Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Недельная глава Четырнадцатый цикл обсуждения

ГЛАВА «Бо»

 

Место в Торе: вторая книга Торы — Шемот, гл. 10, ст. 13 — ст. 16.

 

Почему глава так называется

В первой фразе главы говорится: “Творец сказал Моше: приди к фараону”. Приди на иврите — бо.

 

Обсуждение главы Бо

 

1. Не проглотить и не выплюнуть

 

Наша недельная глава начинается словами, которые содержат повелением Всевышнего — «И велел Всевышний Моше: иди к фараону, потому что Я ожесточил его сердце и сердца его слуг» (Шемот, гл. 10, ст. 1).

И это, на первый взгляд, довольно странное повеление.

Согласитесь, что идти просить фараона о чем-то, когда Всевышний ожесточил его сердце — выглядит это, по меньшей мере, неразумно. Напоминает ситуацию, когда некто говорит своему приятелю: «Пойди, возьми ссуду в банке, я уже туда позвонил и сказал, чтобы ссуду давали».

При таких обстоятельствах, даже если Моше очень постарается — вряд ли будет какой-либо толк.

Всевышний, как очевидно, хочет, чтобы Моше оповестил фараона о том, что приключилось с его, фараона, сердцем, говоря: «Я ожесточил твое сердце, и если ты до сих пор не отпустил сынов Израиля, то только из-за этого». 

Когда фараон узнает об этом, ему придется отменить рабство и отпустить евреев на свободу, в Эрец Исраэль.

Это — смелое предположение, но — не лишенное оснований.

Почему фараон до того времени не выполнил переданное через Моше требование Всевышнего освободить сынов Израиля?

Потому что он не видел в Моше посланника Творца и пророка, способного предвидеть будущее. Он считал Моше — ловким колдуном, умеющим показывать забавные фокусы.

«Я даю ему пустые обещания, которые не собираюсь исполнять, — размышлял фараон, — а Моше им верит. Я обманываю его снова и снова, а он каждый раз, уступая мне — прекращает очередную казнь и надеется, что после этого я со своей стороны, исполню то, что обещал. Наивный глупец! Я вожу его за нос, а он это даже не понимает. И этот человек возомнил себя пророком!?».

Так было до сих пор. Моше предсказывал Египту и фараону очередную напасть, бедствие, которое случалось точно в назначенный срок. Фараон просил прекратить, обещая евреям свободу и разные поблажки.

Казнь в Египте — прекращалась. Фараон ничего из обещанного не выполнял и был весьма доволен, считая, что ловко провел простоватого волшебника.

Моше был удовлетворен тем, что в точности исполнил повеление Всевышнего. Египтяне очумело следили за этой игрой, наблюдая гибель своей страны. Сыны Израиля с нетерпением ждали геулу (освобождение).

Теперь в противостоянии Моше и фараона должен произойти решающий перелом. Потребовав в очередной раз отпустить евреев, Моше предупредит фараона, что сердце его, измученное Нилом, еще и ожесточено Всевышним. Если правитель Египта и на этот раз решит проявить упорство и, вопреки своему обещанию, не отпустит сынов Израиля — он подтвердит тем самым, что его сердце ожесточено. И значит, предсказавший это Моше, не какой-то там волхв, а самый что ни на есть пророк Всевышнего.

С другой стороны, освободить евреев означает — признать свое поражение.

Фараон оказался в ситуации цугцванга. Как бы он ни поступил — в любом случае будет в проигрыше. Моше воткнул ему в горло кость, которую не проглотить и не выплюнуть.  

 

на основе комментария рава Моше-Иегошуа-Иегуда-Лейба Дискина (Маѓариль; духовный наставник ашкеназских евреев в Эрец Исраэль, вторая половина 19-го века)

 

 

2. Как узнать, кто хозяин

 

В Торе мы читаем о знамениях, которыми Всевышний продемонстрировал египтянам свою абсолютную власть над миром, «совершив чудеса в среде египтян» (Шемот, гл. 10, ст.2).

Очевидные чудеса, совершаемые Всевышним — укрепляют веру в то, что Он создал мир и продолжает им управлять.

Проиллюстрируем это притчей.

У входа в дом стоит человек со связкой ключей. У него самодовольный вид. Он то звенит ключами, то надевает связку себе на кисть, словно это браслет, подбрасывает ее в воздух и ловит другой рукой.

Глядя на него, мы думаем, что дом принадлежит ему.

Но вот у двери появляется другой человек. И тогда первый быстро прекращает игру. Слегка суетясь, он подбирает нужный ключ, отпирает дверь, распахивает ее перед только что подошедшим человеком и, услужливо кланяясь, пропускает его в дом.

Тот заходит уверенным шагом, по-хозяйски оглядывает помещение. И куда бы он ни направился, мужчина с ключами покорно следует за ним.

Мы, конечно же, понимаем, кто здесь настоящий хозяин, а кто — ключник, слуга.

Господство законов природы в мире кажется прочным и незыблемым. Но ситуация меняется, когда Всевышний решает открыть Себя. Это его явление творению сопровождается потрясением мировых устоев. Так, что ни у кого не остается и тени сомнения в том, кто в этом «доме» истинный Хозяин.

Важно отметить, что такое «хозяйствование» — всегда направлено на благо сынов Израиля и идет им на пользу.

Вот и в нашей недельной главе говорится, что Всевышний «ожесточил сердце фараона и сердца его слуг» (Шемот, гл. 10, ст. 1). И благодаря этому — еврейские сердца смягчились, сблизились друг с другом и приблизились к Творцу.

Когда Творец разносил в пух и прах могущественную египетскую империю, Он изменил и преобразовал многие законы природы, которыми доселе весьма успешно пользовались египтяне. Формулы, описывающие эти законы, потеряли всякий смысл. Тогда на первый план вышла одна единственная формула. Она и заменила собой неработающие.

Вот она: «Разя и исцеляй» (Танах, книга пророка Йешаягу, гл. 19, ст.22).

Разя египтян, как разъясняется в книге Зогар, одновременно с этим — исцеляя сынов Израиля.

Десять ударов по Египту, десять египетских казней — помогли открыть Десять речений, которыми был создан мир, и Десять заповедей были произнесены на Синае.     

И еще, написано в Танахе: «И все рога нечестивых срублю — поднимутся рога праведника» (Теилим — Псалмы царя Давида, гл. 75, ст. 11). 

То, что нечестивые получили по рогам — стало условием и предпосылкой для возвышения рога, символизирующего праведников и праведность. 

Слово «керен» мы перевели здесь, как «рог». Но у него есть еще и другое значение — «луч», луч света. 

Когда египтяне, как написано в Торе — «Не видели друг друга, и не поднимался никто со своего места три дня. Тогда у всех сынов Израиля был свет в их домах» (Шемот, гл. 10, ст. 23).

 

на основе комментария раби Ицхака-Меира Альтера из г. Нова-Гура

(основатель движения Гурских хасидов; известен и как Хидушей а-Рим — получил это имя по названию написанной им книги «Хидушей а-Рим»; Польша, конец 18-го – первая половина 19-го вв.)

 

 

3. О чуде предупреждают заранее

 

Написано в нашей недельной глава: «И велел Всевышний Моше: иди к фараону... И чтобы ты рассказал своему сыну... о знамениях, которые Я совершил в среде их» (Шемот, гл. 10, ст. 1-2).

Мы видим, что Всевышний отправляет Моше к фараону — чтобы потом каждый еврей имел возможность поведать своим детям о чудесах, которые произошли в Египте.

Но разве без этого визита к египетскому правителю, о египетских казнях нельзя было бы рассказывать?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам прежде придется разобраться в другом вопросе. 

Сара родила сына Ицхака в девяностолетнем возрасте. В Торе это преподносится как нечто небывалое, как чудо. И мы читаем: «Кто сказал бы Аврааму: Сара стала кормить детей!? Ведь в старости родила я сына» (Берешит, гл. 21, ст. 7).

Вместе с тем, о рождении героя Исхода, о рождении Моше, в Торе говорится как бы мимоходом — будто бы и не было в этом никакого чуда. А ведь Йохевед в момент рождения Моше была старше Сары. Ей тогда исполнилось 130 лет. Об этом пишет в своем комментарии к соответствующему отрывку (Шемот, гл. 2, ст. 1) Раши (раби Шломо бен Ицхак — величайший комментатор Торы и Талмуда; Франция, 11-й век).

Отчего же такая разница в восприятии рождения Ицхака и рождения Моше?

Дело в том, что чудо считается таковым, если о нем малах (в условном переводе — «ангел») или пророк Всевышнего предупредил заранее.

Итак, мало того, чтобы событие само по себе было чудесным, нужно еще, чтобы сам Всевышний известил о нем через одного из своих посланников. В этом случае можно сказать, что видна рука Творца. Если же, что-то сверхъестественное происходит неожиданно, без предупреждения — это всегда можно списать на случай, объяснить стечением обстоятельств и т.п. 

В недельной главе Ваера рассказывается, как Авраама посетили гости. И мы знаем, что это были малахим (мн. ч. от слова малах), посланники Всевышнего. Один из них сказал Аврааму: «Вернусь я к тебе ровно через год, а у жены твоей, Сары, будет сын» (Берешит, гл. 18, ст. 10). 

Так и произошло. Как написано: «И вспомнил Всевышний о Саре, как и обещал... Зачала Сара и родила Аврааму сына» (Берешит, гл. 21, ст. 1-2).

Таким образом, рождение Ицхака по праву считается чудом. 

Йохевед же никто не предсказывал, что у нее родится Моше. Поэтому его рождение описано не столь восторженно. Об этом читаем: «И зачала эта женщина и родила сына» (Шемот, гл. 2, ст. 2).

Теперь нам понятно, насколько важны повеления Всевышнего, требующего каждый раз предупреждать фараона о приближении очередной казни. Визиты Моше к фараону придавали египетским казням статус чудес. И это позволило рассказывать о них потомкам, как о великих чудесах, совершенных Творцом.

Никто теперь не может скептически хмыкнуть и назвать их странным стечением обстоятельств, которое привело к катастрофическим последствиям. Или — объяснить «капризами природы». Это — явные чудеса, явленные миру самим Творцом после предупреждения о них. 

 

на основе комментария Рамбана

(Рабейну Моше бен Нахман — Нахманид; великий комментатор Торы, Танаха и Талмуда; Испания – Эрец Исраэль, конец 12-го – начало 13-го вв.)

 

 

4. Фараон в Гаагском суде

 

Всевышний обвиняет фараона через Моше и Аарона. Как сказано: «И пришли Моше и Аарон к фараону и сказали ему: Так Всевышний велел говорить: До каких пор ты будешь отказываться смириться предо Мною?» (Шемот, гл. 10, ст. 3). 

Если бы египетский правитель дожил до наших дней и предстал перед международным гаагским судом, какие обвинения ему там были бы предъявлены?

Его обвинили бы в геноциде целого народа, в издевательстве над политическими заключенными, в нарушении гражданских свобод, в массовых убийствах детей... 

Какие же обвинения предъявил ему Всевышний?

В Торе об этом сказано: «До каких пор ты будешь отказываться смириться предо Мною?». Отказ фараона смириться перед Творцом стал источником тяжелейших преступлений и злодеяний. Единожды пойдя на поводу у гордыни, легитимный правитель передовой страны — превратился в опаснейшего преступника мирового масштаба, величайшего злодея всех времен и народов.

Важно понять, что вопрос Всевышнего — «До каких пор ты будешь отказываться смириться предо Мною?» — относится не только к фараону. Он адресован каждому человеку, и в наше время — тоже.

Отказ смириться — отправная точка всех прегрешений. Гордыня не позволяет человеку подчинить свое сердце Творцу. И он движется, ведомый своими страстями и вожделениями, от ошибки к ошибке, от нарушения к нарушению. Часто — под градом бед и напастей.

И невдомек ему, что исходят они (эти беды) — от Всевышнего. Творец посылает испытания, чтобы вернуть человека на правильный путь. 

Заканчивается месяц Хешван, а вслед за ним — и Кислев. И вот уже наступил Тевет, но дождя все нет и нет.

О чем сокрушается в этой ситуации человек, о чем сожалеет?

Об обмелении озера Кинерет, пересечении красной черты, о новых налогах, о засухе и, как следствие — неурожае, о связанном с этим росте цен, когда прежде чем отправиться за покупками на рынок нужно взять ссуду.

И разве сложно понять, что все это — лишь следствие. О чем прямо написано в Торе: «И возгорится гнев Всевышнего на вас и замкнет Он небеса» (Дварим, гл. 11, ст. 17).

Творец все время общается с нами. Он посылает нам намеки, иногда — тонкие, порой — прозрачные.

На каждого из нас заведено «личное дело», со списком того, что нужно исправить. И каждому нужно ответить на вопрос — «когда, наконец, смиришься?».

Тот, кто не желает держать ответ, кто не подчиняет сердце свое Творцу — на того продолжают сыпаться удары, которые становятся все сильней и сильней, пока не вырастут до масштабов казней египетских.     

Кто-то может спросить: что вы вообще хотите от фараона? Сказано же, что Всевышний ожесточил его сердце. Так как же он мог с ожесточенным сердцем вдруг стать смирным и покорным ягненком?

С этим, пожалуй, можно согласиться. Стать смиренным фараон, вероятно, не мог. Но у него должно было бы возникнуть хотя бы такое желание.

Это, кстати сказать, относится ко всем и к каждому.

Допустим, человек знает, что у него есть некая негативная черта, отделаться от которой он пока не в силах. Но ведь он может захотеть исправиться. И если он будет культивировать в себе такое намерение — Всевышний даст ему силы и возможности победить. Ведь сказано в книге Зогар (гл. Эмор, п. 129): «Открой Мне вход размером с игольное ушко — и Я открою для тебя высшие врата».

 

на основе комментариев рава Иегуды-Арье-Лейба Алтера

(Гурский Ребе — Сфат Эмет, Польша, 19 в.)

и рава Аарона Лейба Штеймана

(Израиль, наше время)

 

 

5. Логическое мышление Моше

 

Всевышний велит Моше идти к фараону. Как сказано: «Иди к фараону, потому что Я ожесточил его сердце и сердца его слуг» (Шемот, гл. 10, ст. 6). 

Моше выполнил это повеление Творца. Придя к фараону, он потребовал отпустить свой народ и пригрозил, что в случае отказа — наведет на Египет очередную казнь. На этот раз — в виде саранчи, которая с удовольствием доест все, что уцелело в полях после наказания градом (Шемот, гл. 10, ст. 3-4).

События развиваются, казалось бы, по одному и тому же сценарию. Сначала — предупреждение Моше о грядущем наказании, которое фараон по своему обыкновению игнорирует. Затем, когда угроза Моше воплощается на практике — фараон дает пустое обещание и, как водится, его не выполняет. И все начинается заново — по кругу. Новое требование, которое фараон игнорирует, новая казнь и т.д. 

Только на этот раз появляется некое отличие.

Всевышний отправляет Моше к фараону, но нигде не сказано, что Он велит предупредить того о наказании саранчой. Творец саранчу вообще не упоминает.

Откуда же это взялось? Неужели Моше решился на отсебятину? 

И еще. Раньше Всевышний ограничивался ожесточением только одного сердца, и это было сердце правителя Египта. Но теперь, в казнях градом и саранчой, ожесточению подверглись и сердца его слуг. 

С чем это связано?

Дело в том, что прошлые наказания в равной степени действовали и на рядовых египтян и на царя. Вода превращалась в кровь и в плошке бедняка и в царском кубке. Лягушки квакали не только в хижине крестьянина, но и в фараоновом дворце. И т.п. 

Град и саранча должны были уничтожить урожай, и стране грозил голод. А в этом как раз правитель Египта и его слуги — не были равны. Фараону, в отличие от его подданных, голод не был страшен — у него были запасы, и ему не пришлось голодать.

Поэтому во время казни градом, которая вылилась в наказание неурожаем и голодом, понадобилось ожесточить не только сердце фараона, но и его слуг.

Впрочем, град побил лен и ячмень, но пшеница и полба особо не пострадали, поскольку созревают позднее (Шемот, гл. 9, ст. 31-32).  

Видя, что хотя град и нанес значительный ущерб, но все же голод не был тотальным — египтяне укрепились в своем нежелании отпустить евреев.

Когда после этого Всевышний объявил, что Он снова ожесточил не только сердце фараона, но и его слуг, Моше понял, что результатом следующей казни тоже будет неурожай и голод. Уже созревший урожай может погибнуть по двум причинам: либо из-за града, либо из-за нашествия саранчи, поедающей все растения подряд.

Град уже был. А мы знаем, что ни одна казнь в Египте не повторялась дважды. Значит — пришел черед саранчи.

И вот, Моше идет к фараону и предупреждает его о саранче. Присутствовавшие при этом придворные осознали, что на сей раз никаких поблажек в виде пшеницы и полбы — не будет.  И тогда, как написано, сказали они: «До каких пор будет этот (имеется в виду Моше) для нас преткновением?» (Шемот, гл. 10, ст. 7).

Наказание саранчой — опасность для них. Но — не для фараона. У царя Египта есть запасы. Ему и на этот раз голод не страшен…

 

на основе комментария рава Эфраима-Шломо Лунчица( составитель одного из наиболее известных комментариев к Торе под названием Кли Якар — «Драгоценный сосуд»; Польша, вторая половина 16-го — начало 17-го вв.)

Автор текста Мордехай Вейц