Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Недельная глава Четырнадцатый цикл обсуждения

ГЛАВА «БАЛАК»

 

Место в Торе: Бамидбар, гл. 22, ст. 2 — гл. 25, ст. 9.

 

Почему она так называется?

Название дано по имени, которое употреблено в первой фразе главы: «И увидел Балак, сын Ципора, все, что совершил Израиль с эмореями».

 

Обсуждение главы «Балак»

 

1. Три главы подряд с буквой «куф» в названии

 

В книге Бамидбар, которую мы сейчас читаем, в названиях трех недельных глав подряд присутствует буква «куф», которой, как говорят Учителя в Талмуде (трактат Шаббат, лист 104), определяя сущностное значение каждой буквы ивритского алфавита — соответствует понятие «кадош» (выделенный, святой).

Две из этих трех глав (Корах и Хукат) мы уже прочли, а в ближайшую субботу будем читать третью — недельную главу Балак.

В названии недельной главы Корах буква «куф» — на первом месте, в Хукат — в середине названия и в недельной главе Балак — в конце. И это, вы, наверное, уже догадались — не случайно.

Вначале Кораху соответствовало качество кадош. Он обладал начальным уровнем пророчества, которое в нашей традиции именуется — «руах hа-кодеш». И только на завершающем этапе Корах, потеряв рассудок от зависти, пал так низко, что оказался под землей. Однако, находясь в самом начале его имени, буква «куф» напоминает о прошлом Кораха, до его падения — весьма достойном, надо сказать, прошлом.

В начале недельной главы Хукат говорится о туме (духовной нечистоте), которую могут принять люди и, соответственно стать — «не чистыми». Говорится и о том, как очиститься от тумы и стать таhор (то есть — духовно очищенными). Ведь только в этом состоянии (таhор) можно есть пищу, имеющую статус кодеш (имеются в виду части приношений, которые разрешено есть).

Далее в главе раскрываются другие темы. Таким образом, выходит, что слово «кадош» находится в середине недельной главы Хукат. Соответственно, и буква «куф» размещена в середине названия.

Балак, как известно, был злодеем и ненавистником Израиля. Но Всевышний «подшутил» над ним — именно от него произошла праведница Рут. Одним из потомков Рут был царь Давид, а в будущем именно из ее рода произойдет Машиах. Символизируя эти события, буква «куф» находится в самом конце имени Балака.

Возникает вопрос, если Балак действительно был таким злодеем и антисемитом (а он был именно таким) — почему недельная глава в Торе названа его именем? Ведь ее можно было назвать по первому слову текста этой недельной главы — «вайяр» (и увидел). Но она все-таки называется Балак.

Раби Шимон бар Йохай (великий Учитель Мишны, составитель книги Зоѓар; 2-й век) говорит, что существует некая традиция ненависти — Эсав ненавидит Яакова.

Эта традиция сохранилась до сего дня. И в наше время всевозможные эсавы ненавидят народ Израиля — если и не открыто, то — втайне, в глубине души, скрывая свою ненависть за маской так называемой «толерантности».

Балак был честным антисемитом. Он не пытался прикрыть свою ненависть «борьбой за справедливость, за права человека и т.д.». Балак открыто пригласил лучшего специалиста по проклятиям, чтобы тот — извел всех евреев или, если не удастся всех, то хотя бы — какую-то их часть.

Именем такого искреннего и прямого антисемита, твердо придерживающегося традиции, вполне можно назвать недельную главу.

 

на основе комментария раби Исраэля Альтера

(Ребе гурских хасидов, автор серии книг под общим названием «Бейт Исраэль»;

Польша – Израиль, середина 20-го века)

 

 

2. Чтобы съесть траву, достаточно съесть быка

 

Написано в нашей недельной главе: «И увидел Балак, сын Ципора, все, что сделали израильтяне эморейцам. И испугались моавитяне этого народа, поскольку он велик и многочисленен, и опостылела моавитянам жизнь из-за сынов Израиля. И сказали моавитяне старейшинам Мидьяна: Сейчас объест это общество все вокруг нас, как объедает бык полевую зелень. А Балак, сын Ципора, был царем Моава в ту пору» (Бамидбар, гл. 22, ст. 2-4).

Интересно, что сначала говорится — «И увидел Балак», а затем — «И испугались моавитяне…».

То есть, Балак увидел, что сделали израильтяне эморейцам, а испугались почему-то моавитяне, а не он.

К тому же следует заметить, что у моавитян вообще не было причин бояться сынов Израиля. Ведь сам Всевышний встал на их защиту. Как сказано: «Не враждуйте с моавитянами и не начинайте с ними войну, ибо Я не дам вам от их земли» (Дварим, гл. 2, ст. 9).

В Талмуде (трактат Гитин, лист 38) содержится интересное высказывание о том, что земли Моава будет разрешено захватить сынам Израиля, благодаря Сихону (эморейскому царю).

Но мог ли Сихон способствовать отмене запрета Всевышнего?

Оказывается, мог.

Эморейцы во главе с Сихоном одержали победу над моавитянами и захватили город Хешбон с окрестностями. Затем евреи разгромили эморейцев и убили Сихона. Так сынам Израиля отошли все земли Сихона, включая и те, что он захватил у Моава.

Совсем недавно, в конце предыдущей недельной главы (Хукат), мы читали: «О том говорят сказители в притчах — Вступите в Хешбон! Он будет отстроен и упрочится как город Сихона» (Бамидбар, гл. 21, ст. 27).

Когда Сихон захватил Хешбон у Моава, сказители стали призывать израильтян — «Вступите в Хешбон!» (идите и захватите Хешбон!). Хоть он и был городом Моава, теперь он может стать вашим, потому что он — «отстроен и упрочился как город Сихона».

Теперь нам понятны опасения моавитян. Их земля будет захвачена другим народом, а затем она окажется в руках Израиля. И тогда — попробуй, отвоюй это назад!

Об этом они и «плачутся в жилетку» старейшинам Мидьяна: «Сейчас объест это общество все вокруг нас, подобно тому, как объедает бык полевую зелень».

Вы когда-нибудь ели полевую траву или сено?

Полагаю — не приходилось.

Зато мы едим мясо быков, коров и овец, пищей которых были трава и сено.

Это и подразумевали моавитяне, говоря, что другой народ «объест» их земли подобно быку съедающему полевую траву.

А евреи — «съедят быка», вместе с землей и городами Моава.

 

на основе комментария рава Иеhошуа-Лейба Дискина

(Гродно – Иерусалим, 1818-1898 гг.)

 

3. В те дни, в это время

 

В нашей недельной главе рассказывается о панике, которая охватила моавитян при приближении к их границам сынов Израиля. И мы читаем: «И увидел Балак, сын Ципора, все, что сделали израильтяне эморейцам. И испугались моавитяне этого народа, поскольку он велик и многочисленен, и опостылела моавитянам жизнь из-за сынов Израиля. И сказали моавитяне старейшинам Мидьяна: Сейчас объест это общество все вокруг нас, как объедает бык полевую зелень. А Балак, сын Ципора, был царем Моава в ту пору» (Бамидбар, гл. 22, ст. 2-4).

В те дни территории вокруг Моава были охвачены кровопролитными войнами. Одна из них тяжелым шагом прошла по моавитянской земле. В итоге, моавитяне вкусили горечь поражения и лишились части своей исконной территории.

Об этом говорится в конце недельной главы Хукат (Бамидбар, гл. 21, ст. 26-30).

Но Балак почему-то обратил внимание на другое, на то, «что сделали израильтяне эморейцам».

Так начинается большинство историй. А заканчиваются они…

В наше время все закончилось бы созданием комиссии по расследованию. А в те дни моавитяне обратились (пока еще — не в комитет по защите прав человека) к старейшинам Мидьяна.

Обратите внимание, что в тексте не сказано, что старейшины Моава обратились к старейшинам Мидьяна, и не моавитяне обратились к мидьянитянам. Значит, нужны были именно старейшины и именно из Мидьяна. Но зачем?

Только они могли знать Моше, который в свое время скрывался в Мидьяне от преследований египетского фараона и провел там молодые годы.

Моавитяне, как написано в Мидраше Танхума, поинтересовались, в чем состоит отличительная черта предводителя евреев, Моше. И старейшины Мидьяна им объяснили, что вся сила Моше — в его устах, в молитве.

Тогда моавитяне решили привлечь на свою сторону человека, слова которого оказывают воздействие на ход событий, и пригласили Билама.

Сам Балак, кстати сказать, тоже был — приглашеным. На это намекает фраза — «А Балак, сын Ципора, был царем Моава в ту пору».

Балак, как рассказывается в Мидраше Танхума — не принадлежал к царской династии Моава, он был принцем Мидьяна. Но когда Сихон потерпел поражение от сынов Израиля и был убит — князья Моава позвали Балака, чтобы он стал у них царем.

Так, что Балак был приглашенным царем, а Билам — приглашенным волхвом-«проклинателем».

Но почему моавитянам понадобилось «импортировать» себе царя из другого народа, да еще из того, с которым они издавна враждовали?

Балак привлек к себе внимание благодаря своему пещерному антисемитизму. Во всем Моаве не нашлось в этом равного ему. Ради такой «священной» цели — борьбы с мировым еврейством, была забыта древняя вражда между Моавом и Мидьяном.

Сказано в Талмуде (трактат Гитин, лист 56), что во главе над собой народы мира ставят того, кто больше других ненавидит и притесняет Израиль.

Это правило действует — во все времена. И актуально оно, к сожалению — не только для народов мира. В наши дни, в современном Израиле, с завидной регулярностью появляются партии, главная цель которых — борьба с еврейскими ценностями и традициями, с Торой и заповедями, борьба с Всевышним.

Такое было «в ту пору», такое происходит — и в наши дни.

 

на основе комментария рава Хаима из Бриска

(рав Хаим Соловейчик, один из крупнейших раввинов конца 19-го – начало 20-го вв.; Литва – Беларусь)

 

Автор текста Мордехай Вейц