Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Трактат Зевахим

Трактат Зевахим

Лист 119

На нашем листе Талмуд продолжает анализировать исторические сведения. И сообщает: после разрушения Мишкана в Шило, в переносном Храме в Нове (позднее - в Гивоне) опять разрешили иметь частные мизбеахи (в условном переводе - жертвенник). Люди возводили их в собственных дворах и совершали на них приношения.

Но откуда Талмуд черпает эту информацию?

В данном случае Учителя изучают и анализируют фрагмент Торы, где от имени Моше рабейну сказано: «Не делайте так, как мы делаем здесь (в пустыне) сегодня - каждый, как ему вздумается. Ибо до сих пор не пришли вы к отдохновению и наследию» (Дварим, гл. 12, ст. 8-9).

Углубляясь в исследование, Учителя используют определенный «инструментарий» - основные принципы изучения Торы, которые люди высокого духовного уровня получили от Творца на горе Синай (вместе с Торой). И выясняют, что под словами «отдохновение» и «наследие» подразумевается Мишкан (переносной Храм) в Шило и Иерусалимский Храм.

В результате, на основе еще более тонкого анализа они приходят к выводу: о местах высочайшей духовной концентрации (Шило и Иерусалимский Храм), где явно ощущалось присутствие Всевышнего и только в них разрешалось осуществлять процедуры приношений, говорится отдельно, чтобы подчеркнуть - в период от Храма в Шило до Иерусалимского, можно строить частные мизбеахи.

Интересно отметить: в вопросе, какой из Храмов назван в Торе «отдохновением», какой - «наследием», Учителя усматривают разные грани Истины.

Раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), в частности, говорит, что Мишкан в Шило - «отдохновение», а Иерусалимский Храм - «наследие».

Мишкан в Шило - «наследие», - заключает раби Шимон (бар Йохай - великий Учитель Мишны, составитель книги Зоѓар; 2-й век); «отдохновение» - Иерусалимский Храм.

Еще одну грань Истины видят в этом Учителя иешивы раби Ишмаэля: и то и другое - Иерусалим.

Исследуя позиции Учителей, Талмуд приводит фразу из книги Шофтим (Судьи): «И взял Маноах козленка и минху (мучное приношение) и совершил на скале приношение Всевышнему» (Танах, книга Шофтим, гл. 13, ст. 19).

Известно, что эпоха Судей - это период существования Мишкана в Шило, когда строить частные мизбеахи запрещалось.

Получается, Маноах нарушил запрет? - спрашивает Талмуд.

И отвечает: не нарушал он запрет; просто совершил приношение на скале - по особому указанию Учителей. Следовательно, общие выводы на основании этого исключения из правил - не стоит.

Впрочем, если бы речь в процитированной выше фразе из книги Шофтим шла лишь о Иерусалимском Храме, вопрос о поведении Маноаха в принципе не возник.

Вникая в тонкости проблем, Талмуд определяет, какими законами регламентировалось поведение человека во взаимодействиях с Творцом (а институт приношений, как мы знаем, служит этой системой взаимодействия - в процессе познания Единства Всевышнего) в переходный период. И рассматривает такой случай. Допустим, некто отделил для приношения животное в период, когда частные мизбеахи были разрешены. Прошло время, и процедуру приношения с использованием этого животного он произвел на частном мизбеахе - в момент, когда на это уже был наложен запрет (все приношения должны были осуществляться в Храме).

Спрашивается, полагается ли ему суровое наказание за нарушение запрета?

Ответ дается такой: в данном случае человек свободен от наказания…

 

Автор текста Барух Шнайдер

Трактат Зевахим

Лист 120

Мы открываем завершающий лист трактата Зевахим. И здесь, как на предыдущих листах, Талмуд разбирает детали осуществления процедуры приношения за пределами Храма (этой теме, напомню, посвящены две последние главы).

Естественно, может возникнуть вопрос: для чего столь подробно рассматривается навеки отменная процедура? Ведь с того времени, как почти три тысячи лет назад царь Шломо построил Иерусалимский Храм, в силу вступили законы Торы, «ожидавшие» этого момента - окончательного соединения Народа Израиля с Землей Израиля. С тех пор - и навеки - принести корбан (приношение) можно только в Иерусалимский Храм. А если его (пока, временно) нет, корбанот (мн. ч. от - корбан) нам заменяют молитвы и изучение посвященных приношениям законов Торы, по текстам Письменной Торы и - Устной.

И все же: зачем так глубоко, во всех деталях, вникать в законы приношения корбанот к «частному» мизбеаху (в условном переводе - жертвенник), если этим никогда не придется заниматься?

Чтобы ответить на него, надо вспомнить, о чем говорилось во введении к трактату Зевахим (см. на сайте Введение к трактату). В частности - фразу, где сказано, что нашим трактатом открывается раздел Кодашим, то есть раздел Устной Торы, анализирующий подробности действий с объектами, через которые постигается Единство Творца (см. там же).

Но тогда и отмененный способ приношения обретает другой смысл. Изучается, по существу, не технология приношения корбана на частный мизбеах, но - разные пути постижения Единства Всевышнего.

Приведем здесь лишь некоторые соображения, вытекающие из логических построений и выводов наших Учителей, открывающих в этих проблемах на 120-м листе разные грани Истины.

Как и на предыдущих листах, здесь в процессе обсуждения технологии приношения корбана (а на самом деле, как мы знаем теперь - «технологии» постижения Единства) рассматриваются общие черты и различия.

К общим чертам, прежде всего, следует отнести сам факт, что и в Храме и вне его человек приносил то, что было его собственностью, и от отделял часть собственности - ради приношения. Но в Храме это символизировало, что человек осознавал свою принадлежность к еврейскому народу (как особой, по отношению к Творцу, общности). А вот приношение к частному мизбеаху не содержало в себе этого осознания.

Поэтому, как мы узнаем на нашем листе, в осуществлении процедуры приношения к частному мизбеаху не обязаны участвовать коэны (служители в Храме), а человек перед тем, как приступить к процедуре, не должен был совершать омовение и не надевал на себя особые одежды.

Почему?

Потому что эти элементы процесса приношения (участие коэна, омовение, особые одежды) имели отношение именно к реализации задач, которые Творец поставил перед каждым евреем - сыном еврейского народа.

При этом, подчеркивает Талмуд, некоторые другие элементы процедуры приношения к частному мизбеаху регламентировались теми же требованиями, которые предъявлялись к процедуре приношения в Храме.

К таким элементам относят, например:

- временные рамки проведения трапезы, на которой съедают мясо корбана (день, ночь и еще один день);

- определенная направленность мыслительных процессов в процессе осуществления процедуры приношения;

- правильное разделывание туши животного (этот этап символизировал правильное понимание телесной структуры живого существа, в том числе и - человека, ибо разные части тела человека обладают разными духовными потенциалами);

- критерии пригодности животного для приношения (отсутствие физических недостатков, что символизирует цельность стремления к служению Творцу) и т.д.

Далее Устная Тора переходит к обсуждению нюансов (совпадений и отличий) в приношении корбана - из муки. Со всеми ассоциациями, с моделями служения Всевышнему, стремления к Нему.

Этому посвящен следующий трактат - Менахот.

 

Автор текста Элиягу Эссас