иным  решением депутатов или спикера. Что, фактически, открывает ящик Пандоры, в нарушение принципа разделения власти — делая БАГАЦ прямым участником парламентского процесса.

Накануне подачи левыми партиями иска в Верховный суд справедливости, лидеры правого блока предупредили, что эти действия практически положат конец усилиям по созданию правительства национального единства.

Таким образом, единственным выходом из сложившегося политического тупика становятся 4-е выборы (см. на сайте материал “Первые выборы без обмана” — 22.03.20).  При этом с большой долей уверенности можно сказать, что степень разочарования значительной части израильского общества действиями партий левого блока в чрезвычайной ситуации, в которой оказалась страна — не сулит левым силам ничего хорошего на будущих выборах.

В нынешней ситуации, даже если лево-арабское “большинство” в Кнессете получит необходимые ему рычаги для того, чтобы торпедировать деятельность правительства Нетаниягу вплоть до следующих выборов — для них это будет означать полнейшую электоральную катастрофу. Катастрофу, после которой они уже вряд ли сумеют оправиться.  

Важнейшей задачей право-религиозного лагеря становится избавление страны от постоянно действующих факторов политической дестабилизации. Речь — об изменении ситуации, при которой можно игнорировать израильские законы о выборах в Кнессет и допуске к выборам откровенно антиизраильских и антиеврейских сил. А также — о коренном изменении положения, при котором внешние силы, включая Высший суд справедливости, могут вмешиваться в деятельность парламента.

Мы не стали бы исключать даже такую меру, как принесение присяги на верность еврейскому государству, что должно быть условием участия граждан, и избирателей и избираемых, во всеобщих выборах. С созданием правового механизма контроля за соблюдением этого условия политическими силами, участвующими в выборах. И — отстранения их от участия в парламентской деятельности в случае нарушения данной ими присяги

В любом случае, похоже на то, что события в Израиле начинают принимать все более революционный поворот. Революционный — в смысле коренного пересмотра евреями Израиля своей роли в жизни еврейский страны и осознания ими необходимости активно защищать и укреплять ее еврейский характер. Равно как и осознания того, что альтернатива — лево-арабское парламентское “большинство”, что уже дает, к слову сказать, свои первые плоды...