Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Трактат Хуллин

Лист 2

Как мы уже говорили во Введении (см. на сайте Введение к трактату Хуллин), одна из главных тем нашего трактата - шехита. С ее обсуждения и начинается трактат.

Мы должны уяснить себе основные законы этой процедуры. Но прежде - дадим определение.

Итак, шехита - это процедура, в процессе которой режущим инструментом животному перерезают трахею (дыхательный канал) и пищевод.

Выделим необходимые для реализации процедуры шехиты составляющие:

- шохет (человек, совершающий шехиту);

- нож (которым совершают шехиту - особый, тщательно наточенный и абсолютно гладкий);

- движение ножа (собственно, акт шехиты - действие, которое не должно причинить боль животному).

Предваряя разбор связанных со шехитой проблем на многих листах, отметим некоторые общие моменты:

1. Шохет должен быть квалифицированным и соответствовать повышенным требованиям в духовной сфере, которая в еврейской традиции носит название йират шамаим (трепет перед Небесами).

Чтобы получить право приступить к работе, шохет обязан сдать экзамен по теории и практике реализации шехиты. Этот экзамен периодически пересдается. Начинающий шохет проходит переэкзаменовку, например, раз в месяц, затем, по мере накопления опыта - раз в году.

2. Шохет должен продемонстрировать раввинскому суду (бейт дину) нож, которым он при шехите пользуется - чтобы судьи могли оценить, насколько он гладок (по установленным правилам поверхности лезвия должны быть абсолютно гладкими) и правильно ли заточен. Представитель бейт дина периодически проверяет нож шохета.

В правилах реализации шехиты выделяют пять «обстоятельств», которые считаются в данной процедуре абсолютно недопустимыми. Это:

- шеѓия, приостановка движения ножа (во время совершения шехиты) даже на долю секунды;

- дераса, нажатие на нож, вместо горизонтального движения - вперед и назад;

- халада, когда нож протыкает пространство между трахеей и пищеводом и после этого совершается шехита;

- а-грама, рассечение ткани выше или ниже установленного для шехиты места на шее животного;

- икур, наличие (даже одной) зазубрины на лезвии ножа, что приводит к разрыву, а не к разрезанию телесной ткани.

Достаточно во время шехиты совершить хотя бы одну из означенных выше ошибок, чтобы мясо животного стало - невела, то есть - запрещенным к употреблению.

Трактат начинается с Мишны, определяющей, кто имеет право совершать шехиту.

В Мишне читаем:

Все могут совершать шехиту, и она считается кошерной (то есть - признается раввинским судом); кроме глухонемого, психически больного и несовершеннолетнего. Ибо они (с легкостью) могут допустить ошибки в процедуре шехиты.

Однако, если любой (человек) совершил шехиту, а другие (компетентные в деле шехиты люди) наблюдали - его шехита считается кошерной.

На первый взгляд, эта Мишна достаточно - однозначна и в каком-то смысле - проста. Однако, как обычно бывает с формулировками любой Мишны, текст ее представляет собой «концентрат» информации.

В первую очередь, Талмуд всматривается в самое начало Мишны - «Все могут совершать шехиту». И отмечает, что их «прозрачность» - обманчива.

В самом деле. Если реализовывать шехиту действительно могут все подряд, зачем же это декларировать? Достаточно было бы сказать: такие-то группы людей не могут быть шохетами - глухонемой и т.д.

Отсюда - вывод, что Устная Тора (Мишна) в начальной фразе сообщает нам какую-то дополнительную информацию. Какую же именно?

Талмуд предлагает к рассмотрению целых шесть (!) вариантов такой информации.

О них мы будем говорить в обзоре листа 3. Здесь же отметим, что Талмуд как бы расщепляет текст первой фразы на две плоскости. Слова «Все могут…» - относит к людям, которые изначально годятся для реализации шехиты. Вторую ее часть - «…и она считается кошерной» - к тем людям и случаям, когда шехита признается кошерной лишь постфактум. Изначально им (или при каких-то обстоятельствах) шехиту делать не следовало бы; но если она уже сделана - считают кошерной…

Автор текста Элиягу Эссас

 

Трактат Хуллин

Лист 3

Как уже говорилось в обзоре предыдущего листа, Учителя Талмуда проводят тщательный анализ первых слов первой, открывающей трактат, Мишны (см. обзор листа 2).

Выясняется вопрос: какое же значение вкладывается в слова «Все могут совершать шехиту» (значение термина - см. Введение в трактат Хуллин).

Рассматривается шесть вариантов:

1. Рабба бар Ула отмечает, что речь идет о человеке, который находится в состоянии таме («ритуальной нечистоты» - об этом см. на сайте в обзоре недельной главы Тазриа, первый годовой цикл).

В самом начале Мишна подчеркивает, что даже в том случае, когда мясо готовится для трапезы, во время которой все блюда должны быть на уровне таѓора («ритуально чистыми») - шехиту все равно можно доверить человеку в состоянии таме. Необходимо лишь удостовериться (узнать у шохета), что этот шохет не прикасался к туше животного.

2. Абайе (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века) выделяет иную грань Истины. Словами «Все могут…», - говорит он, - Мишна включает в «список» людей, которым позволяют делать шехиту, и самаритян (неевреев, которые взяли на себя обязанность выполнять некоторые законы Торы, не обучаясь у евреев и не впитав уважение к Традиции). Им можно доверить шехиту, но при условии, что при этом будет присутствовать еврей и наблюдать за процессом шехиты.

В случае, если еврей при шехите не присутствовал, но самаритянин готов сам попробовать блюдо, изготовленное из мяса зарезанного им животного - шехита тоже считается кошерной, ибо основные правила кашрута самаритяне соблюдали.

3. Рава (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век) уточняет позицию Абайе. Даже изначально, - подчеркивает он, - наблюдение еврея за процессом шехиты, если ее делает самаритянин - не обязательно.

4. Рав Аши (великий Учитель, редактор Вавилонского Талмуда, начало 5-го века) причисляет к категории лиц, обозначенных в словах «Все могут…», на законных основаниях получающих право делать шехиту, и евреев, которые частично перестали придерживаться еврейского образа жизни и, может быть, даже приняли иное мировоззрение. Но в этих случаях шехита будет кошерной, если соблюдено такое условие: нож перед шехитой должен подготовить богобоязненный еврей - специалист. Кроме того, и после шехиты необходимо проверить нож - не образовались ли в процессе шехиты на его лезвии зазубрины.

5. Равина (редактор окончательного варианта Талмуда; конец 5-го века) в словах «Все могут…» усматривает иную грань Истины. В них подразумевается, - говорит он, что шехиту должны делать только евреи - даже если они перед этим не сдавали экзамен на пригодность для роли шохета. Достаточно удостовериться, что этому еврею хорошо известны законы (ѓалахот) законы шехиты. Более того, если перед шехитой не выяснили, насколько хорошо он знает эти законы, но после шехиты убедились, что правила этому человеку известны, шехита также считается кошерной.

6. К предыдущему высказыванию Равина добавляет, что слово «все» в Мишне дает разрешение делать шехиту и еврею, который не смог сдать экзамен и формального подтверждения, что ему хорошо известны ѓалахот, не имеет. Но при условии, что у этого человека уже есть практический опыт, то есть раньше он успешно произвел, как минимум, три шехиты, и всякий раз при этом присутствовали знающие, грамотные в законах шехиты евреи.

Как видим, перед нами - шесть граней Истины, вытекающих всего из нескольких слов Мишны.

Практический закон (ѓалаха) определен в Шульхан Арухе (Кодекс еврейских законов - раздел Йоре Деа, статья 1) на основе той грани Истины, которая были открыта Равиной: Шохетом может быть только еврей; но если до шехиты он не получил соответствующее разрешение (диплом), чтобы признать шехиту кошерной, необходимо принять дополнительные меры предосторожности. Иными словами, в практическом законе в позицию Равины внесены некоторые уточнения. Эти уточнения обсуждались и вносились в течение семи-восьми последующих веков, включая эпоху Учеников Раши (раби Шломо бен Ицхак, величайший комментатор Торы, Танаха и Талмуда; Франция, 11 век) - эта группа учеников вошла в историю под общим названием «Тосафот» (Франция, Германия, 12-13 вв.).

Интересно отметить, что в ѓалахической литературе около тысячи лет, вплоть до сегодняшнего дня, ведется дискуссия - можно ли считать шехиту (ее законы и т.п.) отдельной заповедью, одной из 613-ти, или же она - составная часть заповеди, например - запрета на употребление в пищу невелы невеле - см. на сайте Введение в трактат Хуллин и обзор листа 2). Основная тенденция этой дискуссии - усматривать в законах шехиты одну из 613-ти заповедей. Поэтому шохет, перед тем как взяться за осуществления шехиты, произносит браху (благословение). Если считать, что в список 613-ти заповедей самостоятельной заповедью она не вошла, это нельзя было бы делать.

 

Автор текста Элиягу Эссас

 

Трактат Хуллин

Лист 4

На нашем листе Талмуд, продолжая рассматривать содержание первой Мишны трактата (см. на сайте обзор листа 2), точнее - самое ее начало, слова «Все могут совершать шехиту», углубляются в исследование открытых на предыдущем листе различных граней Истины (см. на сайте обзор листа 3).

Вспомним, что Абайе (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века) сказал, что шехиту дозволяется делать и самаритянам (неевреям, которые соблюдали некоторые законы Торы, в том числе - законы кашрута). Но при условии, что еврей наблюдает за его действиями. От начала процесса шехиты и до конца. Но если самаритянин «самовольно» совершил шехиту, а евреи узнали об этом постфактум, шехита будет считаться кошерной только после того, как ему (самаритянину) предложили отведать блюдо, приготовленное из зарезанного им животного, и он не отказался. Самаритяне, как мы уже знаем, придерживались правил кашрута и не стали бы есть мясо после сомнительной шехиты.

Иную грань Истины по поводу шехиты, сделанной самаритянином, открывает Рава (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век).

Шехита, произведенная самаритянином, будет кошерной, - говорит он, - даже в том случае, если еврей, наблюдая за процессом шехиты, в какие-то моменты отлучался, а потом - возвращался.

Эти две грани Истины и становятся здесь предметом исследования.

Чтобы приблизиться к Истине, Талмуд, как обычно (мы нередко сталкивались с этим, знакомясь с содержанием листов других трактатов), пользуется методом сравнительного анализа - находит и обсуждает аналогичные ситуации.

«Точкой отсчета», в частности, становится маца.

Маца, испеченная самаритянами, - отмечает Талмуд, - годится для исполнения заповеди праздника Песах.

Однако усматривает в этом вопросе иную грань Истины.

Изготовленную самаритянами мацу, - говорит раби Элиэзер (тана, великий Учитель Мишны второго поколения, 1-й век), - употреблять запрещено, ибо они не разбираются в деталях заповеди. Во всех подробностях законы изготовления мацы могут знать только евреи.

Учителя обсуждают уровень знаний самаритян.

Да, эти люди соблюдают не все заповеди Торы, - подчеркивает рабан Шимон бен Гамлиэль (великий Учитель, глава Санѓедрина - Высшего Суда, 2-й век). - Но если уж они принимают на себя заповедь, они соблюдают ее тщательнее, чем некоторые евреи.

Возвращаясь к основной теме обсуждения, рабан Шимон бен Гамлиэль дает заключение, что евреи могут доверять шехите, произведенной самаритянами.

Но многие Учителя высказывают все же противоположную точку зрения. И мотивируют свою позицию тем, что самаритяне изучают мицвот (заповеди) по Торе, не обращаясь за разъяснениями к евреям, знатокам традиции. Поэтому, что касается шехиты, исчерпывающих знаний в этой области у них нет. Ведь в Торе, как нам известно, эта заповедь не записана (см. на сайте обзор листа 3).

Далее Талмуд переходит к обсуждению проблем, связанных со шехитой, которой занимаются другие категории людей, имеющих отношение к еврейской традиции.

Теперь предмет разговора - шехита, сделанная мумаром (еврей, который позволяет себе есть некошерное мясо).

Произведенная мумаром шехита будет кошерной, - говорит Рава, - если нож, которым он пользовался, когда по всем правилам резал животное, предварительно проверили евреи-специалисты. И убедились, что он заточен правильно и на поверхности его лезвия нет ни одной зазубрины (объяснение, почему это так важно - см. на сайте в обзоре листа 2).

Но почему в данном случае не проявляют беспокойства по поводу других возможных при шехите ошибок и выделяют именно состояние ножа? - спрашивает Талмуд.

И отвечает: если мумару доверили шехиту, и он взялся за это, значит, ему известны законы процедуры и он не станет их нарушать; но, поскольку мумар не слишком «разборчив» в еде и может съесть некошерное мясо, он не будет прилагать усилия к тому, чтобы исправить нож, если на нем обнаружатся дефекты.

То есть свои выводы в вопросе, как относится к шехите, сделанной мумаром, Талмуд строит на знании человеческой психологии.

Первая Мишна трактата ставит перед Талмудом сложную задачу. Поскольку в ней написано - «Все могут…» (см. на сайте обзор листа 2), чтобы оградить людей от возможных ошибок, необходимо определить, кто именно попадает в эту категорию - «все» и при каких условиях шехита, произведенная представителями той или иной группы, будет кошерной. И эта категория, как мы понимаем - весьма обширна.

К примеру, Учителя отмечают, что шехиту имеет право совершать еврей, у которого не было брит милы (обрезание). Но это, как выясняется, не означает, что к реализации этой процедуры допускается любой необрезанный еврей. Что же имеется в виду?

В случае, если в семье из-за брит милы умерли два мальчика, - поясняет Талмуд, - третьему, родившемуся в этой семье ребенку, обрезание не делают. И он при этом считается «кошерным» евреем и может совершать шехиту. Другое дело - если человек остался необрезанным, потому что его родители, а потом и он сам, не придерживались еврейского образа жизни. Не следует доверять такому человеку шехиту.

Талмуд выдвигает на обсуждение новый вопрос: как относиться к шехите, сделанной евреем, который поклоняется идолам?

Чтобы выяснить это, Учителя анализируют историю, изложенную в Танахе (Диврей а-Ямим, гл. 2, разделы 18-20). Здесь рассказывается о царе Иудеи Иеѓошафате, который принял приглашение царя Аѓава и пировал с ним за одним столом.

Подробнее об этом - в обзоре следующего листа…

 

Автор текста Моше Гойхберг

 

Трактат Хуллин

Лист 5

На нашем листе Талмуд продолжает рассматривать значение начальных слов первой Мишны трактата - «Все могут совершать шехиту» (см. на сайте обзор листа 2). Речь, как мы помним, идет об отношении к шехите, произведенной идолопоклонником. И в этой связи Талмуд анализирует изложенную в Танахе (Диврей а-Ямим, гл. 2) историю, как царь Иудеи Иеѓошафат принял приглашение царя Аѓава (во владениях которого было распространено идолопоклонство) и пировал с ним за одним столом (см. на сайте обзор листа 4).

Здесь, в частности, сказано: «И зарезал Аѓав для него и для тех, кто сопровождал его, много крупного и мелкого скота и уговорил (их) подняться в Рамот Гилад» (Диврей а-Ямим, гл. 2, ст. 18).

Речь идет об одном из самых мрачных периодов еврейской истории эпохи Первого Храма (подробнее - см. на сайте обзор недельной главы Ки Таво, третий годовой цикл).

Учителя в подробностях вникают в описанную в этом фрагменте ситуацию. Цель их исследования - выяснить, ел ли иудейский царь мясо после шехиты, сделанной идолопоклонником. Ведь если скот резали идолопоклонники, и царь ел это мясо, это будет подтверждением, что человек, поклоняющийся идолам, имеет право производить шехиту.

Рассматриваются разные варианты.

1. Царь пришел на пир, но мясо не ел. Только пил вино (в те времена, на вино, которое использовалось в ритуалах идолопоклонников, запрета еще не было).

Обсудив эту версию, Учителя заключают, что она не выдерживает критики. Если уж иудейский царь сел за стол у Аѓава, то не только пил, но и ел.

2. Шехиту в процессе подготовки к этому пиру производил слуга Аѓава - Овадия, который был евреем, соблюдающим еврейские законы (речь - о пророке, авторе одной из книг Танаха - книга Овадии).

С одной стороны, Овадия не мог один совершить шехиту всем животным, мясо которых пошло на приготовление блюд для пира с таким большим количеством гостей. С другой - у него могли быть верные помощники. Ведь сказано в Танахе: «И оставил Я в Израиле семь тысяч, представителей колен, которые не поклонялись идолам» (первая книга Мелахим - Цари, гл. 19, ст. 18).

В процессе анализа ситуации Учителя отвергают и эту гипотезу - жена Аѓава, Изэвэль, настаивала на истреблении праведных евреев, и они старались держаться подальше от царского двора.

3. Слуги Иеѓошафата отдельно готовили мясо для себя и своего царя.

Однако и эта версия Учителями отвергается. Ибо в Танахе сказано, что Иеѓошафат во время пира старался не отделять себя и своих слуг от челяди Аѓава - «Как ты - так и я, как твой народ - так и мой народ…» (там же, гл. 22, ст. 4).

Но разве это сравнение относится к пиру? - спрашивает Талмуд. И отвечает: речь тут, как видно из контекста фрагмента, идет о союзничестве в войне…

Детально разбирая ситуацию, Талмуд использует метод сравнительного анализа. Рассматривает, в частности, проблемы, связанные с приношениями в Храме.

Имеет ли право мумар (еврей, который соблюдает не все заповеди Торы) приносить корбан-хатат (приношение, символизирующее искреннее раскаяние и стремление исправить ошибку)? - спрашивает Талмуд.

И объясняет: корбан-хатат от мумара принимается лишь в том случае, когда он совершает тешуву (раскаивается в своих ошибках и возвращается на пути Торы).

Тот, кто допускает запрещенные действия по неведению или по ошибке, - подчеркивает раби Шимон (Раби Шимон бар Йохай - великий Учитель Мишны, составитель книги Зоѓар; 2-й век), - приносит в Храме корбан-хатат. Тот, кто намеренно идет на проступок, зная, что Тора запрещает это делать, заслуживает наказания. Приношение от него не принимается.

В рассматриваемой нами ситуации речь идет об идолопоклонниках, которые не раскаиваются в своих убеждениях. И это означает, что они, по сути, вообще не признают законы Торы и правила кашрута, скорее всего, не соблюдают.

Теперь Талмуд сравнивает предложенные к обсуждению обстоятельства с ситуацией, в которую попадают люди, когда шехита совершена самаритянином (неевреем, который взял на себя обязанность выполнять некоторые законы Торы, не обучаясь у евреев и не впитав уважение к Традиции - см. на сайте обзор листа 4).

С разных сторон рассмотрев возможные ситуации, связанные с шехитой, которую произвел самаритянин, многие Учителя, в конце концов, постановили: самаритяне не должны делать шехиту.

Дальнейшее обсуждение этих проблем переносится на следующий лист…

 

Автор текста Моше Гойхберг