БАЛАК 
"БАЛАК"
БАЛАК 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"БАЛАК"

Июнь 21, 2021   11 Тамуз 5781

До субботы - 5 дней

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Помочь сайту  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Уроки по Теилим   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Почта   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Шавуот
6 Сивана
(17.05.21)
В диаспоре 6-7 Сивана
(17.05 - 18.05.21)
Девятое Ава
 9 Ава
(18.07.21)
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(07.09 - 08.09.21)
Йом Кипур
10 Тишри
(16.09.21)
Суккот
15-21 Тишри
(21 - 27.09.21)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(28.09.21)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(28 - 29.09.21)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(29.11 - 06.12.21)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(14.12.21)
Ту би-Шват
15 Шват
(17.01.22)
Пурим
14 Адара
(17.03.22)
в Иерусалиме -
15 Адара
(18.03.22)
Песах
15-21 Нисана
(16 - 22.04.22)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(16 - 23.04.22)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(28.04.22)
День памяти павших 
3 Ияра
(4.05.22)
День независимости Израиля
4 Ияра
(5.05.22)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(19.05.22)

День Иерусалима
28 Ияра
(29.05.22) 
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Шаббат



New Page 1

Трактат Шаббат

28.08.05

Лист 118

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать Мишну, в которой говорится о том, сколько еды разрешается спасать при пожаре, который разгорелся в шаббат (текст Мишны — см. на сайте в обзоре листа 117).

Напомним, в этой Мишне, в частности, сказано — «в количестве, достаточном (для организации) трех трапез».

Поэтому Талмуд уточняет, сколько трапез полагается устраивать в шаббат (см. там же).

В качестве указания берется фраза из Торы: «И сказал Моше — ешьте его (ман — см. на сайте ответ «Что такое ман (манна)?») сегодня, ибо сегодня — шаббат, сегодня не найдете его в поле» (Шемот, гл. 16, ст. 25). Троекратное повторение в ней слова «сегодня», — приходят к заключению Учителя, — показывает, что каждый должен сделать в шаббат три трапезы.

Однако раби Хидка, исследуя ту же фразу, открывает иную грань Истины.

В шаббат следует устраивать четыре трапезы, — говорит он. — На три трапезы намекает трижды употребленное здесь слово «сегодня» (то есть — днем). А первая, вечерняя трапеза накануне, не упоминается, как нечто само собой разумеющееся. Данный расчет подтверждается и той «корректировкой», которая дается далее в Мишне — в зависимости от того, в какое время субботник суток возник пожар. И тут ясно сказано: если пожар начался ночью, после того, как вечерняя трапеза уже прошла, еду спасают в количестве, достаточном для трех трапез. То есть — для тех трех, которые необходимо провести в течение следующего дня.

Но здесь же в Мишне говорится: если дом загорелся рано утром в субботу, когда к трапезам вообще не успели приступить, спасают продукты, необходимые для двух трапез, если после полудня — для одной, — выдвигают возражения Учителя. — Из этого следует, что в целом в шаббат, полагается устраивать три трапезы.

Попутно Талмуд, как и на предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 117), дает указания, связанные с проведением трапез. И отмечает, что после вечерней трапезы посуду, из которой ели за шаббатним столом, мыть — разрешается. С расчетом, что ее будут использовать на утренней трапезе.

После утренней трапезы, собранную со стола посуду тоже можно мыть — ее поставят на стол для послеполуденной трапезы. Но после третьей трапезы до окончания субботы посуды мыть запрещается. Исключение составляют стаканы, их позволяется мыть и после третьей трапезы, ибо субботний «режим» не выделяет определенное время для питья. Пить в субботу люди могут когда и сколько угодно.

Тот, кто регулярно принимает участие в трех субботних трапезах, — говорит раби Шимон бен Пази, — спасется от трех страшных напастей: от бедствий, предшествующих приходу Машиаха (см. на сайте, к примеру ответы — «Что будет, когда придет Машиах» и «Два Машиаха: бен Давид и бен Йосеф»); от мучений геѓиноме (низший этаж Будущего Мира, где души получают наказание и очищаются; в некоторых переводах — «ад») и от бедствий в войне Гога и Магога.

Эту информацию раби Шимон получает, проведя глубокий анализ текстов Танаха, в частности — книг пророков.

Тот, кто воистину наслаждается шаббатом, — говорит раби Йоханан (один из крупнейших Учителей Талмуда в Эрец Исраэль, 3-й век) от имени раби Йоси (великий Учитель Мишны; 2-й век), — получает безграничное наследие. Как сказано: «…И возведу Я тебя на высоты земли, и питать буду тебя наследием Яакова» (Танах, книга пророка Иешаягу, гл. 58).

Талмуд подчеркивает, что наследие Яакова отличается от наследия Авраама и Ицхака.

О наследии Авраама в книге Берешит написано: «Встань и обойди землю вдоль и поперек…» (Берешит, гл. 13, ст. 17). Здесь речь идет о конкретной территории — не более того.

По поводу Ицхака сказано: «Тебе и потомству твоему дам Я земли эти» (Берешит, гл. 26, ст. 3).

И снова — речь о конкретных землях в определенных границах.

И только в отношении Яакова дается такой текст: «…и распространишься на север и юг, на запад и восток» (Берешит, гл. 28, ст. 14).

У всякого человека, наслаждающегося шаббатом, — говорит рав Иегуда (великий Учитель Талмуда второго поколения; 3-й век) от имени Рава (Рав — столь великий и известный Учитель Талмуда первого поколения, что звание «рав» стало его именем, и все знали, о ком идет речь; 3-й век), — реализуются самые заветные желания (в оригинале — «желания сердца»). Об этом в Танахе написано: «Насладись от (дня) Всевышнего, и воплотятся желания сердца…» (Теилим — Псалмы царя Давида, гл. 37).

От чего человек может получать наслаждение в субботу? — спрашивает Талмуд.

От особой, вкусной еды, например, — отвечает рав Иегуда.

Даже небольшое блюдо, специально приготовленное для шаббата, — добавляет рав Папа (великий Учитель Талмуда пятого поколения, Вавилон, 5-й век), — способно принести наслаждение, имея в виду жареную мелкую рыбешку.

Тому, кто соблюдает шаббат, выполняя все субботние законы, — говорит рав Хия бар Аши, — прощаются даже прежние склонности к идолопоклонству.

Если бы в течение первого в истории еврейского народа шаббата в пустыне никто из евреев не нарушил бы субботние законы, никакой враг не смог бы его одолеть. Но, к сожалению, тогда были нарушители. Как сказано: «И вот, в день седьмой (то есть — в шаббат) вышли из народа собирать (ман)… И сказал Всевышний Моше — доколе будете отказываться соблюдать заповеди Мои и наставления Мои?» (Шемот, гл. 16, ст. 27-28). И далее, после описания истории с маном и водой, дается такой текст: «И пришел Амалек» (Шемот, гл. 17, ст. 8).

Если бы все евреи провели хотя бы две субботы, соблюдая все законы шаббата, — отмечает раби Йоханан, — наступил бы период окончательного избавления. Ибо в Танахе об этом написано: «соблюдайте шаббаты Мои… И приведу Я вас к Моей святой горе» (книга пророка Иешаягу, гл. 56).

Автор текста Мордехай Вейц


Трактат Шаббат

29.08.05

Лист 119

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать различные особенности шаббата, рассказывает о том, как выделяли субботу наши Учителя.

В этой связи приводится такой диалог.

Спросил как-то раз рав Йосеф (великий Учитель Талмуда третьего поколения, начало 4-го века) сына Рабы (Раба — один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; конец 3-го века):

— Какую заповедь, скажи, выполнял твой отец с особым рвением?

И ответил тот:

— Заповедь ношения цицит (кисти, которые каждый еврейский мужчина должен прикреплять к одежде, к каждому из четырех ее углов). Однажды, когда он поднимался по лестнице, одна из нитей цицит зацепилась за перила и порвалась, так он не спустился с этой самой лестницы, пока не сплел новые цицит.

Когда кто-то заканчивает изучение какого-либо трактата Талмуда, — говорит Абайе (один из величайших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века), — я обязательно устраиваю праздничную трапезу.

Раби Ханина (великий Учитель Талмуда первого поколения; Эрец Исраэль, 3-й век), — рассказывает Талмуд, — сидел перед шаббатом в нарядной одежде. Сидел, молча, не двигаясь. Но как только наступал шаббат, вставал он и говорил: «Давайте выйдем навстречу царице Субботе!». А раби Янай (великий Учитель Талмуда, 3-й век) надевал шаббатние одежды до наступления субботы и, полный любви к шаббату, произносил: «Приди, Невеста, приди…».

Из текста нашего листа мы также узнаем, что раби Аба к шаббату покупал особое мясо, которое обходилось ему, надо сказать, совсем не дешево. Ибо для рабы абы специально делали шехиту (когда животное убивают оговоренным в Торе, безболезненным способом; подробнее об этом — см. на сайте Введение к трактату Хуллин) выбранному им животному. И покупку раби Аба оплачивал заранее — до ее получения.

Раби Абагу (один из крупнейших Учителей Талмуда в Эрец Исраэль, начало 4-го века) был весьма состоятельным человеком. Накануне шаббата он сидел в гостиной своего дома, в кресле из слоновой кости, и топил камин, чтобы прогреть комнату, где проходили субботние трапезы.

Рав Ашан заканчивал все бытовые работы за несколько часов до наступления субботы. И надевал дорогие черные одежды, которые он носил только в этот день.

Рав Сафра (великий Учитель Талмуда; Вавилон — Эрец Исраэль, начало 4-го века), освоивший искусство шохета (резника; подробнее об этом — см. на сайте обзор листа 2 трактата Хуллин), сам резал животное, чтобы у его семьи на шаббат было свежее, очень хорошее мясо.

Рава (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век) специально для шаббата засаливал рыбу, — сообщает Талмуд. — Рав Ѓуна (великий Учитель Талмуда второго поколения, 3-й век) — зажигал свечи, рав Хисда (ученик рава Ѓуны, а впоследствии — один из крупнейших Учителей Талмуда в третьем поколении; Вавилон, 3-й век) — собирал щавель, а раби Зейра (великий Учитель Талмуда третьего поколения; 3-й век) перед шаббатом сам топил печь.

Рав Нахман бар Ицхак (один из крупнейших Учителей Талмуда в своем поколении; 4-й век, Вавилон), по свидетельству современников, накануне субботы многократно выходил из дома и возвращался, нагруженный покупками для шаббата

Далее Талмуд рассказывает агаду (короткое повествование, в иносказательной форме выражающее глубокие идеи еврейского мировоззрения) о неком почитающем шаббат бедняке по имени Йосеф.

По соседству с Йосефом жил богач-нееврей. Однажды астрологи предсказали этому богатею, что все его состояние достанется Йосефу. Перепугался богач, и, чтобы оградить свое имущество от посягательств со стороны, продал он все, что имел, а на вырученные деньги купил драгоценный камень — камень все же легче уберечь, нежели «движимость» и «недвижимость».

Как-то раз прогуливался он по мосту. А камень надежно хранился у него в надетой на голову шапке. Вдруг подул сильный ветер, шапка слетела с головы богача и оказалась в реке. Драгоценный камень выпал из шапки, и проворная рыба проглотила его.

Прошло какое-то время, рыбу выловили из реки рыбаки и продали ее торговцу рыбой. А дело было накануне шаббата. И вот Йосеф, решив приготовить к шаббату что-нибудь вкусненькое, пошел на рынок и купил ту самую рыбу, в брюхе которой был драгоценный камень соседа-богача. Так сбылось предсказание — имущество соседа оказалось в руках Йосефа.

Анализируя содержание агады, Талмуд задает вопрос: за что посылает Всевышний богатство сынам Израиля в Эрец Исраэль?

И отвечает: за то, что исправно отделяет человек десятину от своих доходов (маасер; подробнее об этом — см. на сайте ответ «Куда и как отдавать деньги?»).

За что же дается богатство евреям в Вавилоне?

За уважение к Торе, — разъясняет Талмуд.

Ну, а — богатеям, рассеянным по всему миру?

За уважение к шаббату

Однажды довелось мне, проезжая через город Лодкия, остановиться в доме богатого человека, — рассказывает раби Хия бар Аба (великий Учитель Талмуда, родился в Вавилоне, затем жил в Эрец Исраэль; начало 4-го века). — И поставили передо мной стол из золота, такой большой, что несли его пятнадцать человек, а шестнадцать серебряных цепей служили для этого стола креплениями. Расставили на этом столе великолепную посуду с разными деликатесами и сладостями. И всякий раз, когда приносили что-то, говорили: «Всевышнему — земля, и все, что ее наполняет» (Теилим — Псалмы царя Давида, пс. 24). А когда уносили, то говорили: «Небеса — для Всевышнего, а землю Он отдал людям» (Теилим, пс. 115).

Спросил раби Хия хозяина:

— Откуда у тебя такое богатство?

И тот ответил ему:

— Был я мясником. И самые красивые особи скота, что попадали на бойню, отделял для шаббата

Автор текста Мордехай Вейц


Трактат Шаббат

30.08.05

Лист 120

На нашем листе Талмуд возвращается к теме спасения имущества при пожаре, который возникает в шаббат (см. на сайте обзор листа 115). И продолжает исследовать возможные варианты направленных на это действий.

Речь здесь идет, в частности, о спасении еды, одежды и других «объектов», необходимых для субботы.

В предыдущих обзорах уже отмечалось, что пищевые продукты при пожаре в шаббат вытаскивать из огня разрешается. Но — в ограниченных количествах: в объеме, достаточном для проведения, как максимум, трех трапез. В зависимости от того, в какое время субботних суток возник пожар (об этом — см. на сайте обзоры листов 117 и 118).

Теперь, на нашем листе, Талмуд, говоря о спасении еды, дает нам дополнительные указания, открывающие новые возможности. Ибо в Мишне сказано:

В шаббат разрешается вытащить (из огня) полную корзину хлеба, даже если этого хлеба хватит на сто трапез. А также — большой брикет сушеного инжира (даже такого размера, который рассчитан на использование в течение нескольких месяцев) и бочку вина.

Дозволяется призывать других (людей) — спасайте себе еду. Однако следует учитывать (при этом), что после окончания субботы (люди, участвовавшие в спасении продуктов) могут предъявить счет (за проделанную работу).

Разрешается также, — продолжает Мишна, — спасать предметы, которыми (хозяева горящего дома) пользуются в шаббат.

Одежду (на пожаре в шаббат) спасают, надевая ее на себя — в неограниченных количествах.

Дозволяется призывать других (людей) — спасайте со мной одежду.

Однако раби Йоси (великий Учитель Мишны; 2-й век) открывает в этом вопросе иную грань Истины.

Разрешается (во имя спасения), — говорит он, — надеть на себя не более восемнадцати предметов (одежды).

Еще одну грань Истины усматривает здесь раби Меир (один из крупнейших Учителей Мишны, 2-й век).

Вытащив на себе (из огня) восемнадцать предметов одежды, можно обнажиться и спасти еще восемнадцать одежек

Анализируя содержание Мишны, Талмуд обращает внимание на то, что ее установления как будто бы противоречат указаниям предыдущей Мишны (см. на сайте обзор листа 117).

В самом деле. Предыдущая Мишна ограничила объем разрешенной для спасения пищи при пожаре, возникшем в шаббат, количеством, необходимым для проведения трех трапез, не более. А в нашей Мишне мы читаем, что нам разрешается вытащить из огня хлеб даже на сто трапез, на множество трапез рассчитанный брикет сушеных плодов инжира и бочку с вином — столько вина семья будет пить по субботам многие месяцы. Как же все это понимать?

Цель Учителей, составителей Мишны — не в том, чтобы ограничить человека в продуктах питания, — объясняет рав Ѓуна (великий Учитель Талмуда второго поколения, 3-й век). — Но в том, чтобы предоставить пострадавшему от пожара некий разумный план действий, который сам человек в сложной психологической ситуации, когда вокруг — хаос и суета, выработать не в состоянии.

Более того, наша Мишна, — уточняет рав Ѓуна, — подразумевает вполне конкретные обстоятельства, когда человек мечется между языками пламени и буквально наталкивается на корзину, наполненную хлебами, или на бочку с вином. Понятно, что времени у него мало. На то, чтобы высчитать, сколько хлеба понадобится семье на три трапезы, уйдут драгоценные минуты. Куда проще — схватить всю корзину и вынести ее из горящего здания.

Какая же ситуация рассматривается в предыдущей Мишне? — спрашивают Учителя.

И, исследовав вопрос, отвечают: речь идет о случае, когда человек попадает в объятое пламенем помещение, где хранятся продукты питания. Перед ним — множество корзин, коробок и ящиков, набитых самыми разными съестными запасами. Спасти все — невозможно. И человек впадает в панику. Так вот, чтобы он не потерял голову окончательно, составители Мишны дают ему вполне конкретную, реально выполнимую инструкцию — спасай столько провизии, сколько нужно тебе для проведения трех субботних трапез.

Рав Ѓуна моделирует и выдвигает на обсуждение такую ситуацию. Допустим, человек вошел в хранилище съестных запасов с большим чемоданом в руках, собираясь быстро наполнить его продуктами и вынести их из огня. Спрашивается, можем ли мы позволить ему поступать подобным образом, если чемодан вмещает гораздо больше продуктов, чем требуется для трех трапез?

Детально изучив обстоятельства, Учителя приходят к выводу, что этот случай можно приравнять к ситуации с бочкой, прохудившейся в шаббат (см. на сайте обзор листа 117). Из этого следует, что человеку во время пожара позволяется наполнить один чемодан едой, сколько бы продуктов в него ни вместилось. Но, вытащив этот чемодан наружу, возвращаться, чтобы наполнить его снова, ему — запрещается.

Анализируя установления Мишны, позволяющие приглашать на помощь, скажем, соседей, Талмуд обращает внимание на то, что в случае с едой сказано — «спасайте себе», а в случае с одеждой — «спасайте со мной». И задается вопросом: в чем тут заключается разница?

Когда человек призывает на помощь других людей, он кричит им — «спасайте себе», подразумевая, что дозволенную ему «норму» продуктов (на три трапезы) он из огня уже вытащил.

Представьте, продукты, на приобретение которых затрачено столько труда, на ваших глазах превращают в дым и пепел… Лучше уж их съедят другие люди. К тому же, есть шанс, что соседи вернут тебе хотя бы какую-то часть спасенного добра. И это — хорошо, даже если за это, как сказано в Мишне, придется заплатить какие-то деньги.

Про одежду человек говорит — «спасайте со мной», потому что он в принципе и сам мог бы вытащить из огня весь имеющийся в наличие гардероб. Здесь он, если пламя быстро распространяется по всему зданию, ограничен практически лишь фактором времени.

На нашем листе дается еще одна Мишна, в тексте которой читаем:

Для спасения (мебели при пожаре в шаббат), разрешается натягивать на сундук или шкаф влажную овечью кожу (которая не горит и предохраняет вещи от возгорания), — говорит раби Шимон бен Нанас (Учитель Мишны, 2-й век).

Позволяется также из любых предметов воздвигать заграждения (препятствующие распространению огня).

Однако раби Йоси видит в этом иную грань Истины. Он запрещает использовать (для этой цели) глиняные сосуды с водой

Исследуя текст Мишны, Учителя подчеркивают, что раби Йоси не разрешает ставить в заграждение глиняные сосуды с водой, потому что вода может из них выплеснуться и получится, что человек загасил огонь, нарушив тем самым законы субботы — осуществив мелаху (основной вид работ, подразумевающих конструктивные действия, производить которые в шаббат, запрещается; см. на сайте Введение в трактат Шаббат) под называнием мехабе, что в переводе означает — «тушение огня» (см. на сайте полный список 39-ти мелахот — в обзоре листа 73).

И в заключение Талмуд дает такое разъяснение. Если человек до наступления субботы забыл погасить свечу, которая стоит на деревянной доске, и это угрожает возникновением пожара, разрешается в шаббат тряхнуть доску, чтобы свеча упала на земляной пол и погасла сама по себе.

Если же человек перед шаббатом оставил свечу на доске — намеренно, ситуация в корне меняется. Известно, что свеча — мукцэ (объект, который в субботу нельзя перемещать; см. на сайте обзор листа 43) Следовательно, доска, на которой стоит эта свеча, становится объектом, обозначенным термином — басис ле-давар асур (то есть запрещенной для перемещения «подставкой»; см. на сайте обзор листа 47). И трогать эту доску в шаббат — не разрешается…

Автор текста Мордехай Вейц

Трактат Шаббат

31.08.05

Лист 121

На нашем листе Талмуд продолжает исследовать проблемы, связанные с пожаром, который возникает в субботу.

До сих пор мы говорили о вариантах спасения книг (см. на сайте обзор листов 115 и 116), пищевых продуктов (см. на сайте обзоры листов 117, 118 и 120), одежды и прочих объектов, которыми люди пользуются в субботу (см. на сайте обзор листа 120).

Теперь Талмуд переходит к обсуждению проблем, связанных с тушением пожара.

Известно, что гасить огонь в субботу — нельзя. Эту мелаху (вид работ, производить которые в шаббат запрещается; см. на сайте Введение в трактат Шаббат) мы находим в списке 39-ти мелахот (множественное число от слова мелаха) где она обозначена термином — мехабе (см. на сайте обзор листа 73). Но неужели из данной ситуации нет никакого выхода, и человек должен, опустив руки, смотреть, как его дом съедается пламенем?

В Мишне нашего листа читаем:

Не разрешается просить неевреев тушить пожар (возникший в шаббат). Но если они берутся за это по собственной инициативе, останавливать их не нужно, ибо у нееврея нет обязанности соблюдать субботние законы.

Однако, если огонь хочет загасить ребенок, не достигший возраста исполнения заповедей (мальчик до бар мицвы, 13 лет, или девочка до 12-ти лет — до бат мицвы), нельзя разрешать ему делать это. Ибо законы шаббата даны всем евреям

Анализируя содержание Мишны, Талмуд вносит некие уточнения.

Нельзя просить нееврея — «потуши пожар», — говорит раби Ами (один из самых выдающихся учеников раби Йоханана — крупнейшего Учителя Талмуда в Эрец Исраэль; 3-й век), — Но намекнуть ему на это разрешается. Можно высказаться, к примеру, так: «Тот, кто примет участие в тушении пожара, не пожалеет об этом». Иными словами, запрещено лишь выражать свою просьбу о тушении огня в шаббат в повелительной форме.

В связи с этим Талмуд рассказывает случай, который произошел с неким человеком по имени Йосеф, отца которого звали Симай.

Жил Йосеф в городе со смешанным населением, то есть населяли этот город евреи и неевреи.

Так вот однажды в субботу во дворе дома, принадлежащего Йосефу, возник пожар.

Соседи, увидев клубы дыма, вызвали пожарную команду, полностью состоявшую только из неевреев.

Пожарники быстро приехали на место происшествия. И не успели они приступить к делу, как вышел к ним хозяин дома и попросил оставить все как есть. Йсеф испытывал такое уважение к шаббату, что не мог позволить тушить в субботу огонь даже неевреям. Пожарники удивились, но не пошли против воли владельца горевшего имущества.

И вдруг неожиданно с неба хлынул ливень и загасил огонь…

Когда шаббат закончился, Йосеф раздал пожарным приезжавшей к нему команды по две монеты сэла (примерно по 20 г серебра — каждая). А бригадиру дал пятьдесят таких монет.

Йосеф, конечно же — достойный человек, а его трепет перед шаббатом заслуживает похвал, — отмечают Учителя, выслушав эту историю. — В ответ на его возвышенные чувства Творец спас имущество Йосефа. Однако на чудеса нам рассчитывать не следует, поэтому Мишна дает специальное указание: при пожаре не отказывайтесь от помощи неевреев, разрешите им гасить огонь, если сами они хотят сделать это.

Следует отметить, что сказанное здесь подразумевает ситуацию, когда пожар не угрожает соседним зданиям. В случае, если возникает такая опасность, пожар тушат не только неевреи, но и — евреи.

На нашем листе мы находим еще одну Мишну. Сказано в ней:

Разрешается (в субботу) накрыть свечу миской, если есть опасность, что загорятся стоящие рядом предметы.

Разрешается такжешаббат) накрыть миской скорпиона, ибо известно, что его укус — опасен

В шаббат позволяется убить животное, способное умертвить человека, — отмечает раби Иегошуа бен Леви (великий Учитель Талмуда первого поколения; Эрец Исраэль, середина 3-го века), анализируя второе положение Мишны. — Даже если это животное в данный момент не нападает на него.

Но ведь существует запрет на ловлю животных в шаббат, — выдвигают возражение Учителя.

Действительно, запрет такой есть, это, выражаясь языком Талмуда, мелаха под названием цад («ловля оленя» — см. на сайте обзор листа 73). Однако, — подчеркивает Талмуд, — действие этого закона имеет определенные ограничения. Нельзя ловить животное, если в результате этого человек получает, скажем, какую-то выгоду. Но в случаях, когда животное таит в себе угрозу для человека, «ловить» его в субботу позволяется (см. на сайте, к примеру, обзор листа 107).

Разрешается в субботу, — вносит уточнение рав Йосеф (великий Учитель Талмуда третьего поколения, начало 4-го века), — уничтожать способных навредить человеку представителей животного мира — по следующему списку: египетская муха, ассирийская оса, скорпион, ядовитая змея и бешеная собака.

В третьей Мишне нашего листа читаем:

Если нееврей зажег для себя в субботу свечу, пользоваться ее светом еврею позволяется.

Если же нееврей зажег в субботу свечу специально для еврея, он (еврей) не должен пользоваться ее светом.

Если нееврей набрал в шаббат воды во владении одного вида (о видах владений — см. на сайте обзор листа 6) и вынес (эту воду) во владение другого вида, чтобы напоить принадлежащую ему скотину, еврею разрешается напоить свое животное остатками этой воды.

Но если нееврей поступил так же, чтобы напоить скотину, принадлежащую еврею, еврей не должен поить своих животных этой водой

Анализируя текст данной Мишны, Талмуд отмечает, что оба рассмотренных в ней случая — со свечой и водой — как будто бы свидетельствуют об одном и том же: нельзя пользоваться плодами труда нееврея, если он в шаббат совершил запрещенную по еврейским законам работу, чтобы удовлетворить потребность еврея в воде или свете. И задается вопросом: есть ли вообще надобность во второй части Мишны? Ведь правило, касающееся других сфер жизни человека, мы могли вывести из правила со свечой.

Однако внимательно исследовав вторую часть Мишны, Талмуд заключает, что в ней есть то, чего нет в первой части. Составители Мишны доводят до нашего сведения, что в случае, если нееврей совершил запрещенную по еврейским законам работу для себя, еврею разрешается воспользоваться плодами его труда, если нееврей удовлетворил собственную потребность и может поделиться тем, что у него остается…

Автор текста Мордехай Вейц

Трактат Шаббат

01.09.05

Лист 122

Наш лист открывает новую главу трактата Шаббат, речь в которой идет о перемещении в шаббат различных предметов и их составных частей.

В начале трактата мы говорили о перемещении в субботу объектов из владения одного вида во владение другого вида (см. на сайте обзор листа 2), к примеру, из частного владения (решут а-яхид) — в общественное (решут а-рабим). Теперь, в нашей главе мы будем говорить о перенесении объектов в шаббат в пределах владения одного вида. И тут решающее значение приобретают «свойства» объекта — его предназначение, качество и т.п.

В первой Мишне главы читаем:

Разрешается переносить (в шаббат) мебель вместе с дверцами, даже если дверцы (от нее) отвалились.

Но — запрещается в субботу переносить двери дома — они не принадлежат интерьеру

Разрешается, — продолжает Мишна, — перемещатьшаббат):

— молоток — чтобы колоть им орехи;

— топорик — чтобы разбить брикет сушеного инжира;

— пилку — чтобы разрезать головку сыра;

— скребок — чтобы выгрести сушеный инжир из бочки;

— вязальный крючок и спицы — чтобы прокалывать для еды мягкие плоды;

— швейную иголку — чтобы вытащить занозу;

— шило для (шитья) мешков — если (с его помощью) нужно отомкнуть дверь

Из содержания первой части Мишны следует, что в шаббат можно перемещать по дому объекты, составляющие его интерьер, но нельзя — переносить объекты, являющиеся неотъемлемой частью самого жилого строения (например, двери).

Такие составные самого здания нельзя перемещать в субботу, даже если они отвалились, — уточняет Талмуд, анализируя первые пункты Мишны.

Даже в том случае, если дверь отвалилась и стоит внутри дома как «объект интерьера», — вносит свое дополнение Рамбам (великий Учитель, комментатор Мишны и составитель полного кодекса еврейских законов Мишнэ Тора; Испания – Египет, 12 век), — в шаббат переносить ее с места на место — запрещается.

Следует отметить, что и с перенесением дверец от мебели не все так просто. Тут существуют некоторые нюансы.

Если дверцу шкафа можно вернуть на свое место без ремонта (то есть — просто вставить в пазы), — подчеркивает Талмуд, — переносить ее в субботу разрешается. Если же для закрепления дверцы нужно осуществить какие-либо операции, перемещать ее в шаббат нельзя.

Существенен также и «временной» фактор. Если части мебели отвалились еще до наступления шаббата, переносить их во время шаббата не позволяется, ибо это уже не мебель, но — «груда обломков». Это можно сделать только в том случае, если мебель пострадала в сам шаббат.

Обсуждая данное установление, Учителя эпохи Тосафот (Франция, Германия, 12-13 вв.) проводят аналогию с ситуацией, которая возникает, когда в шаббат разбивается глиняный сосуд. Известно, что в случае, когда сосуд разбился во время субботы, трогать черепки — запрещается. Почему же тогда детали развалившейся в шаббат мебели, согласно постановлению Мишны, можно не только трогать, но и — переносить?

И, детально проанализировав различия в ситуациях, заключают: развалившаяся мебель подлежит восстановлению, и это позволяет пользоваться ею вновь; сосуд из черепков уже не соберешь, и каждый из них считается как бы «созданной в шаббат вещью». Отсюда — и разница в поведении человека по отношению к данным объектам в субботу.

Учителя моделируют ситуацию. Допустим, человек в шаббат снял с сундука крышку или створки — со шкафчика. Спрашивается, нарушает ли он этим закон и может ли он в субботу водрузить крышку или створки на прежнее место?

Если бы речь шла, скажем, о дверцах курятника, — подчеркивает Талмуд, — мы сказали бы, что в шаббат их нельзя ни снимать, ни возвращать на место. Ибо на все, что «прикреплено к земле» (курятник тоже относится к этой категории объектов), распространяется запрет на строительство — мелаха (вид работ, производить которые в шаббат запрещается; см. на сайте Введение в трактат Шаббат) под названием боне. А также и на разрушение построенного — мелаха под названием сотер (см. на сайте полный список 39-ти мелахот в обзоре листа 73). И мы знаем, что в субботу снимать дверцы курятника и водружать их на прежнее место — запрещается.

Что же касается дверец и створок шкафа или крышки сундука, снимать их в субботу разрешено, а вот возвращать на прежнее место — не дозволяется. В чем тут дело? Распространяются ли на данные предметы интерьера законы, запрещающие в субботу строительство и разрушение построенного?

Распространяются, — отвечает на этот вопрос Абайе (один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века), — Речь в данном случае может идти о том, что человек оказался перед фактом: створки шкафа или крышка сундука сняты кем-то другим. И он не должен ставить их на прежнее место до окончания шаббата.

Иную грань Истины открывает, проанализировав данную ситуацию, Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век). Запрет на «строительство» и «разрушение», — говорит он, — к мебели не относится. Поэтому человек может в субботу снять крышку с сундука и вынуть створки шкафа. Запрет на осуществление обратной процедуры — «устрожение», специальное постановление Учителей. И принято оно из опасения, что человек, возвращая крышку (или створки) на место, может произвести «мелкий ремонт», приладив крепления. Тем самым он осуществит другую мелаху — под названием маке бэ-патиш (нанесение заключительного удара молотком; см. на сайте обзор листа 73).

Запрет на строительство на мебель не распространяется только в том случае, — уточняет Ран (рабейну Нисим, один из основных комментаторов Талмуда; Барселона, Испания, 14-й век), — если для ее сборки не требуется квалифицированный специалист. Если же для того, чтобы приладить, положим крышку к сундуку, нужны специальные навыки, человек, осуществляющий такую работу в шаббат, нарушает субботний запрет на строительство (название мелахибоне).

Автор текста Мордехай Вейц

Трактат Шаббат

02.09.05

Лист 123

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать проблемы, связанные с перемещением в шаббат различных объектов.

В предыдущем обзоре мы цитировали Мишну, речь в которой идет о перенесении в шаббат мебели и ее отдельных элементов, а также — инструментов, которые люди используют в субботу не по их прямому назначению, но — в сугубо бытовых, хозяйственных целях (см. на сайте обзор листа 122).

Первую часть этой Мишны Учителя анализировали на предыдущем листе (см. там же), теперь Талмуд приступает к исследованию, пункт за пунктом, ее второй части.

В шаббат разрешается, — сказано в Мишне, — переносить с места на место молоток — чтобы колоть им орехи.

Это не означает, — говорит рав Иегуда (великий Учитель Талмуда второго поколения; 3-й век), что в субботу можно брать в руки и носить по дому молоток любого размера, но только — небольшой, пригодный для того, чтобы, как сказано в Мишне, «колоть им орехи». Перенесение в субботу, к примеру, кузнечного молота (или какого-либо другого инструмента), предназначенного для реализации работы, которую в шаббат производить запрещается, будет явным нарушением субботних законов.

То есть суть высказывания рава Иегуды состоит в том, что инструмент с целевым назначением — для работы, осуществлять которую в шаббат закон не разрешает, в субботу нельзя брать в руки и двигать, даже если это делается лишь для того, чтобы освободить место.

Однако Раба (великий Учитель Талмуда в Вавилоне; конец 3-го века), анализируя содержание Мишны, открывает в ней иную грань Истины.

Речь в Мишне идет об инструментах, с помощью которых производят работы, запрещенный в шаббат, — говорит он. — И пользоваться ими в субботу можно, только временно изменив их назначение. Человек может взять в руки и кузнечный молот, если ему удобно колоть им орехи в шаббат и другого инструмента для этой цели в доме не имеется.

Абайе (один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века) для прояснения ситуации разбирает конкретный случай. У человека в доме есть, скажем, ступка большого размера, предназначенная для того, чтобы толочь в ней чеснок. Известно, что дробить «объекты» в субботу нельзя, то есть нельзя в этот день толочь чеснок. Спрашивается, может ли человек в субботу взять эту ступку, чтобы использовать ее, к примеру, в качестве табуретки?

На этот вопрос Абайе отвечает так: если в ней осталось немного чеснока, переносить ее в шаббат — можно, ибо получается, что переносят продукт питания (ступка в данном случае — «вспомогательный объект»); если же она — пуста, трогать ее запрещается. Даже для того, чтобы на ней посидеть.

Отсюда следует вывод: инструмент, предназначенный для осуществления работы, запрещенной в шаббат, нельзя перемещать в этот день, даже для реализации работы, в шаббат — разрешенной.

Далее Талмуд разбирает различные аспекты и нюансы перемещения в субботу всех «объектов», названных в Мишне (топорик, пилка, скребок и т.д. — см. на сайте обзор листа 122). Рамки обзора не позволяют нам во все детали по каждому пункту. Поэтому ограничимся весьма показательным примером, обсудив детали, связанные с перемещением в шаббат швейной иголки.

По этому поводу Талмуд передает такой диалог.

— Скажи, ребе, — спросил рава Йосефа (великий Учитель Талмуда третьего поколения, начало 4-го века) сын Рабы, изучая содержание Мишны, — будет ли иголка считаться инструментом, если у нее отломится «ушко»?

В Мишне говорится о том, что иголку в шаббат можно взять, если нужно вытащить занозу, — ответил ему рав Йосеф, — и не имеет значения, есть у нее «ушко» или нет.

То есть фактически рав Йосеф признал, что игла без «ушка» все равно остается инструментом.

Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век) открывает в этом вопросе иную грань Истины.

Если иголка, даже с отломленным «ушком», все равно остается инструментом для шитья, — говорит он, — переносить ее в шаббат нельзя, пусть ею и можно вытащить занозу. Но в том-то и дело, что это уже — не инструмент. Поэтому такую иглу в субботу можно переносить и использовать для извлечения занозы.

Решающее значение здесь имеет намерение человека, — отмечают Учителя эпохи Тосафот (Франция, Германия, 12-13 вв.). — Если человек в шаббат берет в руки иголку с намерением извлечь занозу из пальца, из инструмента для шитья, эта игла превращается в инструмент для удаления заноз. И неважно, есть у нее отверстие для нитки или нет.

Если игольное «ушко» сломалось еще до шаббата, — заключает Талмуд, исследовав открытые Учителями различные грани Истины, — и ее до наступления субботы успели «назначить» инструментом для извлечения заноз, пользоваться ею в шаббат с этой целью (а, соответственно и переносить ее) — разрешается. Однако в Мишне речь идет об обыкновенной «полноценной» игле, ибо сломанные инструменты (особенно — если речь идет об игле), как правило, в доме не держат, их — выбрасывают…

Автор текста Мордехай Вейц

Трактат Шаббат

03.09.05

Лист 124

На нашем листе Талмуд возвращается к проблемам, связанным с перемещением в шаббат различных объектов. Но, если раньше речь шла о перемещении мебели и отдельных, отломанных ее частей (см. на сайте обзор листа 122), то теперь внимание концентрируется на домашней утвари, которая сломалась в течение самой субботы или — накануне.

Известно, что в субботу нельзя приобретать предметы домашнего обихода, а также — чинить их. Поэтому вопрос ставится так: что делать с обломками? Можно ли как-то использовать их в шаббат, можно ли перенести их в другое место?

В Мишне листа по этому поводу сказано:

Если объект (предмет домашнего обихода) можно переносить в шаббат, и он развалился на части, эти части (в субботу) разрешается перемещать, независимо от того, когда (предмет) сломался (разбился) — до наступления шаббата или в сам шаббат. Но лишь в том случае, если части могут выполнять какие-либо функции

При этом обломки (предмета), — добавляет раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), — должны хотя бы частично сохранять свои первоначальные функции

Отметим, что, формулируя практические указания, составители Мишны дают и конкретные примеры. Так, скажем, говоря о том, что обломки можно переносить в шаббат, если они — функциональны, Учителя уточняют: из достаточно крупных кусков от миски для замешивания теста или от стеклянной бутыли делают, допустим, крышки, накрывающие емкости с едой.

Предъявляя к обломкам дополнительное требование, раби Иегуда подчеркивает, что их разрешается переносить в шаббат с места на место, если они, пусть частично, но все же — пригодны, положим, для приготовления желе или для временного хранения масла. Иными словами, раби Иегуда ставит вопрос так: если речь идет о разбитой емкости, способной вмещать жидкость, то ее обломки разрешается перемещать, если они до определенной степени сохраняют эту способность, то есть — первоначальное предназначение объекта до поломки.

Раби Иегуда, выдвигая данное требование, — разъясняет Шмуэль (один из крупнейших Учителей Талмуда первого поколения; 3-й век), анализируя содержание Мишны, — имеет в виду ситуацию, когда объект сломался или разбился до наступления шаббата. Если же «несчастье» произошло в сам шаббат, он отмечает, что образовавшиеся обломки можно использовать для любой цели, пусть даже совершенно не связанной с первоначальным предназначением предмета, когда он был в целости и сохранности. Ибо в момент наступления субботы предполагалось, что данный предмет будет использоваться в шаббат, а это «разрешение к использованию» распространяется и на «отделившиеся» от него части.

Далее Талмуд вновь возвращается к первому пункту Мишны. И исследует установление — «независимо от того, когда сломался или разбился предмет — до наступления шаббата или в сам шаббат». И заключает, что оно требует более детального уточнения.

В процессе глубокого анализа содержания Мишны, Учителя открывают в дополнении раби Иегуды новую грань Истины.

Если черепки полностью утратили предназначение предмета домашнего обихода, которое он имел, будучи целым, и приобрели — новое, они как бы «родились заново». Поэтому в случае, если объект разбился в шаббат, его осколками не просто нельзя пользоваться, но даже трогать их до окончания субботы нельзя. Вот раби Иегуда и говорит, что использовать их можно только в том случае, если они, хотя бы в какой-то степени сохраняют первоначальные функции объекта. То есть он подразумевает ситуацию, когда предмет домашнего обихода сломался, разбился или распался на части во время шаббата.

Разобравшись в содержании Мишны, Талмуд моделирует противоположную ситуацию.

Допустим, у нас есть составные части, из которых мы собираемся собрать какой-либо предмет. Вопрос возникает такой: можно ли в шаббат перемещать эти «детали» и можно ли собрать из них то-то полезное?

Данная ситуация — одна из разновидностей мелахи (вид работ, производить которые в шаббат запрещается; см. на сайте Введение в трактат Шаббат) под названием боне (см. на сайте список 39-ти мелахот в обзоре листа 73), — выдвигает гипотезу Талмуд. И исследует аналогичные случаи.

Предположим, человек строил дом, а когда завершил строительство, у него осталось какое-то количество камней. Если он до наступления шаббата так и не решил, что с ними делать, в субботу их разрешается перенести в другое место. Если же он принял решение — «использую их для другого строительства», переносить эти камни в шаббат категорически запрещается.

Если человек решил использовать камни в будущем строительстве, — объясняют Учителя, — эти камни, в согласии с его намерением, как бы уже стали составной частью запланированной постройки. Но в шаббат строить нельзя. Значит, и камни эти нельзя в субботу носить с место на место, ибо это будет рассматриваться как некий «этап строительных работ».

На этом примере мы в очередной раз убедились, что одной лишь мысли человека, одного лишь его намерения, замысла достаточно, чтобы качественно изменить суть вещей. Один и тот же камень может стать частью еще не построенного здания, готовым «приспособлением» для того, чтобы на нем сидеть, и просто — объектом без определенного предназначения.

Поэтому Талмуд настоятельно рекомендует держать свои мысли в чистоте. А с «деталями», о которых шла речь в смоделированной ситуации, думается, и так уже все понятно…

Автор текста Мордехай Вейц

 




New Page 5

 

Введение в трактат Шаббат

 

Трактат Шаббат открывает второй раздел центрального ядра Устной Торы — Мишны. Название второго раздела — Моэд, то есть — «выделенное, предназначенное (время)».

Наиболее яркий пример такого «предназначенного» времени — седьмой день недели, шаббат.

Слово шаббат означает — «(день), когда (конструктивная) деятельность прекращена». Первым шаббатом в истории был седьмой день процесса Сотворения мира, с наступлением которого Всевышний прекратил свою «деятельность» по созданию мира. Иначе говоря, шаббат символизирует факт, что Мир был сотворен за шесть дней.

Тора дает определение, согласно которому евреям в шаббат нельзя заниматься конструктивной деятельностью (книга Шемот, гл. 20, ст. 8-10). На иврите «конструктивная деятельность» называется — мелаха. И основная задача нашего трактата — в том, чтобы в деталях выяснить, что входит, и что не входит в понятие «мелаха». Насколько важна эта задача — очевидно. Ведь, все то, что входит в понятие «мелаха» делать нам в субботу запрещается, а все, что не входит — разрешается. Это утверждение — верное, но дает лишь весьма общее представление о данной теме. Ибо существует еще и немало нюансов.

Чтобы донести до нас содержание заповедей, Тора пользуется различными методами. Иногда дает точное распоряжение (к примеру — «свиное мясо есть нельзя). В некоторых случаях применяет способ «повторного указания» на какую-либо заповедь. Часто — для того, чтобы связать одну заповедь (скажем, о субботе) — с другой. В данном случае в тексте Торы (Шемот, гл. 35, ст. 1-4) мы находим повторение запрета на осуществление мелахи (см. выше) в субботу непосредственно перед заповедью о строительстве Мишкана (условно говоря — переносного Храма, который носил с собой народ Израиля в период сорокалетнего странствия по пустыне Синая).

Устная Тора, полученная Моше Рабейну на горе Синай вместе с Письменной Торой, определяет, что мелаха — это действие, осуществление которого было необходимо, чтобы подготовить материалы для строительства Мишкана и для обеспечения его деятельности.

Из трактата Шаббат мы узнаем, что всего насчитывается 39 видов («категорий») действий, без которых построить Храм и/или обеспечить его функционирование было невозможно.

Следует отметить, что каждая мелаха подразделяется на подвиды. Действия, составляющие эти подвиды, также нельзя производить в шаббат. Все это в подробностях рассматривается в нашем трактате.

Кроме того, мы узнаем, что осуществление того или иного действия, включенного в понятие «мелаха», должно быть сознательным. Это подразумевает, что человек, совершающий действие, (в отличие от случайно произведенного действия) испытывает желание его осуществить и ставит перед собой цель, которую хочет достичь в результате этого действия.

Запрещены, как правило, только сознательные действия. Очевидно, что в определении самого понятия — «сознательное» есть множество нюансов, а, значит — и последствий, которые испытывает на себе человек, стремящийся правильно соблюдать законы шаббата. И этому наш трактат уделяет немало внимания.

Как и в любом другом трактате, в трактате Шаббат мы найдем сведения и о других заповедях, а также — о разных явлениях нашего, земного мира и духовных миров.

Трактат Шаббат состоит из 24 глав. Всего в нем — 157 листов.

Автор текста Элиягу Эссас

 

 

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Можно ли мыть мясную и молочную посуду в одной раковине?


Поиск по сайту:

New Page 1



 


 

 
New Page 1

Главная страница  |  Помочь сайту
  Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда    
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля