Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Трактат Зевахим

Трактат Зевахим

Лист 77

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать спорную ситуацию, когда человек подозревает, что он - мецора (в условном переводе - прокаженный; в давние времена существовала особая болезнь, называемая - цараат, возникновение которой было обусловлено причинами духовного характера, к примеру, цараат мог заболеть человек, который злословил), и никто не может точно определить, так ли это на самом деле. О том, что он должен делать в его положении и какие слова произносить, говорилось в обзоре предыдущего листа (см. на сайте обзор листа 76).

Здесь же Учителя выясняют, как поступить с маслом, которое прилагается к приношению. Ведь в сомнительном случае и с ним возникает проблема. Если человек - мецора, для полного исцеления с него требуют искупительное приношение ашам, а процедура осуществления приношения этого вида предусматривает семикратное окропление этим маслом мизбеаха (в приблизительном переводе - жертвенник); если оказывается, что болезни цараат у него нет, приношение становится добровольным - шеламим (символизирует хорошее настроение и благодарность Творцу), подразумевающим, что часть масла надо воскуривать (то есть - сжигать).

В этом особом, сомнительном случае, - объясняет рав Иегуда (амора второго поколения, великий Учитель Талмуда; 3-й век), - следует часть масла - воскурить, часть - использовать для окропления мизбеаха. И это не будет нарушением установленных правил.

Но ведь при реализации этого на практике возникает немало сложностей, - говорят на это Учителя. - Человек приносит в Храм всего лог (во времена Талмуда - мера объема жидкостей; примерно 0,5 л) масла. Если часть его использовать на воскурение, будет ли остатка достаточно для того, чтобы по всем правилам семь раз окропить мизбеах?

Конечно же, масла можно было бы добавить. Но и с этим возникают определенные проблемы...

С приношением, которому изначально придается двоякий смысл, действительно - слишком много сложностей, - говорит рав Рхумэй. - У человека, сомневающегося, болен он цараат или здоров, есть иной выход: он может совершить в Храме приношение ашам талуй, которое реализуется именно в сомнительных случаях - когда человек допускает вероятность того, что нарушил заповедь, но точно этого не знает.

Ашам-талуй можно приносить в Храме ежедневно, - говорит раби Элиезер (тана, Учитель Мишны второго поколения, 1-й век). - Ибо нарушения, которые мы можем не заметить, подстерегают нас на каждом шагу. И если ошибка была допущена, приношение будет засчитываться как искупительное - ашам. Правила осуществления процедур этих корбанот (приношений в Храм; единственное число - корбан), в том числе, и время, отведенное на то, чтобы съесть их мясо - практически одинаковы.

Ашам-талуй не может быть добровольным приношением, - говорит раби Шимон (бар Йохай - великий Учитель Мишны, составитель книги Зоѓар; 2-й век).

Человек, подозревающий, что он заболел цараат, не может заявить, что в случае, если его подозрения неоправданны, он относит свое приношение в Храм к категории ашам-талуй, - заключает Талмуд. - Мецора для приношения ашам должен привести в храм годовалого барана, для приношения ашам-талуй используется баран-двухлетка...

Всесторонне проанализировав проблемы, связанные с сомнительными ситуациями, Талмуд делает вывод, что ни один из аналогов не дает картины, из которой можно было бы извлечь определенные правила, применимые к случаям, рассмотренным в Мишне (см. на сайте обзор листа 71) - когда перепутали животных, и точно неизвестно, какое из них предназначалось для приношения ашам, какое - для приношения шеламим.

Так, методом исключения, Учителя выносят окончательное решение: если животных, предназначенных для приношений разного вида, перепутали, использовать их в качестве корбанот уже нельзя. Надо дождаться, когда они приобретут физический дефект, то есть - утратят святость объекта, посвященного Храму, тогда их можно будет продать, а на вырученные деньги - купить новых животных для приношений.

Так, собственно, в Мишне и сказано.

Во второй части нашего листа приводится новая Мишна, в которой рассматривается ситуация, когда отдельные части туши животного, зарезанного для приношения хатат (символизирует искреннее раскаяние и стремление исправить ошибку) перепутались с частями туши приношения ола (символизирует тотальную близость к Творцу, и в знак этого туша животного полностью сжигается).

В Мишне по этому поводу излагаются две точки зрения:

Все мясо нужно сжечь на мизбеахе, - говорит раби Элиезер. - При этом считать, что части туши корбана-хатат используются как дрова.

Надо подождать, когда мясо обоих приношений испортится, - говорят другие Учителя. - А потом все сжечь, но - не на мизбеахе.

Для выяснения этого вопроса Учителя вновь оперируют методом сравнительного анализа. По аналогии на обсуждение выдвигается случай, когда части полноценного, безусловно пригодного для приношения животного, предназначенного для приношения ола перепутались с частями другого животного, зарезанного для приношения того же вида, но - с изъяном (то есть - для сожжения на мизбеахе непригодного).

Все вместе сжигается на мизбеахе, но куски туши животного с увечьем рассматриваются как дрова, - говорит раби Элиэзер.

Животное с увечьем нельзя поднимать на мизбеах (об устройстве мизбеаха - см. на сайте обзор листа 54), - говорят другие Учителя.

Речь идет о почти незаметном увечье в глазу, - объясняет рав Ѓуна (великий Учитель Талмуда второго поколения, 3-й век). Раби Акива (один из крупнейших Учителей Мишны, 2-й век) отмечал, что в случае, если туша такого животного попадала на мизбеах, эту тушу с него уже не снимали.

Но изначально он ведь не предлагал поднимать тушу ущербного животного на мизбеах, - возражают Учителя.

Здесь рассматривается ситуация, когда туша животного с дефектом оказалась на «трапе» мизбеаха, - подчеркивает рав Папа (амора, Учитель Талмуда 5-го поколения, конец 4-го века). - Поскольку «трап» - часть мизбеаха и также обладает высокой концентрацией духовности, части этого животного переносят на сам мизбеах...

 

Автор текста Моше Гойхберг

Трактат Зевахим

Лист 78

На нашем листе Талмуд обсуждает проблемы, связанные с ситуацией, когда кровь зарезанного для приношения животного смешалась с другими жидкостями.

В Мишне по этому поводу сказано:

Если в кровь животного, зарезанного для осуществления процедуры приношения в Храме попала вода, эту кровь на этапе зерика (когда кровью животного окропляют мизбеах - в условном переводе: жертвенник; об этапах осуществления приношений в Храме - см. на сайте обзоры листов 2 и 13) можно использовать лишь в том случае, если (вода в смеси - в сравнительно небольшом количестве и) видно, что в сосуде все-таки - кровь.

Если в кровь, собранную для окропления мизбеаха, попало вино, но в относительно небольшом количестве, не превышающем то, которое, если бы это была вода, не сделало бы кровь похожей на вид на какую-то другую жидкость, кровью этой разрешается окроплять мизбеах.

Так же, в сравнении с водой, определяется допустимое для проведения этапа зерики количество примеси случайно попавшей в кровь корбана (приношения в Храме) крови не предназначенных для приношений животных.

Если кровь зарезанного для приношения животного смешалась с кровью не отделенных для Храма животных, - говорит раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), - этой смесью разрешается окроплять мизбеах даже в том случае, когда крови корбана в смеси оказалось меньше, чем крови других животных. Но, если эти другие животные были в принципе непригодными для приношений в Храме (имели физические дефекты), независимо от количественного соотношения, использовать эту кровь на этапе зерика не разрешается...

Анализируя содержание первого установления Мишны, раби Йоханан (крупнейший амора, Учитель Талмуда в Эрец Исраэль, 3-й век) рассматривает ситуацию, когда кровь зарезанного для приношения животного капает в воду. И заключает, что капли успевают раствориться в воде, поэтому окроплять мизбеах такой кровью - нельзя.

Если кровь корбана смешалась с двумя «чуждыми» компонентами, - говорит Реш Лакиш (величайший Учитель Талмуда в Эрец Исраэль, 3-й век). - эта смесь пригодна для использования на этапе зерики. Ибо чуждый элементы как бы аннулируют друг друга. По аналогии с ситуацией, когда человек съел в одной трапезе: мясо корбана, запрещенное для еды, потому что при шехите (когда животное режут регламентированным Торой, безболезненным способом) ответственный за этот этап человек имел намерение съесть это мясо за пределами установленного правилами времени; мясо корбана, которое пролежало дольше, чем нужно и мясо, которое было «заряжено» тумой (духовной нечистотой). Наказание такому человеку не полагается. Ибо неясно, за какой вид нарушения его следует наказать.

За основу для выведения установления можно взять иную ситуацию, - отмечает Рава (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век). - Известно: если тесто изготовлено из смеси рисовой и пшеничной муки и вкус пшеницы в нем чувствуется, от него положено отделять халу (кусочек, размером в маслину, который, по еврейскому закону, надо отделить от общей массы теста и сжечь); из него также можно печь мацу для праздника Песах.

Какой вывод мы делаем из этого правила?

Смесь приобретает статус того, компонента, вкус которого в ней ощущается. Это - закон Торы.

Но ведь Реш Лакиш рассматривал ситуацию, когда все «компоненты» трапезы были запрещенными в еду, - подчеркивают Учителя. - Тут по вкусу не отличишь, какое мясо относится к запрету одного вида, какое - к другому... К тому же, в нашей Мишне примешавшееся к крови вино, например, рассматривается, как вода. Его вкус в данном случае не учитывается.

Внешний вид может иметь решающее значение, - говорит раби Иегуда. - И этому есть другие примеры. Допустим, в воды миквы (специальный бассейн для духовного очищения) окунают «нечистое» ведро с молоком или белым вином. Воды в микве несоизмеримо больше, чем вина или молока - в ведре. К тому же, молоко и белое вино в водах миквы незаметны. Поэтому, вынув это ведро из воды, можно считать, что оно стало «чистым». Но если бы в нем было красное вино, заметное в водах миквы, ведро осталось бы «нечистым»...

 

Автор текста Моше Гойхберг

Трактат Зевахим

Лист 79

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать проблемы, возникающие, когда смешивается разрешенное и запрещенное (см. на сайте заключительную часть обзора листа 77 и обзор листа 78).

Если кровь зарезанного для приношения в Храме животного, смешалась с другой кровью, - говорит раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), - ею можно окроплять мизбеах (это - один из основных этапов процедуры приношения в Храме, называемый зерика - см. об этом на сайте в обзорах листов 2 и 13).

Если смешиваются два разных вида жидкости, - делает обобщение Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век), - смесь приобретает статус вещества, вкус которого в ней ощущается, даже если этого компонента меньше, чем другого. Если смешиваются компоненты одного вида, выводя законы, мы оперируем свойствами того вещества, которого в смеси - больше. Однако же, если смесь в целом имеет вид определенной жидкости, мы берем за основу ее свойства, ее предназначение, даже в том случае, что ее в смеси - меньше.

Раби Элиэзер (тана, Учитель Мишны второго поколения, 1-й век) рассматривает проблему под иным углом зрения.

Все, что мы используем для исполнения заповедей, - говорит он, - смешиваясь, не влияет на статус каждого из компонента смеси. То же правило распространяется и на запрещенные «объекты»: в смеси они по-прежнему остаются запрещенными.

Ѓилель (выдающийся Учитель Мишны, 1-й век) в праздник Песах, - рассказывает Талмуд, - имел обыкновение класть на мацу марор (горькая трава) и кусочек корбана-песах (пасхального приношения) и ел такие своеобразные бутерброды. И не было у него опасений, что не исполнит он заповедь - есть мацу в Песах и заповедь - есть в Песах марор. Он делал так, как сказано в Торе: «Мацу и марор будете есть (в Песах)» (Бамидбар, гл. 9, ст. 11).

Если в какой-либо жидкости - тума (духовная нечистота), - подчеркивают Учителя, - сколько бы не добавляли в нее жидкости таѓор (духовно чистой), смесь, как и сама жидкость таме (духовно нечистая) «чистой» не станет.

Льняные нити, спряденные нидой (женщина в период месячных; по еврейскому закону на это время женщина считается - таме), если она смачивала пряжу слюной, - говорит раби Иегуда, - «нечисты». Если их даже несколько раз промоют водой, «чистыми» они не будут.

Далее Талмуд возвращается к проблемам с кровью, которой предстоит окропить мизбеах (в условном переводе - жертвенник).

По постановлению Мишны, кровь зарезанного для приношения в Храме животного не годится для проведения этапа зерики, если в нее попала кровь животных, которых, поскольку они имеют, к примеру, физические недостатки, для приношений использовать нельзя (см. на сайте обзор листа 78).

Это положение дано, чтобы избежать серьезных нарушений. Учителя опасаются, что крови непригодных для приношения животных в смеси может оказаться так много, что статус крови, собранной в сосуд на этапе кибул дам (когда кровь предназначенного для приношения и зарезанного животного собирают в храмовые сосуды), изменится, и она станет для окропления запрещенной.

Использовать такую смесь для окропления мизбеаха все равно можно, - говорит раби Элиэзер.

На чем же основана его точка зрения?

Раби Элиэзер говорит, что просто из опасений, накладывать запрет на использование подобной смеси не стоит, - объясняет рав Звид. - Ведь наша Мишна дает четкие количественные параметры, определяющие границы допустимости окропления мизбеаха этой смесью: если «посторонней» крови (будем вести расчет, мысленно заменяя кровь непригодных для приношения животных - водой) столько, что собранная в храмовый сосуд на этапе кибул дам была бы в смеси незаметна, лишь тогда окроплять этой смесью мизбеах нельзя...

Автор текста Моше Гойхберг

Трактат Зевахим

Лист 80

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать Мишну, помещенную на листе 78 (см. на сайте обзор листа 78).

Речь, как мы помним, шла о пригодности крови для завершения процедуры приношения в случаях, когда кровь корбана (приношения в Храм) стала смесью - то есть в нее попала какая-либо другая жидкость или кровь животного, которое для приношения в Храм по тем или иным причинам не годится.

Здесь, на нашем листе, Талмуд меняет условия и выдвигает вопрос: можно ли окропить мизбеах (в условном переводе - жертвенник) кровью, если сосуд после этапа кибул дам (этап сбора крови предназначенного для приношения и зарезанного с этой целью животного - подробнее об этапах процедуры приношения см. на сайте в обзорах листов 2 и 13) поставили рядом с другими такими же сосудами, но в них - кровь животных, которые не удовлетворяют каким-либо требованиям, предъявляемым к приношениям в Храме, и коэны не уверены, в котором из них - пригодная для окропления кровь?

В Мишне листа по этому поводу представлены две точки зрения:

Если коэн (служитель в Храме) взял какой-либо из сосудов, не будучи уверенным, что в нем - именно та кровь, которую он собрал после шехиты (когда животное режут предусмотренным Торой, безболезненным способом) предназначенного для приношения животного, и кровью из него окропил мизбеах, - говорит раби Элиэзер (тана, великий Учитель Мишны второго поколения, 1-й век), - с тем же успехом можно использовать для окропления кровь из любого стоявшего рядом сосуда.

Даже если (коэны, не ведая о случившемся - о том, что сосуды перепутаны), возьмут для окропления мизбеаха кровь почти из всех сосудов, - говорят другие Учителя, - (а когда они узнают о недоразумении), останется лишь один сосуд, использовать кровь из него для окропления мизбеаха запрещается.

Если кровь приношения, вид которого предусматривает окропление верхней части мизбеаха, смешалась с кровью, которой (по правилам, регламентирующим процедуру приношения другого вида) надо было окропить нижнюю его часть, - говорит раби Элиэзер, - следует окропить верхнюю часть мизбеаха, а та кровь, что предназначалась для его нижней части, будет рассматриваться как вода.

Такой кровью нельзя окроплять мизбеах, - говорят другие Учителя. - Но если эту смесь для зерики (когда кровью предназначенного для приношения и зарезанного животного окропляют мизбеах) все же использована, нарушением закона это не считается.

Во второй части Мишна, также представляя разные позиции, рассматривает ситуацию, когда смешалась кровь приношений разных категорий, процедуры осуществления которых на этапе зерики имеют различия:

Если кровь приношения, предусматривающего однократное окропление мизбеаха, смешалась с кровью корбана, которой окропляют мизбеах тоже - один раз, смесью совершают однократное окропление (этот случай ни у кого из Учителей сомнений не вызывает).

Если кровь приношения, предусматривающего однократное окропление мизбеаха, - говорит раби Элиэзер, - смешалась с кровью корбана, которой (согласно правилам осуществления процедуры) окропляют мизбеах четыре раза, этап зерики проводится в соответствии с правилами реализации процедуры с большим числом окроплений. В лишних окроплениях для приношения, требующего однократного окропления, кровь рассматривается как вода.

Смесью надо окропить мизбеах один раз, - говорит раби Иегошуа (великий Учитель Мишны второго поколения, 1-й век). - Ибо в процедуре приношения, требующего на этапе зерики четырехкратного окропления, даже одноразового окропления достаточно для того, чтобы обязанность считалась выполненной (см. на сайте обзоры листов 37 и 38). А вот лишние окропления - запрещены...

Исследуя вторую часть Мишны, Талмуд приходит к выводу, что противоречия между высказываниями раби Элиэзера и раби Иегошуа нет. Просто раби Элиэзер изучает ситуацию, когда в смести крови двух приношений - существенно больше крови корбана, процедура осуществления которого требует четырехкратного окропления мизбеаха. Раби Иегошуа, в свою очередь, анализирует случай, когда в смеси - равное количество крови приношений разных видов.

 

Автор текста Моше Гойхберг

Трактат Зевахим

Лист 81

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать Мишну, текст которой помещен на листе 80 (см. на сайте обзор листа 80). В ней, напомню, рассматриваются законы, регламентирующие окропление мизбеаха (в приблизительном переводе - жертвенник) в случаях, когда в одном сосуде перемешалась кровь корбанот (приношения в Храм; единственное число - корбан) разных категорий.

Рассмотрев теоретическую сторону вопроса, Учителя приступают к анализу конкретных ситуаций.

Положим, в одном сосуде оказалась кровь первенца (по закону полагалось отделять для приношения в Храм первенцев животных в стаде) - его кровью мизбеах окропляют один раз - и животного, предназначенного для приношения ола (символизирует тотальную близость к Творцу - в знак такой близости туша корбана-ола сжигается полностью), процедура которого предусматривает четырехкратное окропление мизбеаха.

Если коэн считает, что крови корбана-ола в смеси в четыре раза больше, чем крови первенца, - отмечают Учителя, - он окропляет этой смесью мизбеах четырежды: четыре окропления - во имя приношения ола, а одно из них будет еще и во имя приношения первенца. Такое решение проблемы, как говорилось в предыдущем обзоре (см. на сайте обзор листа 80) соответствует точке зрения раби Элиэзера (тана, великий Учитель Мишны второго поколения, 1-й век).

Допускает ли раби Иегошуа (великий Учитель Мишны второго поколения, 1-й век), что и в этом случае достаточно одного окропления? - спрашивает Талмуд.

Эта Мишна сложнее, чем может показаться, на первый взгляд, - подчеркивает Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век). - Она целиком посвящена ситуациям, когда перепутаны сосуды с кровью, а в отдельных ее фрагментах рассматриваются различные нюансы обстоятельств. В частности, предусматривается и такой случай, когда среди сосудов с кровью пригодных для приношения в Храме животных есть сосуд (или несколько сосудов) с кровью животных, которые по тем или иным причинам для приношений в Храме - не годятся. Мы знаем, что при таких обстоятельствах сосуды для окропления следует брать парами, ибо существует правило: если содержимое одного из сосудов считается пригодным для окропления мизбеаха, то содержимое второго для этой цели - тоже пригодно.

В самом деле. Даже если предположить, что среди относительно большого скопления сосудов с кровью - два сосуда с кровью животных, непригодных для приношения в Храме, взяв два из них, коэн - служитель в Храме - может быть почти уверен, что, как минимум, в одном из них, скорее всего - пригодная для окропления кровь. На практике же, среди «перепутанных» сосудов мог быть, как правило - один сосуд с кровью непригодного для приношения в Храме животного. И тогда, беря для окропления два из них, коэн не сомневался, что в одном, как минимум - кровь животного, пригодного для приношения.

Если речь в Мишне идет именно о разной крови в разных сосудах, которые поставили рядом и перепутали, мы вынуждены признать, что предмет дискуссии между раби Элиэзером и другими Учителями гораздо глубже, чем нам могло показаться при ознакомлении с содержанием фрагментов Мишны, процитированных в предыдущем обзоре (см. на сайте обзор листа 80).

Однако Абайе (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века), изучая текст этой Мишны, открывает иную грань Истины. В ней, - говорит он, - идет речь о ситуации, когда кровь приношения хатат (символизирующего раскаяние и искреннее желание исправить ошибку) в какой-то момент, до этапа зерики (когда кровью предназначенного для приношения в Храме и зарезанного животного окропляют мизбеах) смешалась с кровью приношения ола.

Рассматривается и другой случай, когда кровью животного, предназначавшегося для приношения хатат по всем правилам, регламентирующим процедуры приношения этого вида, окропили мизбеах, а потом остатки этой крови смешались с кровью корбана-ола (которой мизбеах окропить не успели).

Тут большинствоУчителей подтверждают, что этап зерики для приношения ола проводить разрешается. Ибо этот вид приношения предусматривает окропление нижней части мизбеаха. А остатки крови после зерики приношения хатат выливают тоже внизу - у основания михбеаха.

«У основания» и в «нижней части» - не одно и то же, - выдвигает возражение рав Йосеф (великий Учитель Талмуда третьего поколения, начало 4-го века). - Для корбана-хатат, правила осуществления которого очень строги, недостаточно окропления остатками крови нижней части мизбеаха (об устройстве мизбеаха - см. на сайте обзор листа 54).

Существует общее правило: если смесью окропили верхнюю часть мизбеаха, можно после этого окропить его нижнюю часть, - отмечает Талмуд. - Отсюда делаем вывод, что, окропив верхнюю часть мизбеаха смесью крови корбана-хатат и корбана-ола, вылить остатки крови корбана-хатат там, где делают окропление кровью приношения ола, разрешается.

Речь здесь о ситуации, когда остатки крови приношений, этап зерики которых проводится на внутреннем мизбеахе (в помещении Храма), смешались с кровью корбана-хатат, которой полагалось окроплять внешний мизбеахазара - храмовом дворе)...

Повода для дискуссии тут, в сущности, нет, - заключает Талмуд. - В любом случае ситуация позволяет соблюсти правила осуществления процедуры приношения хатат. После окропления мизбеаха смесью крови, сосуд, как правило, не остается пустым. Остатки выливают у основания мизбеаха и процедура приношения хатат завершается...

 

Автор текста Моше Гойхберг

Трактат Зевахим

Лист 82

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать проблемы, связанные с осуществлением одного из основных этапов процедуры приношения в Храме. На иврите он носит название - зерика (когда кровью предназначенного для приношения и зарезанного животного окропляют мизбеах, в приблизительном переводе - жертвенник).

В помещенной здесь Мишне сказано:

Если кровь приношений, процедура осуществления которых предусматривает окропление внутреннего мизбеаха (расположенного внутри помещений Храма), смешалась с кровью, которой по правилам проведения процедуру определенных приношения следует окропить внешний мизбеахазаре - храмовом дворе), зерику делать нельзя.

Однако, если (коэн - служитель в Храме) все же произвел действия, предусмотренные правилами осуществления зерики, окропив смесью сначала - внешний мизбеах, потом - внутренний, зерика засчитывается.

Если окропление произведено в обратном порядке, - говорит раби Акива (величайший Учитель Мишны, 2-й век), - сначала совершены действия на внутреннем мизбеахе, потом - на внешнем, окропление внешнего мизбеаха не засчитывается.

Порядок здесь принципиального значения не имеет, - отмечают другие Учителя. - Зерика будет засчитана в любом случае.

Если кровью корбана-хатат на этапе кибул дам (когда кровь предназначенного для приношения в Храме и зарезанного животного собирают в Храмовые сосуды) наполнили два сосуда и один из них вынесли за пределы территории Храма, кровь в оставшемся сосуде пригодна для окропления мизбеаха.

Если один из сосудов с кровью приношения хатат внесли в помещение Храма, - говорит раби Йоси а-Галили (великий Учитель Мишны, 2-й век), - кровь в сосуде, оставшемся в азара (храмовом дворе), будет пригодна для окропления внешнего мизбеаха.

Кровь во втором, оставшемся в азара сосуде (если первый вынесен за пределы храмовой территории или попал во внутренние помещения Храма) тоже не годится для окропления внешнего мизбеаха, - говорят другие Учителя.

Итак, с точки зрения большинства Учителей можно окропить внешний мизбеах смесью крови разных корбанот (приношений в Храме; единственное число - корбан) после того, как окроплен - внутренний. Раби Акива открывает иную грань Истины...

В чем тут дело? - спрашивает Талмуд, приступая к анализу первой части Мишны.

И отвечает: с точки зрения раби Акивы, кровь, занесенная в помещение Храма для зерики, для окропления внешнего мизбеаха уже непригодна.

Это правило действительно лишь в том случае, если имеется в виду, что один из компонентов смеси - кровь корбана-хатат (символизирующего раскаяние и искреннее желание исправить ошибку).

Закон, который приводит раби Акива, распространяется и на смесь, один из компонентов которой - кровь корбана ашам (символизирующее благодарность Творцу за благополучие в доме), - говорит раби Элиэзер (тана, великий Учитель Мишны второго поколения, 1-й век).

Переходя к обсуждению второй части Мишны, Талмуд разбирает и уточняет позицию раби Йоси а-Галили.

Если коэн внес кровь предназначенного для приношения и зарезанного животного во внутреннее помещение Храма, намереваясь окропить ею внутренний мизбеах, чтобы искупить провинность хозяина корбана, - говорит раби Элиэзер, - эта кровь для окропления внешнего мизбеаха уже непригодна. Даже в том случае, если она не была использована. Ибо здесь решающее значение имеет само намерение.

Однако, если коэн внес кровь во внутреннее помещение Храма по ошибке, - уточняет раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), - окроплять ею внешний мизбеах разрешается, и эта зерика засчитывается...

Автор текста Моше Гойхберг

Трактат Зевахим

Лист 83

На нашем листе Талмуд переходит к обсуждению другой очень важной темы - статуса самого мизбеаха (в приблизительном переводе - жертвенник). В процедуре осуществления приношений в Храме эта «деталь» его устройства играет принципиальную роль. Мизбеах окропляется кровью отделенных для приношения и зарезанных животных, и это - кульминационный момент процедуры приношения, ибо правильное проведение этапа зерики (когда мизбеах окропляют кровью пригодного для приношения в Храме и в соответствии с законами зарезанного животного) обуславливает искупление вины хозяина приношения. На мизбеахе сжигается мясо корбана (приношения в Храме). Об устройстве мизбеаха - см. на сайте обзор листа 54.

Остается напомнить, что в Храме было два мизбеаха: один из них, внешний, располагался в азаре (храмовом дворе); другой, внутренний - в самом помещении Храма.

В Торе о мизбеахе сказано: «И будет мизбеах - святая святых. Каждый, коснувшийся мизбеаха - освятится» (Шемот, гл. 29, ст. 37).

Тщательно изучив эту фразу, Учителя приходят к выводу, что в случае, если на мизбеах попадает туша (или отдельные ее части) непригодного для приношения в Храме животного, с мизбеаха она уже не снимается, но, благодаря особым свойствам этого храмового «устройства», обладающего наивысшим уровнем концентрации духовности - очищается и тоже наполняется духовностью.

Впрочем, и тут есть исключения из общего правила, - подчеркивает Талмуд. - В отдельных случаях необходимо снять с мизбеаха то, что на него попало.

О чем идет речь?

Это мы узнаем из содержания представленной на нашем листе Мишны. В нашей Мишне, в частности, есть такая, «ключевая» для понимания, емкая фраза:

Мизбеах наполняет духовностью то, что подобает ему (наполнять духовностью)...

Что здесь имеется в виду?

Этот вопрос и становится основным предметом обсуждения темы.

Рамки применения выведенного из Торы закона ограничиваются набором объектов, пригодных для сожжения, - говорит раби Иегошуа (великий Учитель Мишны второго поколения, 1-й век). - Включая те, которые по различным причинам не могут быть объектами приношения в Храме или стали непригодными в качестве приношения в процессе осуществления процедуры.

Допустим, на завершающем этапе осуществления процедуры приношения (об этапах процедуры приношения - см. на сайте в обзорах листов 2 и 13) на мизбеах положили части корбана (приношения в Храме), мясо которого, скажем, из-за неправильного намерения (см. на сайте, например, обзор листа 10) при шехите (когда животное режут оговоренным в Торе, безболезненным способом) или - отдельных нарушений, допущенных коэном, совершающим процедуру приношения (см. на сайте, к примеру, обзор листа 16) стало непригодным для сожжения на мизбеахе (и еды), это мясо с мизбеаха уже не снимается, - поясняет Талмуд.

Здесь идет речь, прежде всего, о корбане-ола (символ тотальной близости к Творцу, в знак которой туша животного сжигается полностью), - заключает раби Иегошуа.

Иную грань Истины в этом вопросе усматривает рабан Гамлиэль. Этот набор, - говорит он, - не ограничивается объектами, которые горят в огне. Тот же закон (если возложили на мизбеах - не снимают) распространяется также на вино для возлияний и кровь для проведения этапа зерики. При этом и то, что сгорает в огне, может стать исключением (то есть - это приходится снимать с мизбеаха). Примером тому служит минха (мучное приношение). Даже если ее подняли на мизбеах, но она не была подготовлена для этого подобающим образом - не была помещена в специальный храмовый сосуд - с мизбеаха она снимается.

Если на мизбеах поднимают только непригодное для возлияния вино, его необходимо снять, - уточняет Талмуд. - Не снимается оно лишь в том случае, если попадает на мизбеах вместе с тушей корбана.

В заключение нашего обзора отметим, что, тщательнейшим образом исследовав позиции Учителей, Талмуд приходит к выводу, что ѓалаха (еврейский практический закон) должна следовать точке зрения раби Иегошуа.

 

Автор текста Ханох Лернер