Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Untitled Document

1 нисана 5761 года (25 марта 2001)

ТРАКТАТ Сота

Лист 7

Когда в Ган-Эдене (Райском Саду) готовились к первой в истории человечества свадьбе, Всевышний, как сказано в Мидраше, сам заплел косы Хаве, привел ее к Адаму (первому человеку) и сам веселил первых в мире жениха и невесту.

Радуется Всевышний, когда жених и невеста вступают в брак, освященный Небесами. И точно так же гневается он, если люди нарушают законы Торы.

Соту, то есть женщину, несмотря на предупреждение, уединившуюся с посторонним мужчиной, муж в сопровождении двух талмидей-хахамим (людей, глубоко знающих Тору) ведет в Иерусалим, в Храм.

Зачем мудрецы сопровождают супругов? Чтобы удержать мужа от близости с запрещенной ему женой-сота.

Спрашивает Гемара: почему для сопровождения супругов в Иерушалаим требуется два человека? Раби Иеѓуда и Рав объясняют это таким правилом ѓалахи: в городе женщине разрешено уединение с двумя соблюдающими заповедями мужчинами; в дороге и в поле — только с тремя. И это, казалось бы, легко объяснить. Если сопровождающих мужчин будет двое и один из них отлучится, тот, кто останется, попадет в ситуацию йихуда (уединения с посторонней женщиной). Однако в Гемаре по отношению к соте приводится другая причина.

В ситуации с сотой, — говорит в Гемара, — важно, чтобы супругов сопровождали два кошерных (соблюдающих заповеди) свидетеля, которые при необходимости предупредят мужа об ответственности за нарушение запрета, а если муж все же вступит с женой в запрещенные отношения, они дадут показания в суде. И это должны быть обязательно мудрецы, потому что они знают Закон. Так учили раби Иеѓуда и Рав, подчеркивая, что женщине разрешено уединяться с двумя кошерными мужчинами, а с некошерными (нарушающими законы Торы), даже если их будет десять — запрещено.

Затем в мишне приводятся слова раби Иеѓуды, который считает, что мужу можно доверять. Он не нарушит запрет. Поэтому сопровождающие супругам не нужны.

Откуда раби Иеѓуда делает такое заключение? Он рассуждает так: мужу разрешено оставаться наедине с женой-нида (жена в период от начала менструации и до того момента, когда она окунется в микву — специальный бассейн, запрещена мужу), несмотря на то, что нарушение этого запрета приведет к карету — отсечение души от Источника Жизни.

Почему же тогда ему нельзя уединяться с женой-сота? Ведь даже если у него будут с женой-сота запрещенные отношения, его ждет не столь строгое наказание.

Мудрецы говорят: обычно люди относятся к запрету на интимную близость с женой-нидой с большей строгостью, нежели — с женой-сота, поэтому во второй ситуации необходим кошерный свидетель, который напомнил бы мужу о запрете.

Зачем вообще в своих рассуждениях раби Иеѓуда использует принцип каль ва хомер (от строгого — к более легкому)? Тот же вывод он мог бы сделать из фразы Торы: “И приведет муж жену коэну…”. Муж приведет — не кто-то другой.

Почему мужу не разрешается оставаться наедине с женой-сота, а на уединение с нидой запрета нет? — возражают некоторые мудрецы. Нида пойдет в микву, и муж снова может вступать с ней в интимные отношения, а связь с сотой запрещена ему навсегда. И Гемара отвечает: потому что к запретному тянется душа человека. Как написано: “Воды краденые сладки…” (Мишлей, 9-17).

В результате всех рассуждений Ѓалаха (Закон) останавливается все же на том, что муж ведет жену к коэну не один, а в сопровождении двух мудрецов.

Далее Талмуд продолжает описание процедуры.

Женщину приводят в суд. Судья, желая облегчить ее участь, обращается к ней с такими словами: “Дочь моя! Ты, наверное, выпила много вина, и вокруг тебя оказались легкомысленные подруги, поэтому ты согрешила. Если ты виновата, признайся ради Имени Всевышнего, чтобы не пришлось тебе стирать Его Имя горькой водой”.

Если женщина признается в проступке перед судьей, муж разводится с ней. При этом она теряет право на получение денег, оговоренных в ктубе (брачном договоре).

Если же она пытается оправдать себя и говорит “Я чиста”, ее ведут к Восточным воротам Бейт-Ѓамикдаша (Храма). Священник надрывает ее одежды. Потом снимают с нее все украшения, облачают ее во все черное, подвязывают грубой бечевкой, распускают ей волосы. Женщинам разрешается быть свидетелями ее позора. Как сказано: “…И извлекут урок все женщины, и не станут творить разврат” (Йехезкель, 23-24).

Откуда мы знаем, что согрешившую женщину приводят в Верховный Санѓедрин (Суд)? — спрашивает Гемара. И отвечает: из правила гзера шава (когда в Торе есть одинаковые выражения, свободные от всех толкований, кроме одного: показать, что в обоих законах есть что-то общее).

Написано о соте: “…И сделает ей коэн все по этому закону…”. А в другом месте сказано, что в случае, если возникнут сложные вопросы, судья должен пойти в Бейт-Ѓамикдаш, спросить священников, левитов и судей, что делать, и “по слову закона, который укажут тебе”, следует поступить (Дварим, 17-11).

Перед тем, как стереть Имя Всевышнего, написанное на свитке, женщине еще раз предлагают признаться в свершении греха. Если она снова утверждает, что чиста, свиток бросают в горькую воду. Когда Имя уже стерто, ее уговаривают выпить эту воду, чтобы не оказалось, что Имя Всевышнего стерто напрасно.

Есть такая заповедь — “ходить путями Всевышнего”. Если Он ради истины позволяет стереть свое Имя, то и мы должны постараться стереть свои плохие поступки — ради восстановления Его Имени.