Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Недельная глава Четырнадцатый цикл обсуждения

ГЛАВА «Ки Таво»

Место в Торе: Дварим, гл. 26, ст. 1 — гл. 29, ст. 8.

Почему она так называется?

В первой фразе главы сказано: «И будет, когда придешь в страну, которую Всевышний дает тебе...». Когда придешь на иврите — ки таво.

Обсуждение главы Ки Таво

1. Обман рождает изгнание

В нашей недельной главе есть интересная фраза, которая, кстати сказать, есть и в Пасхальной Агаде. Написано здесь: «Арами (вознамерился) погубить отца моего (Яакова); а (затем) он (Яаков) спустился в Египет» (Дварим, гл. 26, ст. 5).

«Арами» — это арамеец Лаван, на которого работал наш праотец Яаков.

Лаван был необычайно хитер и не раз обманывал Яакова. Вначале он подменил невесту — вместо Рахели выдал за Яакова вторую свою дочь, Лею. Потом, когда Яаков работал на Лавана, тот, в поисках выгоды, не раз менял условия оплаты. 

Но как все эти уловки Лавана могли повлиять на то, что Яакову пришлось спуститься в Египет, в галут, в изгнание?

В Талмуде (трактат Шаббат, лист 10) говорится, что отцу лучше не выделять кого-то одного из сыновей своим отношением, вниманием или подарками. Ведь это может породить в остальных детях ненависть.

Впрочем, к первенцу это не относится. Первенца можно и нужно выделять. Это повеление дано в Торе. Когда-то в давние времена, именно первенцы осуществляли служение Всевышнему, и это ни у кого не вызывало ненависти или зависти. Сейчас первенцев выделяют двойной долей наследства. И тоже — без всякого опасения вызвать ненависть у остальных детей, получающих меньше.

Яаков любил своего сына Йосефа больше других детей. И именно это, как отмечается в Талмуде (трактат Шаббат, лист 10), стало причиной ненависти братьев к Йосефу. А все потому, что он не был первенцем своего отца. Ведь тогда все как должное приняли бы особое отношение к нему Яакова.

Если бы Лаван не заменил Рахель Леей — Йосеф вполне мог бы стать первенцем, и особая любовь Яакова к нему ни у кого бы не вызвала вопросов. Выходит, Лаван своим обманом разжег ненависть в сердцах братьев Йосефа. И эта ненависть отправила Йосефа в Египет, в рабство. Так начался галут, в котором оказались все — и Яаков, и Йосеф, и его братья, и мы с вами, их потомки.

Хитрость Лавана породила галут, поэтому и сказано: «Арами (вознамерился) погубить отца моего (Яакова); а (затем) он (Яаков) спустился в Египет".

Лаван хитростью удерживал Яакова, заставляя работать, сначала — за жен, потом — за скот. В общей сложности Яаков пробыл у Лавана 22 года. И все это время он не мог исполнять заповедь почитания отца.

Чтобы Яаков почувствовал, каково отцу вдали от любимого сына, у него был отобран Йосеф. Тоже на 22 года. Для этого Йосеф был продан в рабство в Египет.

Затем нужно было искупить продажу Йосефа, И вот в Египте постепенно оказываются все. «Арами (вознамерился) погубить отца моего (Яакова); а (затем) он (Яаков) спустился в Египет».

И теперь, наша с вами задача — из Египта выбраться.

на основе комментариев рава Моше-Яакова Равикова

(известен и как Сандляр, т.к. имел сапожную мастерскую;

уроки, которые он давал по субботам, опубликованы в книге «Ликутей раби Моше-Яаков»; конец 19-го — первая половина 20-го вв.; Белорусь — Эрец Исраэль)

и рава Хаима бен Авраама hа-Коэна из Арам Цовы

(ученик рава Хаима Виталя; Арам Цова – Дамаск – Венеция, первая половина 17-го века)  

 

 

2. Ловушка Лавана

 

Написано в нашей недельной главе: «Арами (вознамерился) погубить отца моего (Яакова); а (затем) он (Яаков) спустился в Египет» (Дварим, гл. 26, ст. 5).

Эта фраза, как уже говорилось, встречается также и в Пасхальной Агаде.

Речь здесь идет о Лаване, отце жен Яакова. Напомним последовательность связанных с Лаваном событий.

Яаков живет у Лавана и работает на него. Работает честно, не жалея сил. Тем не менее, Лаван работников — не доволен. В его отношении к будущему зятю сквозит неприкрытая враждебность. Как сказано: «И увидел Яаков лицо Лавана, и вот он с ним не так, как вчера и третьего дня» (Берешит, гл. 31, ст. 2).

Тогда Всевышний велит Яакову: «Возвратись на землю твоих отцов и на родину твою, и Я буду с тобой» (там же, ст. 3).

Воспользовавшись отсутствием Лавана, Яаков собирает жен, детей, имущество и бежит в отчий дом. Но Лаван настигает Яакова в пути, собираясь его убить. Об этом и говорится в нашем фрагменте — «Арами (вознамерился) погубить отца моего (Яакова)».

Впрочем, Всевышний не позволяет осуществиться планам Лавана. 

«Берегись, чтобы не говорил ты с Яаковом от доброго до худого, — предупреждает Он» (Берешит, гл. 31, ст. 24).

Обратите внимание, что в повелении Всевышнего не сказано: не делай Яакову от доброго до худого. Сказано — «Не говори с ним!». - велит Творец.

Выходит, слово Лавана опаснее его действий.

В Торе написано, что Яаков и Лаван заключают пакт о ненападении и договор о мирном размежевании. Свидетельством этому должен служить холм из камней, который они же и сложили. И мы об этом читаем: «И сказал Лаван: Этот холм — свидетельство между мной и тобой сегодня. И назвал его Лаван «Йегар-Саhадута», а Яаков назвал его «Гальэд» (Берешит, гл. 31, ст.47-48).

Так в Торе подчеркивается, что Лаван — арамеец. В нашей недельной главе даже имя Лавана не упоминается. Речь идет лишь о его происхождении — арами, арамеец. 

С чего бы это?

Словосочетание Йегар-Саhадута означает то же самое, что и Гальэд. Только Йегар-Саhадута — это по-арамейски, а Гальэд — на иврите.

Тора написана на Небесном, святом языке — иврите. Но злодею Лавану удалось протащить в Тору арамит (арамейский язык), и тем самым — понизить ее уровень. Теперь, деструктивные силы (на языке внутренней Торы — ситра ахра) получили зацепку, приобрели в святости — свой плацдарм.

Тору неоднократно переводили на другие языки. Наиболее известный перевод — Септуагинта (перевод на греческий, выполненный семьюдесятью мудрецами). Когда он был завершен, в мире на три дня воцарилась тьма.

Что плохого, казалось бы, в переводах Торы на другие языки? Ведь так с ней сможет ознакомиться больше людей.

Дело в том, что идеального перевода — не существует. Любой перевод вносит в текст Торы искажения. Ведь в Торе смысловую нагрузку несет не только каждое слово, но — каждая буква и даже каждый значок. Передать это в переводе — невозможно.

Любой фрагмент Торы имеет несколько смысловых пластов. Большинство из них при переводе будут утрачены. Выходит, перевод значимо обедняет Тору, делает ее примитивнее, зауряднее. Если бы не существовало переводов Торы, то знания о ней народы мира получали бы только непосредственно от евреев, наделенных мудростью и знаниями. А это исключило бы искажения, или, по крайней мере — свело бы их к минимуму. Тогда народы мира побуждали бы евреев к учебе, к изучению Торы, всячески поощряли бы их. Тогда мир наполнило бы знание о Творце — в мире укоренились бы гармония и процветание.

Само существование переводов Торы на другие языки вселило мысль, что любой человек может толковать Тору по своему разумению. И вот, из Септуагинты рождается христианство. Мир наполняет мракобесие инквизиции, ненависть, непримиримая вражда, злоба, войны… И, как следствие — нищета, болезни, разруха. Потоки крови текут по мирным доселе местам. И в них — немало пролитой еврейской крови. 

Слова арамейца Лавана привнесли в мир идею перевода Торы на другие языки. И это — хитрец Лаван под разными обличьями взирает с христианских икон на свою одураченную паству. Он может выглядеть серьезным и озабоченным. Но внутренне он смеется и торжествует — его ловушка сработала! 

Переводы Торы, в свою очередь — сделали возможным галут (изгнание). Поэтому и сказано: «Арами (вознамерился) погубить отца моего; а (затем) он (Яаков) спустился в Египет».

Сила Яакова — в его голосе. Написано: «Голос — голос Яакова» (Берешит, гл. 27, ст. 22). И это — голос, повторяющий Тору.

Лаван все же сумел ослабить Яакова, нанеся свой удар по источнику силы — по голосу, по голосу повторяющему Тору. Конечно, не прямо, не открыто (открыто Всевышний запретил), но — с помощью хитроумной ловушки.

Как видим, народы мира пострадали от этого не меньше. Ложные ценности, фальшь, двойные стандарты, заблуждения, все это — гноящиеся язвы современного мироустройства. Однако все больше людей, разочаровавшись в ошибочных догмах, пресытившись искажениями — устремляют свои взоры в сторону первоисточников, очищенных от накипи христианских измышлений.

Этот искренний порыв, безусловно, приближает осуществление описанного в Танахе пророчества: «Ибо тогда изменю Я язык народов (и сделаю его) чистым, чтобы все призывали Имя Всевышнего, чтобы служили Ему единодушно» (книга пророка Цфании, гл. 3, ст. 9).

на основе комментария рава Моше-Яакова Равикова

(известен и как Сандляр, т.к. имел сапожную мастерскую;

уроки, которые он давал по субботам, опубликованы в книге «Ликутей раби Моше-Яаков»; конец 19-го — первая половина 20-го вв.; Беларусь — Эрец Исраэль)

 

Автор текста Мордехай Вейц