БАЛАК 
"БАЛАК"
БАЛАК 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"БАЛАК"

Июнь 21, 2021   11 Тамуз 5781

До субботы - 5 дней

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Помочь сайту  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Уроки по Теилим   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Почта   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Шавуот
6 Сивана
(17.05.21)
В диаспоре 6-7 Сивана
(17.05 - 18.05.21)
Девятое Ава
 9 Ава
(18.07.21)
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(07.09 - 08.09.21)
Йом Кипур
10 Тишри
(16.09.21)
Суккот
15-21 Тишри
(21 - 27.09.21)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(28.09.21)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(28 - 29.09.21)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(29.11 - 06.12.21)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(14.12.21)
Ту би-Шват
15 Шват
(17.01.22)
Пурим
14 Адара
(17.03.22)
в Иерусалиме -
15 Адара
(18.03.22)
Песах
15-21 Нисана
(16 - 22.04.22)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(16 - 23.04.22)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(28.04.22)
День памяти павших 
3 Ияра
(4.05.22)
День независимости Израиля
4 Ияра
(5.05.22)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(19.05.22)

День Иерусалима
28 Ияра
(29.05.22) 
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Шаббат



New Page 1

Трактат Шаббат

17.07.05

Лист 76

На нашем листе Талмуд, продолжая рассматривать детали субботних законов, фокусирует внимание на содержании Мишны, текст которой помещен на предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 75).

Речь в ней идет, как мы помним, о том, что разрешается и что запрещается выносить в субботу из дома. То есть — из частного владения (решут а-яхид) во ввладение общественное (решут а-рабим; о подразделении владений на виды — см. на сайте обзор листа 6).

Еще в первой главе трактата Шаббат говорилось, что в принципе перемещать «объекты» из решут а-яхид в решут а-рабим, если нет эрува (значение термина — см. на сайте ответ «Как носят ключи в субботу») нельзя. Имеет определенные субботние ограничение даже ношение некоторых деталей одежды — мужских (см. на сайте обзор листа 60) и женских.(см. на сайте, к примеру, обзоры листов 57 и 59).

Однако выясняется, что в этом законе есть некоторые нюансы. И какие-то объекты выносить из дома в общественное владение все же дозволяется. Во всяком случае, ответственность за это человек не несет. Какие это объекты?

В предыдущей Мишне «категория» таких объектов конкретно не обозначена. Сказано лишь, что человек несет ответственность, выраженную приношением в Храме, если в субботний день вынес в общественное владение «объект», к которому он относится бережно. А если это — объект, который хранить необязательно, вынося его за пределы двора, человек не считается нарушителем субботних законов и приношение в Храме с него не требуется (см. на сайте обзор листа 75).

Что же имеется в виду?

Обычно люди хранят то, чем они пользуются в обыденной жизни. Подтверждение этому находим в Мишне, которая дается на нашем листе, которая, по сути — продолжение и уточнение предыдущей.

И мы узнаем, что речь идет о самых простых вещах. В отличие от Мишны предыдущего листа, новая Мишна представляет нам весьма точные сведения, определяя верхнюю «планку» объема, начиная с которого человек, если вынес «объект» за ворота собственного дома, будет отвечать за это, реализуя приношение в Храме.

Итак, в нашей Мишне читаем:

Считается, что (человек) нарушил субботу, если он вынес в шаббат (из решут а-яхид в решут а-рабим):

— сено (из травы), в объеме, который помещается во рту коровы;

— сено (из стеблей растений, относящихся к виду бобовых), в объеме, который помещается во рту верблюда;

— солому, в объеме, который помещается во рту ягненка;

— свежую траву, в объеме, который помещается во рту козленка;

Свежие перья чеснока, в объеме одной ягоды сушеного инжира среднего размера, а если эти перья (лука или чеснока) — сушеные, то — в объеме, который помещается во рту козленка.

Указанные объемы друг к другу не присоединяются, ибо объемы эти — не совпадают.

Если же (человек, в случае, когда нет эрува) выносит в шаббат (из решута-яхид в решут а-рабим) еду в объеме сушеной ягоды инжира, — продолжает Мишна, — он нарушает законы субботы. При этом (когда речь идет о еде человека) объемы объединяются, ибо единица измерения — общая для всех видов еды. Исключение составляют косточки и «хвостики» (от фруктов), кожура, отруби (остающиеся в муке после помола).

Объем вынесенной в шаббат (из решут а-яхид в решут а-рабим) чечевичной шелухи присоединяется к объемам других продуктов питания, — говорит раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), которые выносятся из дома в шаббат. Поскольку чечевицу варят вместе с шелухой

Подчеркнем, что из текста Мишны следует: если человек вынес в субботу за пределы своего двора (из решут а-яхид в решут а-рабим) «объекты», используемые как корм скоту или продукты питания человека в объеме, меньше указанных «единиц измерения», нарушителем законов шаббата он не считается и нет на нем за это ответственности. Это и есть «расшифровка» второй части Мишны (см. на сайте обзор листа 75). В самом деле. К примеру, клочок сена в объеме, который меньше того, что помещается в рот коровы, по сути — «мусор», и нет смысла хранить этот клочок.

Читая положения Мишны, невозможно не обратить внимания на то, как детально ее составители, Учителя Мишны, рассматривают каждую ситуацию, рассчитывая максимальные объемы «объектов», перемещение которых влечет за собой нарушение субботних законов. И здесь Учителя вновь проявляют глубокие знания проблем животноводства. Так, максимальный объем сена из травы рассчитывается с учетом того, что таким сеном кормят обычно крупный рогатый скот. Верблюду нужна более грубая пища, поэтому и «единица измерения» тут — иная…

Что имеют в виду составители Мишны, отмечая, что объемы свежей и сухой «зелени» друг к другу не присоединяются?

Для различных ее видов, — разъясняет Талмуд, — максимальный объем, начиная с которого выносить «объект» за пределы частного владения — запрещается, рассчитывается в разных, не сопоставимых «единицах измерения». Поэтому, если человек взял, скажем, клочок соломы — меньше запрещенного объема, и дополнил его до запрещенного объема сеном для кормления коровы, так, что получился «полный запрещенный объем» соломы, и одновременно вынес на улицу (в решут а-рабим) и то и другое, нарушением закона это не считается.

Но в обратной ситуации, если человек берет, к примеру, клочок сена из стеблей бобовых растений, в объеме, меньшем, чем рот верблюда, и добавляет до полного объема клочок того же сена для коровы, вынося все это в решут а-рабим, он нарушает шаббат.

Однако, когда речь идет о пище человека, объемы любых продуктов, которые выносят из частного владения, дополняют друг друга. И если общий объем вынесенных продуктов больше запрещенного или равен запрещенному (объем одной сушеной ягоды инжира), это означает, что человек нарушил субботние законы. Со всеми, вытекающими отсюда последствиями.

Это правило, как сказано в нашей Мишне, не распространяется на кожуру, косточки и прочие «отходы», которые обычно «не хранят», а выбрасывают (см. на сайте обзор листа 75). В субботу их можно выносить за пределы частного владения — без ограничений.

Автор текста Леви Раскин

Трактат Шаббат

18.07.05

Лист 77

Продолжая рассматривать различные подробности законов субботы, Талмуд открывает нашим листом новую, восьмую главу трактата Шаббат.

Эта глава, по крайней мере, в начале, анализирует все тот же закон — о перемещении объектов в субботу из частного владения во владение общественное (по терминологии Талмуда — из решут а-яхид в решут а-рабим; см. на сайте обзор листа 6), исследуя его в мельчайших подробностях.

В конце предыдущей главы две взаимосвязанный друг с другом Мишны (см. на сайте обзоры листов 75 и 76) определили, какие «объекты» можно выносить из частного владения в субботу и какие — нельзя, уточнив «единицы измерения» объемы, начиная с которых перемещение объекта будет нарушением законов шаббата. Речь шла, как мы помним, о «твердых объектах».

Теперь же, на нашем листе — разговор о жидкостях. И в Мишне, которая здесь приводится, дается такой текст.

Человек нарушил субботу, если он вынес в шаббат (из решут а-яхид в решут а-рабим):

— вино, в объеме, которого достаточно, чтобы наполнить один бокал;

— молоко, в объеме, которого достаточно для того, чтобы сделать один глоток;

— мед, в объеме, которого достаточно для того, чтобы смазать рану;

— масло (оливковое), в объеме, которого достаточно для того, чтобы смазать самую маленькую часть человеческого тела;

— воду, в объеме, которого достаточно для того, чтобы разбавить глазную мазь;

— остальные жидкости, используемые для питья (к примеру, сок и т.п.), в объеме ревиит (приблизительно — 86 г);

— не питьевую воду в объеме ревиит.

Раби Шимон (раби Шимон бар Йохай, великий Учитель Мишны, составитель книги Зоѓар; 2-й век) открывает в этих вопросах иную грань Истины.

В субботу, — говорит он, — нельзя выносить из частного владения любые жидкости, начиная с объема ревиит. Те объемы, которые берутся как «эталон» (основными составителями Мишны), применимы, когда жидкость имеет для человека особую ценность.

Все приведенные здесь «практические единицы измерения» (кроме тех, которые даются для вина, для соков и не питьевой воды), — заключает Мишна, — меньше ревиит

Начиная анализировать содержание Мишны, Талмуд уточняет: когда ее составители говорят об объеме вина, достаточного для наполнения одного бокала, имеется в виду бокал для кидуша (благословения, которое читают на вино). Обычно в него помещается ревиит жидкости, то есть примерно — 86 г. Иначе говоря, если человек вынес из частного владения, положим, 25 г вина, нарушителем шабббата он не считается и за поступок свой — не отвечает перед Небесами.

Будем иметь в виду, что во времена Талмуда вино было очень крепким, и для кидуша его разбавляли водой в соотношении — три части воды на одну часть вина (только в таком, разбавленном виде его можно было пить). Так что, если мы будем исчислять разрешенные объемы в расчете на «чистое», неразбавленное вино, «верхний предел», с которого начинается нарушение шаббата, будут равняться примерно 21 г.

Почему «предельный» объем меда исчисляется количеством, которое необходимо для смазывания раны? — спрашивают Учителя, изучая соответствующий пункт Мишны. Ведь мед — еда, а для еды у нас уже есть единица измерения — объем одной ягоды сушеного инжира (см. на сайте обзор листа 76).

В данном случае подразумевается жидкий, текучий мед, — поясняет Талмуд. — Его не только едят, но и применяют в медицинских целях (смазанная медом рана дезинфицируется и быстрее затягивается). К тому же, тут имеет место некое «устрожение» ибо количество, которое уходит на рану, меньше объема ягоды сушеного инжира.

Аналогично ведется и расчет запрещенного для выноса в общественное владение объема воды. Вода, большей частью, конечно же, нужна для питья. Однако люди имеют обыкновение разбавлять ею глазные мази (то использовать ее в медицинских целях). Поэтому и здесь делается некое «устрожение» правил. «Предельный» объем здесь меньше, скажем, глотка.

Далее Талмуд выдвигает на обсуждение вопрос: что имеется в виду, когда Мишна определяет «предельный» объем оливкового масла, начиная с которого вынесение масла из частного владения становится проступком, нарушением субботних законов? Что составители Мишны называют «самой маленькой частью человеческого тела»?

Это, к примеру, пальчик только что родившегося ребенка, — говорят, проведя специальное исследование, ученики раби Яная (один из крупнейших Учителей Талмуда; 3-й век: многие из его учеников стали впоследствии великими Учителями)…

Автор текста Леви Раскин

Трактат Шаббат

19.07.05

Лист 78

На нашем листе Талмуд, продолжая рассматривать подробности субботнего закона, запрещающего в шаббат перемещать «объекты» из частного владения во владение общественное (по терминологии Талмуда — из решут а-яхид в решут а-рабим; см. на сайте обзор листа 6), так же, как на предыдущих листах (см. на сайте обзоры листов 76 и 77), уточняет «предельные» размеры, начиная с которых перенесение этих объектов в шаббат становится нарушением.

Речь в новой Мишне идет об объектах, «параметры» которых измеряются в длину или — предназначением.

В этой Мишне дается такой текст.

Человек нарушил субботу, если он вынес в шаббат (из решут а-яхид в решут а-рабим):

— веревку, длина которой позволяет сделать ручку для корзины;

— стебель тростника, размер которого позволяет сделать крючок, чтобы повесить сито или решето (на практике это — длина, меньшая, чем указанная выше длина веревки);

Иную грань Истины открывает в этом вопросе раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век).

В субботу, — говорит он, — нельзя выносить из частного владения тростниковый стебель, если его длина годится для измерения стопы ребенка (то есть может стать меркой для покупки обуви).

Нельзя, — продолжает Мишна, — выносить из частного владения:

— бумагу, в размере, достаточном, чтобы написать на ней две буквы (как это делали сборщики налогов, помещая, что налог уплачен);

— квитанцию, полученную от сборщика налогов (эта квитанция и представляла собой маленький клочок бумаги с двумя буквами);

— клочок бумаги, на котором что-то было написано, а потом — стерто (бумага во времена Талмуда имела такое качество, что в случаях, когда с нее стирали буквы, она была уже непригодной для письма) — в размере, достаточном для изготовления пробки, которой можно было бы заткнуть маленькую бутылочку с благовониями (а это — размер, больший, чем тот, который нужен для написания двух букв);

— клочок кожи, в размере, достаточном для того, чтобы обтянуть медальон;

— кусок пергамента такого размера, как те, которые вкладываются в тефиллин (см. на сайте ответ «Как правильно надевать тефиллин»,  в разделе «Спроси у раввина»);

— чернила, в объеме, достаточном для написания двух букв;

— краску для глаз, в объеме, достаточном для того, чтобы женщина могла подкрасить один глаз;

— клей, в объеме, достаточном, чтобы смазать им ветвь дерева (во времена Талмуда так ловили птиц);

— смолу, серу и воск, в объеме, позволяющем залить отверстие (в древние времена воском заливали отверстие в глиняной пробке для бочки);

— глину, в объеме, достаточном для изготовления горнила, которое используют для переплавки золота.

Здесь раби Иегуда тоже усматривает иную грань Истины.

«Пограничный» объем глины, — говорит он, — это кусок, из которого можно изготовить ножку для основания горнила.

Нельзя так же, — указывает далее Мишна, — выносить из частного владения:

— отруби (отделенные от муки после помола зерен пшеницы или какой-либо другой зерновой культуры) — в объеме, достаточном, чтобы засыпать горнило при переплавке золота;

— известь — в объеме, которого достаточно, чтобы смазать палец ребенка (когда возникает необходимость реализовать процедуру, требующую удаления волосков).

Тут раби Иегуда дает иное измерение: в объеме, достаточном, чтобы смазать часть лица.

Иную грань открывает в этом раби Нехемия (великий Учитель Мишны, коллега раби Иегуды; 2-й век). В объеме, — отмечает он, — достаточном для того, чтобы смазать висок.

Из текста приведенной здесь Мишны мы многое узнаем о быте наших предков эпохи Талмуда.

Но наши Учителя, ее составители, разумеется, ставили перед собой другую цель. Они уточняют различные детали, стараясь, как всегда, рассмотреть всевозможные бытовые ситуации, чтобы оградить человека от ошибок и не допустить, чтобы он невольно, по незнанию нарушил шаббат.

Ведь речь идет, казалось бы, о самых незначительных мелочах. Кому, к примеру, понадобится в субботу обрывок ни на что негодной веревки? Или — зачем человеку, выходя из дома в субботний день, брать с собой, скажем, маленький клочок бумаги?..

Но в том-то и дело, что этот ненужный обрывок (или клочок) может заваляться в кармане одежды, которую человек наденет в шаббат, чтобы отправиться, например, в гости к соседу. Вот Мишна и дает наставление — быть внимательными, заранее проверять одежду, чтобы невзначай не нарушить субботний закон.

Анализируя содержание Мишны, Учителя подчеркивают, что в случае, если человек в шаббат случайно вынес из дома (из решут а-яхид в решут а-рабим) неоплаченную долговую расписку, он нарушил закон Торы и обязан осуществить приношение в Храме. Но если вынесен — оплаченный «счет», приношение с человека не требуется, ибо это — нарушение постановления Учителей, которые ввели дополнительное «устрожение», чтобы человеку было легче ориентироваться в ситуации.

Иную грань Истины открывает в этом вопросе раби Иегуда. На вынесение из дома оплаченной долговой расписки, — говорит он, — тоже накладывается строгий запрет…

Эта разница между гранями Истины, — объясняет рав Йосеф (великий Учитель Талмуда третьего поколения, начало 4-го века), — обусловлена различным отношением к значению «объекта».

Большинство Учителей заключают, что после уплаты долга кредитор не должен хранить долговой документ. Этот документ с того самого момента (когда долг ему вернули) ему уже, по сути, не принадлежит. Бывшему должнику тоже не стоит хранить такую расписку. Ведь она может попасть в руки кредитора, а тот сможет предъявить ему повторный иск. И, поскольку долговая расписка подлежит уничтожению, то ценности, получается, она не имеет. Следовательно, тот, кто вынес ее из дома в субботу, за это не отвечает.

С точки зрения раби Иегуды, этот документ, утратив юридическое значение, приобретает некую иную, практическую «ценность». Он превращается в клочок бумаги, из которой можно, к примеру, сделать пробку для бутылки. Поэтому в шаббат выносить его из дома — нельзя, это повлечет за собой нарушение субботних законов…

Автор текста Леви Раскин

Трактат Шаббат

20.07.05

Лист 79

На нашем листе Талмуд, как и до этого, рассматривает подробности субботнего закона, запрещающего в шаббат перемещать «объекты» из частного владения во владение общественное (по терминологии Талмуда — из решут а-яхид в решут а-рабим; см. на сайте обзор листа 6). Речь идет, подчеркнем о ситуациях, когда нет эрува (значение термина — см. на сайте ответ «Как носят ключи в субботу», в разделе — «Спроси у раввина»).

Отметим, что наш лист — непосредственное продолжение предыдущего, в заключительной части которого Учителя обсуждают вопрос: можно ли в субботу выносить из дома оплаченную долговую расписку (см. на сайте обзор листа 78)?

Многие Учителя, как мы помним, не усматривают в этом «состава преступления». В свою очередь, раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век) говорит, что это — типичное нарушение законов шаббата. Рав Йосеф (великий Учитель Талмуда третьего поколения, начало 4-го века) дает разъяснение обеих позиций (см. там же).

На нашем листе Талмуд сообщает, что Абайе (один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века), анализируя точки зрения большинства Учителей и раби Иегуды, открывает здесь иную грань Истины.

Дискутируя на эту тему, — говорит он, — Учителя, включая раби Иегуду, не видят нарушения закона Торы в том, что человек вынес из частного владения оплаченную долговую расписку, которая никому уже не нужна, и ее надлежит уничтожить. Но они подразумевают вполне конкретную ситуацию, когда кредитор, владея долговой распиской, утверждает, что ему не вернули долг. А должник уверяет в обратном — дескать, деньги, которые были взяты им у кредитора, он вернул.

Спрашивается, может ли бет дин (еврейский суд) взыскать с «должника» указанную в расписке сумму?

Вопрос в данном случае сводится к тому, нужно ли должнику, подтверждать в суде подлинность подписи составленной им расписки в присутствии двух свидетелей или же она — действительна и без такого подтверждения.

Подлинность подписи обязательно надо подтверждать в бет дине, — говорит большинство Учителей.

Раби Иегуда, открывая иную грань Истины, отмечает, что необходимости в этом нет.

Разное отношение к решению проблемы и приводит к разным выводам, — заключает Абайе.

Когда должник утверждает, что выплатил долг, а кредитор владеет неподтвержденной в суде долговой распиской, — разъясняет большинство Учителей, — этот документ не имеет законной силы, и суд не примет ее в производство. Поэтому данный документ — просто бесполезная «бумажка». И, если кредитор возьмет ее с собой, выходя из дома в шаббат (из частного владения во владение общественное), ответственности он за это не несет, ибо в этом нет нарушения закона Торы (см. на сайте заключительную часть обзора листа 75).

Раби Иегуда, как мы могли убедиться (см. выше), придает законную силу долговой расписке, неподтвержденной в суде, ибо с его точки зрения, такой документ официального подтверждения изначально не требует.

Тогда получается, что, завладев таким документом, кредитор вправе обратиться в суд, рассчитывая на судебное разбирательство. Несмотря на то, что должник говорит, что долг он вернул. И, поскольку документ в данном случае — «объект», имеющий ценность (им еще можно воспользоваться), человек, взяв его с собой, выходя из дома в субботу (из решут а-яхид в решут а-рабим), нарушает закон Торы и несет за это ответственность (см. на сайте заключительную часть обзора листа 75).

Иную грань Истины открывает в той же проблеме Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век).

Раби Иегуда, — говорит он, — не отрицает, что подлинность долговой расписки необходимо подтверждать в суде. Суть отличия его точки зрения от позиции большинства Учителей — в другом.

Когда должник возвращает кредитору долг,— говорит большинство Учителей, — кредитор обязан дать ему документ, подтверждающий, что долг оплачен.

У кредитора нет такой обязанности, — говорит раби Иегуда. — Ему следует просто отдать должнику данную долговую расписку.

Поэтому, если кредитор в шаббат, выйдя из дома, взял с собой долговую расписку, он не совершил нарушения закона Торы, ибо данный документ законной силы уже не имеет, превращаясь в «пустую бумажку». Ведь у бывшего должника есть расписка, удостоверяющая, что долг он вернул.

С точки зрения раби Иегуды, кредитор в этой ситуации нарушает закон Торы: поскольку у должника нет подтверждения об уплате долга, и оставшейся у кредитора долговой распиской тот все еще может воспользоваться.

Еще одну грань Истины в данной проблеме открывает рав Аши (великий Учитель, редактор Вавилонского Талмуда, начало 5-го века).

Речь в дискуссии между раби Иегудой и другими Учителями идет о ситуации, когда кредитор, после того как получил выданную им сумму, вернул должнику долговую расписку. И вот, этот должник, выходя из дома (из решут а-яхид в решут а-рабим) в субботу, взял ее с собой.

Он тем самым не нарушает запретов Торы, — говорит многие Учителя. — Ведь эта «бумажка» уже не имеет практического применения. Даже бутылочную пробку делать из нее он не станет — из опасения, что она случайно попадет в руки кредитора.

Эта «бумажка» вполне может пригодиться ему, чтобы подтвердить свою платежеспособность, — говорит раби Иегуда. — Она для него имеет некую практическую ценность. Поэтому, вынося ее из дома, человек допускает нарушение закона Торы.

Автор текста Леви Раскин

Трактат Шаббат

21.07.05

Лист 80

На нашем листе Талмуд, продолжая рассматривать различные детали субботних законов, и, в частности — закона, запрещающего в шаббат перемещать «объекты» из частного владения во владение общественное (из решут а-яхид в решут а-рабим; см. на сайте обзор листа 6), возвращается к исследованию количественных параметров объектов, начиная с которых человек, который вынес такой объект в шаббат, становится «нарушителем» и отвечает за это перед Небесами (см. на сайте обзоры листов 76, 77 и 78).

В новой Мишне, представленной на этом листе, читаем такой текст.

Человек нарушил субботу, если он вынес в шаббат (из решут а-яхид в решут а-рабим):

— красную глину, в объеме, позволяющем изготовить печать;

— удобрения, в объеме, достаточном для того, чтобы «подкормить» одно растение;

— крупный песок, в объеме, позволяющем (штукатуру, смешав его с известью) изготовить раствор, которым можно покрыть небольшую часть стены, размером с ладонь (штукатура);

— стебель, в размере, позволяющем изготовить перо (для письма)…

Далее Талмуд пункт за пунктом обсуждает содержание Мишны. И по первому пункту выдвигает на обсуждение вопрос: о какой именно печати идет речь, когда определяется предельный объем красной глины?

Мы говорим о печати, предназначенной для маркировки мешка с товаром, — поясняет раби Акива (величайший Учитель Мишны, 2-й век).

Однако другие Учителя открывают в этом вопросе иную грань Истины.

Речь — о запечатывании письма, — уточняют они.

И это означает, что раби Акива дает менее строгое решение, ибо печать на мешке — больше печати для письма.

Каково же положение с удобрениями?

В самом деле. Для подкормки разных растений нужны питательные вещества в разных количествах.

Тут за «эталон» берем объем, — говорит раби Акива, — достаточный для подкормки одного кочана капусты.

«Эталон», — говорят другие Учителя, — количество удобрения, необходимое для роста одного стебля кормовой травы. То есть снова указывают меньший объем, нежели тот, что называет «предельным» раби Акива.

Ну, а если стебель — толстый или сломанный, и перо для письма изготовить из него невозможно, есть ли в таком случае для него предельный размер, начиная с которого его перемещение станет нарушением закона Торы? — спрашивают Учителя, переходя к обсуждению последнего пункта Мишны.

Безусловно, есть, — отвечает Талмуд. — В такой ситуации «предельным» будет считаться длина, которой достаточно для того, чтобы при горении на этом стебле можно было бы сварить куриное яйцо, смазанное жиром (это ускоряет процесс варки) и помещенное в заранее разогретую посудину.

Анализируя содержание Мишны, Учителя попутно углубляются в исследование вопроса, из каких компонентов должен состоять раствор для оштукатуривания стен.

И это, как мы узнаем — непростая проблема. Дело «осложняется» тем, что для этой цели годятся материалы, способные на эмоциональном уровне выразить ощущение скорби по разрушенному Храму. Ведь нам следует помнить об этом всегда. И в наши дни, как дань памяти о разрушенном Храме, принято оставлять на внутренней стене жилого помещения не закрашенный прямоугольник.

Многие Учителя заключают, что в раствор для оштукатуривания стен в известь надо добавлять немного сена и песок, чтобы стена имела серый оттенок.

Однако раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век) усматривает в этом иную грань Истины.

Ощущение скорби должно передаваться не только цветом, — говорит он, — но и — на «качественном» уровне. Оштукатуренная стена должна выглядеть «времянкой». Поэтому для изготовления раствора к извести необходимо добавлять сено. Но песок подмешивать в раствор — нельзя. Иначе создается впечатление, что стена очень добротна и простоит — века.

Всесторонне изучив проблему, Учителя приходят к выводу, что раствор для оштукатуривания стен все же следует изготавливать, добавляя в известь песок. Именно таким и только таким раствором можно пользоваться для оштукатуривания стен после разрушения Храма…

 

Автор текста Леви Раскин

Трактат Шаббат

22.07.05

Лист 81

На нашем листе Талмуд, продолжает исследовать разнообразные нюансы закона, запрещающего в шаббат перемещать «объекты» из частного владения, решут а-яхид — в общественное, решут а-рабим (о видах владений — см. на сайте обзор листа 6).

Речь, как и прежде (см. на сайте обзоры листов 76, 77, 78 и 80), идет о количественных параметрах, начиная с которых человек, который вынес объект такого размера (или объема) в шаббат, становится «нарушителем» субботних законов и отвечает за это перед Небесами.

В Мишне нашего листа дается такой текст.

Человек нарушил субботу, если он вынес в шаббат (из решут а-яхид в решут а-рабим) кость, размера которой достаточно для того, чтобы сделать из нее ложку.

Раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век) открывает в этом вопросе иную грань Истины.

Чтобы стать нарушителем, — говорит он, — (человек) должен вынести кость такого размера, который позволяет изготовить ключ.

Нарушением субботних законов будет, — продолжает Мишна, — если (человек) вынес (из частного владения в общественное):

— стекло, в размере, позволяющем выточить деревянную спицу (которая во времена Талмуда использовалась, когда из шерсти или льня пряли нити — для их выравнивания);

— камешек, в размере, достаточном для того, чтобы спугнуть им птицу;

Иную грань Истины усматривает в данном вопросе раби Элиэзер бар Ланов. Предельный размер камешка, — говорит он, — начиная с которого человек, который вынес (его из частного владения во владение общественное) становится нарушителем субботних законов — это размер, позволяющий, если бросить его, спугнуть животное.

Далее Талмуд, как обычно, исследует содержание Мишны. И, анализируя первый ее пункт, сравнивает «параметры» кости, указанные раби Иегудой и другими Учителями.

Традиционно, — подчеркивает Талмуд, — в дискуссиях между раби Иегудой и другими Учителями, раби Иегуда демонстрирует большую «строгость», нежели остальные Учителя, то есть он указывает, как правило, меньший размер, начиная с которого человек, вынося объект из решут а-яхид в решут а-рабим, становится нарушителем законов шаббата.

В данном случае, с костью, сопоставить параметры, приведенные им и другими Учителями, непросто. Ведь ложка может быть — маленькой, но может быть и — достаточно большой. То же — и с ключом.

Талмуд исследует языковые особенности текста (разумеется — в оригинале) и приходит к выводу, что раби Иегуда подразумевает как будто бы больший размер. Иными словами, большую «строгость» тогда проявляют по отношению к выносу кости из дома — Учителя.

Тщательный и глубокий анализ проблемы проводит Ула (великий Учитель Талмуда; Эрец Исраэль, 3-й век) и открывает иную грань Истины.

Называя размер «ключа», — говорит он, — раби Иегуда в действительности имеет в виду размер зубца на той части ключа, которая вставляется в замочную скважину. Так что, в результате мы вынуждены признать, что и на этот раз раби Иегуда предъявляет к человеку более высокие требования, нежели другие Учителя. Ибо зубец ключа в любом случае, конечно же, меньше даже самой маленькой ложки.

На нашем листе размещена и еще одна Мишна, которая, по сути — непосредственное продолжение первой (см. выше).

Человек нарушил субботу, — сообщает раби Иегуда, — если вынес в шаббат (из решут а-яхид в решут а-рабим) кусок глины, которую можно использовать в качестве прокладки между двумя дощечками.

Раби Меир (один из крупнейших Учителей Мишны; 2-й век, коллега и современник раби Иегуды) открывает в этом вопросе иную грань Истины.

Человек становится нарушителем законов шаббата, — говорит он, — если вынес (из частного владения — в общественное) кусок глины, в размере, позволяющем слепить из нее «совочек», на котором можно переместить с места на место тлеющие угольки.

Еще одну грань Истины выводит по этому поводу раби Йоси (великий Учитель Мишны, коллега и современник раби Иегуды и раби Меира)

В размере, — говорит он, — достаточном для того, чтобы из этого куска глины можно было сделать сосуд, вмещающий ревиит (во времена Талмуда — мера объема, приблизительно равная 86 г) воды...

Талмуд исследует позиции Учителей. И уточняет, что в высказывании раби Иегуды речь идет о таком количестве глины, которое необходимо для того, чтобы сделать из нее прокладку между дощечками — чтобы дощечки не искривились. Этот прием часто использовался при строительстве (а строить, как нам известно, в субботу запрещено — см. на сайте обзор листа 73).

Далее Талмуд выясняет, что раби Меир делает свой вывод, взяв за основу фразу в одном из еврейских источников — «…и не найдется среди осколков его черепка (такого), чтобы выгрести угли из очага». Из этой фразы следует, что для перенесения углей с одного места в другое пользовались глиняными черепками, наподобие «совка».

Раби Йоси, изучая проблему, использует тот же отрывок, но — его заключительную часть: «...или — зачерпнуть воды из водоема». Эти слова разъясняют, что для зачерпывания и хранения воды пользовались глиняными сосудами (а в отдельных случаях для зачерпывания — и глиняными черепками).

Итак, определяя, начиная с какого количества перемещение глиняного объекта из решут а-яхид в решут а-рабим, становится нарушением субботних законов, — подводит Талмуд некий итог, — мы можем пользоваться указаниями всех трех Учителей…

Автор текста Леви Раскин

Трактат Шаббат

23.07.05

Лист 82

Нашим листом Талмуд открывает следующую, девятую главу трактата Шаббат. И начинается она с Мишны, раскрывающей один из методов исследования (глубокий анализ текстов из еврейских источников, как это делали, к примеру, на предыдущем листе раби Меир, величайший Учитель Мишны, 2-й век, и его коллега и современник — раби Йоси; см. на сайте обзор листа 81 ), которым часто пользуются наши Учителя, изучая те или иные законы Торы и составляя подробные указания по их исполнению.

Речь здесь идет о законах тумы (духовной нечистоты; см. на сайте обзор недельной главы Тазриа, первый годовой цикл).

Талмуд подчеркивает, что полный текст этой Мишны приводится в трактате Авода зара, а на нашем листе она воспроизводится лишь частично.

Итак, прочтем эту, представленную на нашем листе часть.

Откуда известно, что предметы и прочие атрибуты идолопоклонства могут «заразить» тумой человека, который несет их — так же, как нида (см. на сайте обзор недельной главы Тазриа, пятый годовой цикл)? — спрашивает раби Акива (один из крупнейших Учителей Мишны, 2-й век).

И отвечает: из фразы, которую находим в Танахе, в книге пророка Иешаягу — «И скверной считать будете вы покрытие из серебра твоего на истуканах и — одеяния из золота, отлитые для идола. И отстранишься от него, как от тумы ниды…».

И это означает, — продолжает он, — что предметы идолопоклонства обладают способностью распространять духовную нечистоту — так же, как распространяет туму нида. Даже и без непосредственного контакта

Талмуд приводит конкретный пример. Тумой можно «заразиться» от досок или камней, оставшихся от рухнувшего здания, в котором собирались идолопоклонники и осуществляли свои ритуалы. Духовная нечистота от них «перекинется» на человека, даже если эти камни завернут в чистые (в духовном смысле) тряпки. То есть — даже в том случае, если прямого контакта с этими камнями не будет.

Так же и с женщиной в определенном периоде (когда она — нида). Чтобы получить от нее туму, необязательно дотрагиваться до нее — достаточно взять из ее рук какой-либо предмет.

Чтобы картина была более полной, Талмуд пересказывает слова других Учителей, которые открывают в данном вопросе иную грань Истины.

Если случилось так, — говорят Учителя, что стена, ограничивающая с одной стороны двор дома, принадлежащего еврею, одновременно является стеной здания, где идолопоклонники проводят свои ритуалы, и если рухнет она (эта стена), еврею запрещено отстраивать ее заново на том же самом месте. Ведь если он еврей восстановит ту стену в том виде, в каком она была, получится, что он трудился на благо идолопоклонников.

Как же следует ему поступить?

Если рухнула стена, которая служила еврею забором, ограждая его земельный участок у дома, а идолопоклонники за той самой стеной собирались и проводили свои обряды, ему следует сократить свое земельное владение на 4 амы (во времена Талмуда — мера длины, примерно равная 0,5 м). Иными словами — возвести новую ограду на расстоянии четырех амот (множественное число от слова ама) от прежней (вглубь своего двора). А те четыре амы, которые остались от его участка за новой оградой, он должен засеять колючками — чтобы идолопоклонники не могли использовать для своих целей этот клочок земли.

Такие меры предосторожности необходимы, — подчеркивают Учителя, потому что стена, которой пользовались идолопоклонники «излучает» духовную нечистоту. И человек, прикоснувшись к ней, «заражается» от нее тумой. Так же — как при прикосновении к телу мертвого пресмыкающегося.

И это правило выводят Учителя, изучая еврейские источники…

Автор текста Леви Раскин




New Page 5

 

Введение в трактат Шаббат

 

Трактат Шаббат открывает второй раздел центрального ядра Устной Торы — Мишны. Название второго раздела — Моэд, то есть — «выделенное, предназначенное (время)».

Наиболее яркий пример такого «предназначенного» времени — седьмой день недели, шаббат.

Слово шаббат означает — «(день), когда (конструктивная) деятельность прекращена». Первым шаббатом в истории был седьмой день процесса Сотворения мира, с наступлением которого Всевышний прекратил свою «деятельность» по созданию мира. Иначе говоря, шаббат символизирует факт, что Мир был сотворен за шесть дней.

Тора дает определение, согласно которому евреям в шаббат нельзя заниматься конструктивной деятельностью (книга Шемот, гл. 20, ст. 8-10). На иврите «конструктивная деятельность» называется — мелаха. И основная задача нашего трактата — в том, чтобы в деталях выяснить, что входит, и что не входит в понятие «мелаха». Насколько важна эта задача — очевидно. Ведь, все то, что входит в понятие «мелаха» делать нам в субботу запрещается, а все, что не входит — разрешается. Это утверждение — верное, но дает лишь весьма общее представление о данной теме. Ибо существует еще и немало нюансов.

Чтобы донести до нас содержание заповедей, Тора пользуется различными методами. Иногда дает точное распоряжение (к примеру — «свиное мясо есть нельзя). В некоторых случаях применяет способ «повторного указания» на какую-либо заповедь. Часто — для того, чтобы связать одну заповедь (скажем, о субботе) — с другой. В данном случае в тексте Торы (Шемот, гл. 35, ст. 1-4) мы находим повторение запрета на осуществление мелахи (см. выше) в субботу непосредственно перед заповедью о строительстве Мишкана (условно говоря — переносного Храма, который носил с собой народ Израиля в период сорокалетнего странствия по пустыне Синая).

Устная Тора, полученная Моше Рабейну на горе Синай вместе с Письменной Торой, определяет, что мелаха — это действие, осуществление которого было необходимо, чтобы подготовить материалы для строительства Мишкана и для обеспечения его деятельности.

Из трактата Шаббат мы узнаем, что всего насчитывается 39 видов («категорий») действий, без которых построить Храм и/или обеспечить его функционирование было невозможно.

Следует отметить, что каждая мелаха подразделяется на подвиды. Действия, составляющие эти подвиды, также нельзя производить в шаббат. Все это в подробностях рассматривается в нашем трактате.

Кроме того, мы узнаем, что осуществление того или иного действия, включенного в понятие «мелаха», должно быть сознательным. Это подразумевает, что человек, совершающий действие, (в отличие от случайно произведенного действия) испытывает желание его осуществить и ставит перед собой цель, которую хочет достичь в результате этого действия.

Запрещены, как правило, только сознательные действия. Очевидно, что в определении самого понятия — «сознательное» есть множество нюансов, а, значит — и последствий, которые испытывает на себе человек, стремящийся правильно соблюдать законы шаббата. И этому наш трактат уделяет немало внимания.

Как и в любом другом трактате, в трактате Шаббат мы найдем сведения и о других заповедях, а также — о разных явлениях нашего, земного мира и духовных миров.

Трактат Шаббат состоит из 24 глав. Всего в нем — 157 листов.

Автор текста Элиягу Эссас

 

 

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

С чего начать преподавать в женском клубе?


Поиск по сайту:

New Page 1



 


 

 
New Page 1

Главная страница  |  Помочь сайту
  Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда    
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля