Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Израильская полиция обвиняется в неправильном обращении с погромщиками

(2.09-03) 1 сентября в 14:00  комиссия под председательством судьи Теодора Ора, расследовавшая действия стражей порядка во время волнений в октябре 2000 года, когда в результате столкновений с полицией погибли 13 израильских арабов, обнародовала свои выводы.

Члены комиссии подвергли критике бывшего премьер-министра Эхуда Барака за пассивный стиль руководства, недопустимый во время столь острого политического кризиса. При этом никаких санкций персонального характера по отношению к экс-премьеру применять не рекомендовано. Однако профессору истории доктору наук Шломо Бен Ами, бывшему министру внутренней безопасности, отныне запрещено занимать эту должность. Аналогичное решение вынесено и в отношении бывшего генерального комиссара полиции генерала Йехуды Вилька и бывшего начальника управления полиции северного округа генерала Алика Рона.

Комиссия рекомендует отстранить от занимаемой должности и вывести из рядов полиции начальников отделов полиции бригадного генерала Моше Вальдмана и майора Гая Райфа. Кроме того, комиссия Ора, обвиняет израильскую полицию в "неумении представлять полные отчеты в оперативном порядке", а также требует запретить применение полицией резиновых пуль.

По следам отчета Т. Ора планируется также возбудить несколько уголовных дел против офицеров полиции. Главным фигурантом расследования, против которого комиссия Ора рекомендовала возбудить уголовное дело, является военнослужащий пограничной полиции Моршад Рашед.

В октябре 2000-го года, подразделение М. Рашеда было вызвано для подавления беспорядков у арабской деревни Джат.

По словам приглашенных комиссией для дачи показаний очевидцев, (в основном, участников беспорядков) М. Рашед вел прицельный огонь резиновыми пулями «по головам» с дистанции, не превышающей 15 м, что запрещено армейскими инструкциями.

В результате одного из выстрелов, смертельное ранение получил один из участников беспорядков.

Судя по всему, будут открыты уголовные дела и против высокопоставленных офицеров полиции майора Гая Райфа, подозреваемого в «немотивированном» убийстве двух участников беспорядков, военнослужащего спецподразделения полиции Н. (настоящее имя военнослужащего не сообщается), генерала Шмуэля Мармелштайна, давшего разрешение на применение снайперских винтовок при наведении порядка в районе Вади Ара, генерала Моше Вальдмана и некоторых других.

Вместе с тем, комиссия Ора, считая установленным факт подстрекательской деятельности арабских депутатов Кнессета Азми Башары и Абеда Эль-Малека Дахамше, а также лидера экстремистской организации «Исламское движение» шейха Раэда Салаха, призывавших израильских арабов к активному участию в беспорядках, не рекомендовала предпринимать против них каких-либо санкций «ввиду того, что ни в период расследуемых событий, ни в настоящее время данные лица не влияли на принятие оперативных решений».

Министр юстиции Израиля Йосеф (Томи) Лапид заявил, что полностью принимает выводы комиссии Теодора Ора.


Жутковатая атмосфера Израиля октября 2000 года уже «благополучно» вытеснена в памяти многих израильтян непрекращающимся третий год палестинским террором, трагическими событиями 11 сентября 2001 года и т.п. Так же, как трагические даты Первой мировой войны были вытеснены историей Второй мировой войны и страшной летописью Катастрофы. Таково свойство человеческой памяти.

Между тем (хотя бы, по случаю опубликования столь долго ожидаемых израильским обществом выводов комиссии Ора), стоит воскресить в памяти атмосферу тех дней, когда имели место расследуемые комиссией события.

В те дни, граждане, которым «посчастливилось» жить по соседству с израильскими арабскими анклавами, запасались… железными прутьями, палками, другими подручными средствами, чтобы в случае реально грозивших евреям в те дни в Израиле ПОГРОМОВ, - самостоятельно дать отпор взвинченным, часто, - обкуренным, «гостям». В те дни банды арабских подростков-граждан Израиля, не встречая серьезного противодействия израильской полиции, блокировали улицы таких городов как Нацрат Илит, Лод, Рамле, некоторые районы Иерусалима, переворачивали автомобили, жгли покрышки, грабили магазины. Во многих городах люди стали бояться выходить из дома. Страна начала медленно скатываться к настоящему хаосу, беспределу. Все это продолжалось достаточно долго, до тех пор, пока доведенные до отчаяния пассивностью полиции горожане (например, в Иерусалиме) не стали объединяться для самообороны и не начали давать отпор бесчинствующим хулиганам. С этого момента израильская полиция, увидев что дело попахивает уличными сражениями, начала вмешиваться в происходящее. Однако механизм уличных беспорядков к тому времени уже был запущен, участники беспорядков уже почувствовали вкус безнаказанности, и для того, чтобы остановить беспорядки потребовались самые экстраординарные меры, которые были бы излишни, начни полиция действовать в самом начале беспорядков.

В событиях октября 2000 - и это еще один важный политический урок, который извлекло для себя израильское общество, - израильские арабы, фактически впервые в истории Израиля, в открытую встали на сторону «борцов интифады». Миф о некой лояльности, проявляемой израильскими арабами к собственному государству, был развеян.

У тех, кто лично пережил в Израиле жутковатые вечера сентября-октября 2000 года, к полиции Израиля тогда была лишь одна претензия: по поводу ее полной бездеятельности.

Действия же полиции, когда она, наконец-то, принялась за исполнение своих непосредственных обязанностей, и вышла навстречу беснующимся в израильских городах арабским толпам, были восприняты израильтянами, как весьма необходимые, хотя и очень запоздалые.

Каждый, кто был свидетелем октябрьских беспорядков прекрасно понимал, что иными, более мягкими и  гуманными действия полиции быть не могли, - беснующуюся толпу, идущую на полицейских с арматурой могли остановить только самые серьезные ответные действия полиции. Более того нет ни одной полиции в мире, которая в данных обстоятельствах рискнула бы жизнями своих сотрудников и действовала бы иначе.

Многочисленные пострадавшие во время любых крупномасштабных беспорядков, - будь то восстание в Лос-Анджелесе или вооруженные толпы, противостоящие английской полиции в Северной Ирландии, - не оставляют сомнения в приемлемости самых жестких методов охраны правопорядка в ситуациях массового гражданского неповиновения.


Создание комиссии, расследующей действия полиции в ситуации, когда полиция по сути была вынуждена действовать абсолютно спонтанно, в условиях фронтального столкновения с многочисленными нарушителями порядка, вооруженными огнестрельным(!!!) и холодным оружием, то есть в ситуации экстраординарной, не поддающейся контролю и прогнозу, - представлялось уже тогда, в октябре 2000 года, да и сегодня представляется совершенно неуместным. Более того, - и об этом говорили многие офицеры полиции, участвовавшие в подавлении октябрьских беспорядков, - выглядевшее, как явный плод политической конъюнктуры, решение премьера Барака о создании такой комиссии, явилось настоящим ударом в спину правоохранительным органам страны. Такое решение Барака заставило многих офицеров полиции серьезно задуматься о служебной целесообразности ответственных и эффективных решений и действий в аналогичной ситуации в будущем.

Реальная перспектива предстать перед судом или очередной госкомиссией из-за честного выполнения своих служебных обязанностей по защите граждан от погромщиков и хулиганов, может сделать израильскую полицию неспособной к какому-либо адекватному реагированию на события, подобные октябрьским 2000 года, а это означает не только то, что граждане страны могут оказаться наедине с погромщиками в будущем, но и чревато гораздо более масштабными последствиями, например, в случае внезапного начала военных действий против Израиля. Как известно, в этом случае развертывание и выдвижение резервистских частей целиком зависит от свободного доступа к дорожным и прочим внутриизраильским коммуникациям. Хаос, который способны сотворить никем не останавливаемые и чувствующие безнаказанность арабские толпы, вполне реально способен угрожать важнейшим внутриизраильским коммуникациям, а потому деятельность комиссии Ора, и влияние ее выводов на работу полиции может иметь серьезнейшие стратегические последствия. Последствия, как видим, резко негативные.