БЕШАЛАХ 
ТУ БИ-ШВАТ
начинается с вечера

27 января
"БЕШАЛАХ"
БЕШАЛАХ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"БЕШАЛАХ"

Январь 28, 2021   14 Шват 5781

До субботы - 2 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Уроки по Теилим   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Почта   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(25.12.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(28.01.21)
Пурим
14 Адара
(26.02.21)
в Иерусалиме -
15 Адара
(27.02.21)
Песах
15-21 Нисана
(28.03 - 03.04.21)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(28.03 - 03.04.21)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(08.04.21)
День памяти павших 
3 Ияра
(14.04.21)
День независимости Израиля
4 Ияра
(15.04.21)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(30.04.21)

День Иерусалима
28 Ияра
(10.05.21) 
Шавуот
6 Сивана
(17.05.21)
В диаспоре 6-7 Сивана
(17.05 - 18.05.21)
Девятое Ава
 9 Ава
(18.07.21)
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(07.09 - 08.09.21)
Йом Кипур
10 Тишри
(16.09.21)
Суккот
15-21 Тишри
(21 - 27.09.21)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(28.09.21)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(28 - 29.09.21)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(29.11 - 06.12.21)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Шаббат



New Page 1

Трактат Шаббат

04.05.05

Лист 2

Исследование видов работ, которые нельзя осуществлять в субботу, трактат Шаббат начинает с анализа действия, называемого hоцаа - перемещение, перенесение (предмета).

Напомним, что в шаббат запрещено производить 39 видов (категорий) работ. На иврите работа, подразумевающая «конструктивное действие» - мелаха (во множественном числе - мелахот).

Что такое hоцаа?

В самом первом приближении (позднее будут рассматриваться и нюансы) - это перенесение предмета из частного владения (дом, квартира, закрытый двор) во владение общественное (улица, площадь и т.п.).

То есть в субботу нельзя выносить предмет из дома на улицу. И точно так же, нельзя вносить предмет с улицы - в дом.

Познакомимся с терминами. Частное владение на иврите - решут а-яхид, общественное владение - решут а-рабим.

Теперь, прежде чем прочесть первую Мишну, задающую тон всей теме, обозначим возникающие с самого начала, по ходу обсуждения нашего листа, вопросы, не связанные с ее содержанием (если не считать ее первого слова - йециот). Их - два.

Вопрос первый. Почему Талмуд начинает изучение мелахот с работы «перемещение»? Ведь в списке всех 39-ти мелахот (лист 73 трактата Шаббат) она стоит на последнем месте. Пусть даже этот список нам неизвестен - мы можем «вычислить» это путем логического рассуждения. Известно, что перечисление 39-ти категорий мелахот выведено на основе выяснения субботних запретов - по Модели строительства и обеспечения деятельности переносного Храма (Мишкана). И сам этот факт уже достаточен, чтобы выстроить список мелахот в таком порядке. Начнем с того, что необходимо для создания деталей конструкции Мишкана. Затем идут работы по его построению. Потом - действия, необходимые для обеспечения его функционирования. Становится очевидным, что для того, чтобы Мишкан функционировал, в него нужно приносить необходимые для этого предметы. Поэтому, собственно, мелаха под названием hоцаа и ставится в списке всех мелахот на последнее место. Но почему же Талмуд начитает исследование именно с нее?

Вопрос второй. Первое слово в тексте Мишны не hоцаа, но - йециот (единственное число - йеция). Оно происходит от того же корня, что и слово hоцаа, но имеет несколько иной смысл. Слово йеция означает - «выход». Выход человека из одной точки пространства - в другую. Не перенесение, перемещение чего-то, а именно - выход. Почему же первая Мишна трактата начинается со слова йециот?

Над этими вопросами размышляли многие Учителя, в частности - Тосафот (группа учеников великого Раши - раби Шломо бен Ицхак - величайший комментатор Торы и Талмуда; Франция, 11-й век, и их учеников).

Попытаемся и мы внести свою лепту в раскрытие сути текста, и те, кто будет изучать потом тексты Тосафот, Рамбана, Рашбы, Рамбама (его комментарий к Мишне), Сфат Эмет и других комментаторов Талмуда, смогут извлечь пользу из нашего разъяснения.

Но, прежде всего, приведем текст Мишны:

Перемещения (предметов, которые запрещены) в шаббат бывают двух (видов, которые, в свою очередь подразделены) на самом деле на четыре - (для человека, находящегося) внутри (в частном владении - решут а-яхид). И (точно так же) два (вида, которых) на самом деле - четыре (для человека), находящегося во вне (в общественном владении - решут а-рабим).

Как это понять? (К примеру) бедный человек стоит снаружи решут а-рабим), а хозяин дома внутри решут а-яхид). Если бедный протянет руку вовнутрь (дома через, допустим, окно) и положит в руку хозяина (скажем, корзинку - чтобы тот дал ему кусок хлеба); или (другой вариант): бедный внесет руку и возьмет из руки хозяина предмет (кусок хлеба), то (в этих двух случаях) бедный человек нарушит закон шаббата, а хозяин - нет.

Или - хозяин дома (находясь внутри) протянул руку (через окно) и вложил в руки бедняка (допустим, кусок хлеба), или - взял, протянув руку, объект (корзину) из рук бедняка (который стоит во вне, на улице) и внес его в дом, то - хозяин дома нарушил (закон шаббата), а бедняк - нет.

Это - первая часть Мишны, которая объяснила нам, что означает «два вида» перемещения предметов, с позиции того, кто - внутри, и два - с позиции того, кто находится снаружи.

Каждый из этих видов действий в шаббат производить запрещено.

Во второй части Мишны мы увидим, как к означенным двум видам прибавляется еще два («два, как сказано в первой части Мишны, - которых на самом деле - четыре»). А, кроме того, нам предстоит понять, чем принципиально (!) отличаются первые два (основных) вида от дополнительных. Однако пока оставим это, и прежде попытаемся раскрыть суть Мишны с несколько иной, более масштабной, точки зрения.

Неизмеримые глубины открывает перед нами сам термин - решут а-яхид. Понятие «яхид» дословно означает - «единственный». И это определение по большому счету можно дать лишь Всевышнему. По настоящему Единственный - только Он.

Теперь нам понятно, о каком хозяине шла речь в Мишне.

Бедный человек на иврите - ани (первая буква слова - аин; уточнение для тех, кто знает иврит). Производное от этого слова используется в выражении «аниют даат» - «бедность в познании Творца».

Решут а-рабим (общественное владение) - Творение Всевышнего, в котором «рассеяны» созданные Им искры душ евреев, спущенные в этот мир (в том числе, и) для постижения Его Мудрости. Поэтому некое пространство может во всей своей полноте иметь статус решут а-рабим, только в том случае, если оно в потенциале содержит достаточно места, для того, чтобы по нему могли (в разумное, короткое время) пройти 600 тысяч человек - по числу душ, которые «стояли» у горы Синай во время дарования Торы.

Далее вспомним, в чем суть субботы. Всевышний сотворил полный, цельный и гармоничный мир за шесть дней. А в шабат - ничего не создавал и не добавлял. И это означает, что даже «перемещение» идей из мира Высшего (решут а-яхид) в наш мир - нарушение самой концепции Шаббата (с большой буквы). Всевышний уже «не может», так сказать, сам по себе (без участия человека) перемещать в наш мир новые идеи (второй случай в нашей Мишне: хозяин перемещает предмет). Так и человек ничего не может взять сам по себе из решут а-яхид. Он не в состоянии внести в решут а-яхид предметы (свои возможности, келим, то есть духовные сосуды - в высший мир), положить в них что-то и «втащить» в наш мир. Об этом и говорит Мишна.

Но что же - можно? Как же мы (если прилагаем усилия) познаем Его Мудрость?

Об этом и сообщает нам вторая половина текста Мишны. В ней сказано, что возможна как бы интеракция Творца и души человека. Но только если Творец и человек к этому стремятся.

Итак, в продолжении Мишны читаем:

Если бедный человек (ани) протянул руку вовнутрьрешут а-рабим, а в ней была, к примеру, корзина), а хозяин взял (корзину) из руки человека: или - (бедняк протянул руку, а) хозяин вложил (объект) в руку бедняка, то тогда - оба они не нарушили (законы шаббата в высших мирах).

(И точно так же) если хозяин протянул рукурешут а-рабим), а бедняк взял из нее что-то (допустим, кусок хлеба) или вложил в руку хозяина (корзину), оба они не нарушили (законы шаббата в высших мирах).

Здесь, конечно же, необходимо разъяснить выражение - «законы шаббата в высших мирах».

Дело в том, что «оценка» любого действия человека в шаббат может быть «градуирована» лишь с позиций «отношения» Неба к этому действию. Иначе говоря - по тому, что заслуживает человек, осуществив в шаббат то или иное действие.

Рассматривая ситуацию с этих позиций, можно разграничить четыре вида такого отношения к поступкам в шаббат:

1. Хаяв - когда человек реализованным действием нарушил закон субботы и тем самым заслужил (на иврите - хаяв) наказание в земном мире. Суд в определенных случаях вправе приговорить его к суровому наказанию. Если же человек допустил нарушение случайно, он приносил хатат (приношение в Храм, символизирующее искреннее раскаяние и желание исправить ошибку).

Тут следует отметить, что в наше время правила о суде над нарушителем и о приношении в Храме - не действуют. Однако суть и «вес» нарушения и сегодня остались неизменными.

И в любом случае человека ждет наказание в высших мирах.

2. Асур миде-рабанан. Действие не запрещено Торой, но Учителя постановили его запретить. Ибо увидели, что в условиях земного мира это действие приведет к нарушению запрета Торы.

Если человек нарушит запрет (то, что запрещено, на иврите - асур), введенный Учителями (миде-рабанан), он будет наказан не за само действие (как уже говорилось), но - за нарушение «постановления Учителей».

При этом может быть включен «механизм» послабления, который не мог бы «сработать», если бы речь шла о нарушении закона Торы. И человека вообще не станут наказывать.

3. Патур. В дословном переводе это - «освобождение от наказания» (в высших мирах), при том, что человек совершил действие, которое не должен был совершать. На иврите иногда говорят - патур аваль (в переводе - союз «но») асур, то есть - «от наказания за это человек освобождается, но делать это нельзя».

В действительности пункты 2 и 3 представляют собой одно целое. Но мы разделяем их для удобства, когда в дальнейшем понадобится давать ссылки.

4. Мутар. Действие разрешено в субботу (иногда, в редких случаях, патур совпадает с мутар).

Теперь вернемся к тексту Мишны и поясним, что фрагмент фразы в переводе - «оба они (то есть - каждый из них) не нарушили законы шаббата в высших мирах», в оригинале на иврите обозначена одним словом - патур.

Надеюсь, читателю понятно, какую модель представляет вторая половина Мишны. Конечно же, речь идет о желании человека познать Творца - через открытие своих каналов восприятия мира (внесение корзины в дом). А затем - получить знания. Точно также - возникновение желания Творца дать человеку знания (перенесение куска хлеба из решут а-яхид) и активное желание человека получить эти знания - не противоречат идее Шаббата. Ведь еще накануне - в «пятницу вечером» (шестой день Сотворения мира) Адам и Хава совершили известный поступок, и в духовных мирах произошло «разрушение абсолютной цельности и гармонии» (на иврите - шевират а-келим). И поэтому наш мир с тех пор пребывает в состоянии восстановления (тикун а-олам). А этот процесс требует участия и снизу (в нашей модели - бедняк) и сверху (хозяин). Ибо лишь процесс Сотворения (а, значит - и Шаббат) осуществляется в одностороннем порядке: Творец - мир. Тогда как тикун-олам возможен только в том случае, если желание восстановить цельность мира (hиторерута) пробуждается и снизу (дели-тата) и сверху (деле-эйла). И в решут а-рабим и в решут а-яхид. Причем, определяющий фактор в этом процессе - hиторерута дели-тата, иными словами - наше стремление и готовность здесь, в этом мире, прилагать усилия к восстановлению его цельности и гармонии (тикун олам).

И потому - обратите внимание (!) - в Мишне ани (бедняк) всегда первым совершает действие…

Все это и есть ответ на второй вопрос, почему первая Мишна трактата начинается со слова йециот («выходы»), а не со слова hоцаот («перемещения»). Ведь речь идет, в первую очередь, о выходе человека из нашего мира - в духовный мир, или, так сказать, выходе к нам, в наш мир, духовности Творца.

Кстати, отметим, что это разъясняет начальную фразу (она же - припев) текста возвышенного гимна, которым евреи во всех синагогах мира встречают Субботу: «Леха доди ликрат кала, теней шаббат некабла» - «Выйди (с нами) Близкий (наш), вместе встретим Субботу».

Зачем нам приглашать Всевышнего? И почему мы должны встретить субботу именно вместе? Потому что шаббат - время интеракции Творца и Его народа, каждого еврея и - Всевышнего. Человек протягивает руку, а Всевышний вкладывает в нее как бы часть своей Мудрости. И это в шаббат - разрешается. Собственно, для этого и существует шаббат

Автор текста Элиягу Эссас

 

 

Трактат Шаббат

05.05.05

Лист 3

На нашем листе Талмуд начинает исследовать текст Мишны (см. на сайте обзор листа 2) с того, что проводит параллель с отрывком Устной Торы из трактата Шевуот (лист 2), где, помимо всего прочего, сказано: «Перемещения в шаббат бывают двух видов, на самом деле - четырех» (см. на сайте обзор листа 2 трактата Шевуот). Но не говорится в продолжение, как в нашей Мишне - «…для человека, находящегося внутри».

Почему же в трактате Шевуот опущены слова, столь важные для понимания сути Мишны?

Трактат Шаббат, - отвечает Талмуд на этот вопрос, - именно для того и предназначен, чтобы проанализировать суть законов субботы. Поэтому в нем все эти вопросы рассматриваются гораздо подробнее. Читатель, который внимательно прочел обзор предыдущего листа, оценит дополнительную глубину замечания Талмуда - «суть шаббата». Кроме того, концепция, изложенная в обзоре предыдущего листа, поможет нам лучше понять смысл обсуждения разных тем, которое ведут Учителя на нашем листе.

Наша Мишна, - продолжает Талмуд, - приводит восемь случаев, когда та или иная интеракция хозяина дома и бедняка приводит к нарушению законов субботы (четыре - по законам Торы, в первой части Мишны; и четыре - по постановлениям Учителей). Но ведь на самом деле возможных вариантов - двенадцать. Ибо любую интеракцию, представленную во второй части Мишны, можно рассматривать и с позиции бедняка (протянул руку с корзиной вовнутрь, а хозяин взял корзину) и с позиции хозяина (он видит, что бедняк протягивает ему корзину и берет ее).

Почему же Мишна называет лишь восемь случаев? - спрашивает Талмуд.

И отвечает: потому что Тора рассматривает лишь такие варианты процесса перенесения предметов (hоцаа), когда предмет, чтобы перенести, необходимо поднять (на иврите этот процесс обозначается существительным - акира). Другой вариант, когда имеется лишь завершение процесса (на иврите - hанаха) не обсуждается.

Здесь поясним, что процесс перенесения объектов всегда производится в три этапа: акира (когда предмет поднимают), hоцаа (собственно, перемещение) и hанаха (когда предмет опускают на какую-либо поверхность).

Выведенная в предыдущем обзоре концепция позволяет нам без труда понять подход Талмуда к проблеме: только акира, то есть - «выход из определенного состояния» может привести к нарушению закона субботы. Ведь если перенесение будет «односторонним» (человек, к примеру, возьмет корзину, совершив акиру, через окно внесет ее в дом и положит - hанаха - ее на пол в доме), он нарушит запрет Торы. Ибо «бросит тень» на цельность и полноту мира, сотворенного к седьмому Дню Творения. Но завершение процесса (без начального этапа), само по себе, идею субботы не искажает. Поэтому-то наша Мишна разбирает именно восемь, а не двенадцать, вариантов.

Далее Талмуд выдвигает на обсуждение вполне очевидный, напрашивающийся вопрос: почему Мишна (в своей второй половине) отмечает, что в случае, если работа произведена двумя сторонами (акиру реализует один человек, а hанаху - другой), законы шаббата в высших мирах не нарушаются? Ведь запретное действие, казалось бы, все равно - произведено (!).

В ответ Раби (великий раби Иегуда а-Наси - редактор текста Мишны, начало 3-го века) приводит отрывок из Торы: «…если согрешит кто-либо из жителей Земли по ошибке и сделает что-либо противоречащее заповеди Всевышнего…» (Ваикра, гл. 4, ст. 27). Этот текст, в качестве предваряющего объяснения, дается в том месте, где говорится о приношениях в Храме, в частности - о приношении хатат (символизирует искреннее раскаяние и желание исправить ошибку). Осуществив тонкий анализ этого фрагмента фразы, и обратив особое внимание на грамматическую форму глагола «сделает» (что-либо противоречащее заповеди Всевышнего), Раби приходит к выводу, что нарушение закона в высших мирах произойдет только в том случае, если человек реализует действие «от начала и до конца».

И мы понимаем: в высших мирах «бросить тень» на идею шаббата можно, лишь демонстрируя несовершенство Творения. А это реально выражается в перенесении «объекта» (акира плюс hанаха) из высшего мира - в наш, земной мир. Или - наоборот. Тут не в предмете дело - он будет перенесен из одной точки пространства в другую и в том случае, если процесс его перемещения осуществят два человека (один - акиру, другой - hанаху). Но - в действиях одного человека. Иначе говоря, половина действия идее шаббата не вредит.

На нашем листе Талмуд выдвигает на рассмотрение и еще один вопрос: какой «статус» в описанных выше обстоятельствах имеет рука человека?

Допустим, человек стоит на улице и через окно протягивает руку в дом. Должны ли мы формально считать, что его рука, как часть тела, остается на улице или вынуждены признать, что она, находясь в «объемном» пространстве дома, становится «частью» этого внутреннего пространства?

Рука человека в этой ситуации, - говорит Абайе (один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века), - частично «принадлежит» дому, частично - улице.

Понятно, что рука в контексте нашей общей концепции - символ желания человека проникнуть в другой, высший мир (или же - символ желания Творца открыть нам в нашем мире какие-то крупицы своей Мудрости). Отсюда ясен и вывод: рука, символизируя стремление заглянуть в другой мир, естественно, принадлежит одновременно обоим мирам.

Завершив на данном этапе эти основополагающие мировоззренческие рассуждения, Талмуд переходит к рассмотрению практических аспектов законов субботы.

Важно подчеркнуть, что наши обзоры второго и третьего листов трактата Шаббат не преследовали цель подвести читателя к практическим заключениям в установлении ѓалахи (еврейский практический закон). Они сконцентрированы на том, чтобы дать определенную основу для понимания круга вопросов, связанных с обсуждением первой темы трактата - о перенесении предметов из одного вида владения (к примеру, решут а-яхид) - в другое (скажем, решут а-рабим).

Заканчивая в данном обзоре разъяснение Мишны, остается отметить, что, представляя собой Устную Тору (Учение жизни), Мишна, конечно же, прежде всего, имеет в виду законы поведения человека, которые он должен соблюдать уже сейчас, в нашем мире.

В следующем обзоре мы приступим к детальному, насколько это возможно, первого закона субботы - о перемещениях предметов из одного вида владения в другое, которые в субботу - запрещены…

Автор текста Элиягу Эссас

 

 

Трактат Шаббат

06.05.05

Лист 4

На нашем листе Талмуд, обсуждая детали законов шаббата, продолжает рассматривать ситуацию, обозначенную на предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 3). Напомним предлагаемые обстоятельства. Некто, чтобы испечь каравай, еще до наступления субботы прилепил к стенке горячей печи кусок теста. И вот шаббат наступил, а тесто так и осталось на печной стенке. Что делать?..

Теперь Учителя усложняют задачу, формулируя проблему иначе: человек прилепил к стенке печи кусок теста для каравая, когда шаббат уже наступил.

Тут возникают два главных вопроса.

Первый - почему он это сделал? И в данном случае на обсуждение выдвигаются три варианта:

1. Некто положил тесто в печь, забыв, что пришла суббота и это нельзя делать.

2. Человек думал, что испечь каравай разрешается и в шаббат.

3. Он совершил преднамеренный поступок (знал, что в шаббат нельзя помещать тесто в горячую печь, но все же сделал это).

Второй вопрос - каковы результаты такого поступка?

Предположим, человек, поместив кусок теста в печь, вскоре понял, что совершил ошибку, - говорит рав Биби бен Абайе. - Можно ли разрешить ему специальной лопаткой снять это тесто со стенки печи еще до того, как оно подрумянилось? Придется ли этому человеку искупить свою вину приношением хатат (приношение в Храме, символизирующее раскаяние и искреннее желание исправить ошибку)?

Что имеет в виду рав Биби, задавая такие вопросы? - спрашивают Учителя более поздних поколений. - Может ли в ситуации, которую он исследует, идти речь о приношении хатат?

Допустим, он забыл, что началась суббота, и по ошибке (непреднамеренно) положил тесто в горячую печь. Но ведь потом он вспомнил об этом, понял, что ошибся, и с разрешения раввина вынул не испекшееся тесто из печи. И, следовательно, приношение хатат тут не при чем. Приношение этой категории, по установленным правилам, предусматривает «полную» ошибку. Когда человек, что называется «не ведает, что творит». Да и потом, кто же даст разрешение вынуть из печи, пусть не подрумянившееся, тесто в шаббат?

Если же имеется в виду преднамеренный поступок, опять же мы не будем говорить о приношении хатат. Ибо такой человек должен получить строгое наказание, которое полагается ему за нарушение закона субботы.

Возможно, рав Биби рассматривает ситуацию, - выдвигает гипотезу рав Шила, - когда один человек по ошибке прилепил кусок теста к печной стенке (совершил непреднамеренный проступок), а разрешение вынуть его из печи в субботу дали - другому.

Никто не вправе нарушать закон, чтобы спасти другого человека от наказания за нарушение закона, - резюмирует Талмуд. И гипотеза рава Шилы не получает развития.

Скорее всего, рав Биби имел в виду преднамеренное нарушение субботы, - говорит рав Аши (великий Учитель, редактор Вавилонского Талмуда, начало 5-го века), когда человек, помещая тесто в печь, знал, что шаббат наступил, знал, что этого делать нельзя.

Отметим здесь общий момент: тяжесть проступка (а, соответственно - и наказание) определяется мотивом неправильного поведения нарушителя субботних законов.

Талмуд на этом этапе обсуждения принимает позицию рава Аши и переходит к анализу следующей ситуации.

Допустим, в субботу бедняк просунул руку в окно дома, взял из рук хозяина дома корзинку с продуктами и вынес ее за пределы частного владения. Или, наоборот: в шаббат бедняк внес из общественного владения корзинку с продуктами в дом и передал ее в руки хозяина…

Спрашивается, полагается ли за это наказание и кто именно из двоих участников этого действа несет за него ответственность?

В Мишне нашего листа об этом, в частности, сказано:

Если бедняк протянул руку внутрь дома, взял из рук хозяина (дома) корзинку с едой и вынес ее в общественное владение; или, наоборот - внес в дом корзину с едой и отдал ее в руки хозяина, то ему (бедняку) полагается наказание

Далее Талмуд приступает к анализу содержания Мишны.

Общий смысл данного текста понятен. Наказание полагается за нарушение субботнего запрета переносить какие-либо предметы из общественного владения (с улицы) - в частное (дом, принадлежащий определенной семье) или из частного владения - в общественное. И его получает тот, кто непосредственно осуществил данную работу (в данном случае - бедняк).

Однако Талмуд начинает детализировать обстоятельства. И уточняет, что корзина в обоих случаях (из общественного владения в частное и наоборот) передается из рук в руки (с ладоней - в ладони). И тогда всплывает вопрос: за что же должны наказать бедняка? Ведь существует правило: наказание полагается, если некто снял «объект переноса» с поверхности, шириной - не менее четырех ладоней (или поставил этот «объект» на такую поверхность). А в нашем случае речь идет о поверхности в две ладони шириной…

На этом наш лист заканчивается. И дальнейшее обсуждение проблемы переносится на следующий лист.

Автор текста Барух Шнайдер

 

 

Трактат Шаббат

07.05.05

Лист 5

Наш лист - прямое продолжение второй части предыдущего листа. Талмуд углубляется в исследование Мишны, прерванное на самом интересном месте (текст Мишны и начало ее обсуждения - см. на сайте обзор листа 4).

В самом деле, за что бедняк заслуживает наказание?

Да, он, как говорится в Талмуде (см. там же), перенес «объект» в шаббат из общественного владения в частное (или наоборот). То есть - совершил запрещенное в субботу действие. Однако в случае, который здесь рассматривается, присутствует обстоятельство, которое, согласно закону, казалось бы, освобождает его от ответственности. Речь о том, что он получил (или передал) корзину - из рук в руки. Выражаясь «юридическим» языком Талмуда, он снял «объект» с двух ладоней хозяина дома и принял его на собственные ладони. А закон уточняет параметры: поверхность, с которой «объект» снимается, а также та, на которую перенесенный «объект» ставится, должна быть не меньше четырех ладоней в длину и четырех - в ширину. Только тогда человеку, нарушившему данный запрет, полагается наказание.

Как же нам понимать положение Мишны?

Скорее всего, есть здесь некие нюансы, которые опровергают наши «подсчеты», обозначенные выражением «с рук на руки».

Учителя выдвигают несколько вариантов объяснений.

1. Мишна подразумевает, что хозяин держал корзину, размеры днища которой превышали указанные в законе параметры (более чем 4 х 4).

2. Мишна рассматривает ситуацию, когда хозяин дома, отдавая бедняку корзину с едой, держал ее в руках на таком расстоянии от пола, что оно оказалось менее трех ладоней в высоту. И бедняк был вынужден поднимать «объект» снизу. Дело тут в том, что если объект находится на высоте, менее трех ладоней от земли или от пола, эта высота в расчет вообще не принимается. В этом случае следует считать, что «объект» взят как бы с полу или с земли.

3. Бедняк, протягивая корзину хозяину дома или принимая «объект» от хозяина, стоял в углублении (в яме), которое образовалось перед входом. Так, что его ладони оказались на высоте не более трех ладоней от уровня земли.

4. Мишна дает указания при особых обстоятельствах, когда бедняк, передающий хозяину или принимающий из его рук корзину - очень маленького роста. То есть он настолько мал, что его руки не поднимаются над землей на уровень, выше трех ладоней.

Рассмотрев приведенные здесь варианты разъяснений, Талмуд подводит итог: в жизни, конечно же, бывает всякое, но для Мишны, которая обычно дает общее направление накладываемых ограничений, описанные обстоятельства слишком уж «специфичны».

Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век), исследуя содержание Мишны, открывает в ней совершенно иную, неожиданную грань Истины. В законе, уточняющем параметры, превышение которых грозит человеку, переносящему в шаббат «объект» из частного владения в общественное (и наоборот), наказанием, - говорит он, - понятие «ладонь» используется лишь как мера длины. И - не более. Эта «мера» применима к любым поверхностям, с которых объект снимается при перенесении «объектов» в шаббат (или на которые «объект» ставится). Но две ладони человека, как важнейшие части его тела - всегда превышение этих ограничительных параметров. Поэтому-то в нашем случае бедняк, который принял (или передал) корзину из рук в руки и перенес ее из частного владения в общественное (или наоборот), должен получить за это наказание.

Как это часто бывает, исследуя конкретную тему, Талмуд попутно дает и некоторые «параллельные», лишь косвенно связанные с ней правила.

Так, на нашем листе разбирается ситуация, когда в субботу, находясь в общественном владении, один человек бросает какой-либо предмет другому человеку, и тот его ловит. Спрашивается, кто из этих двоих заслуживает наказание?

По закону в шаббат запрещается не только переносить «объекты» в общественном владении, но и - бросать их на расстояние, превышающее четыре локтя. Понятно: тот, кто бросил «объект» на запретное расстояние, нарушил закон и подлежит наказанию. Ибо он, безусловно, действовал преднамеренно. Тот, кто этот «объект» поймал, от ответственности освобождается. Все это в том случае, - вносит уточнение Талмуд, - если, принимая брошенный предмет, «партнер» не сдвинулся с места.

Дело тут в том, - объясняют Учителя, - что в случае, если человек, поймав предмет, не сдвинулся с места, действие бросающего можно расценивать как преднамеренное. Ибо его бросок имел определенный адрес и определенную цель. А преднамеренное нарушение запрета - наказуемо.

Если же «партнеру», чтобы поймать предмет, пришлось переместиться в сторону, куда летел «объект», тут, мы можем воспринимать действия бросающего как непреднамеренные (человек, скажем, просто отбросил «объект», никому его не предназначая). В этой ситуации тот, кто бросил объект, от ответственности освобождается.

Как расценивать ситуацию, когда человек, принимающий «объект», сначала было, сдвинулся с места, а потом вернулся туда, где стоял? - спрашивают Учителя.

На этот вопрос Талмуд не дает ответа.

Автор текста Барух Шнайдер




New Page 5

 

Введение в трактат Шаббат

 

Трактат Шаббат открывает второй раздел центрального ядра Устной Торы — Мишны. Название второго раздела — Моэд, то есть — «выделенное, предназначенное (время)».

Наиболее яркий пример такого «предназначенного» времени — седьмой день недели, шаббат.

Слово шаббат означает — «(день), когда (конструктивная) деятельность прекращена». Первым шаббатом в истории был седьмой день процесса Сотворения мира, с наступлением которого Всевышний прекратил свою «деятельность» по созданию мира. Иначе говоря, шаббат символизирует факт, что Мир был сотворен за шесть дней.

Тора дает определение, согласно которому евреям в шаббат нельзя заниматься конструктивной деятельностью (книга Шемот, гл. 20, ст. 8-10). На иврите «конструктивная деятельность» называется — мелаха. И основная задача нашего трактата — в том, чтобы в деталях выяснить, что входит, и что не входит в понятие «мелаха». Насколько важна эта задача — очевидно. Ведь, все то, что входит в понятие «мелаха» делать нам в субботу запрещается, а все, что не входит — разрешается. Это утверждение — верное, но дает лишь весьма общее представление о данной теме. Ибо существует еще и немало нюансов.

Чтобы донести до нас содержание заповедей, Тора пользуется различными методами. Иногда дает точное распоряжение (к примеру — «свиное мясо есть нельзя). В некоторых случаях применяет способ «повторного указания» на какую-либо заповедь. Часто — для того, чтобы связать одну заповедь (скажем, о субботе) — с другой. В данном случае в тексте Торы (Шемот, гл. 35, ст. 1-4) мы находим повторение запрета на осуществление мелахи (см. выше) в субботу непосредственно перед заповедью о строительстве Мишкана (условно говоря — переносного Храма, который носил с собой народ Израиля в период сорокалетнего странствия по пустыне Синая).

Устная Тора, полученная Моше Рабейну на горе Синай вместе с Письменной Торой, определяет, что мелаха — это действие, осуществление которого было необходимо, чтобы подготовить материалы для строительства Мишкана и для обеспечения его деятельности.

Из трактата Шаббат мы узнаем, что всего насчитывается 39 видов («категорий») действий, без которых построить Храм и/или обеспечить его функционирование было невозможно.

Следует отметить, что каждая мелаха подразделяется на подвиды. Действия, составляющие эти подвиды, также нельзя производить в шаббат. Все это в подробностях рассматривается в нашем трактате.

Кроме того, мы узнаем, что осуществление того или иного действия, включенного в понятие «мелаха», должно быть сознательным. Это подразумевает, что человек, совершающий действие, (в отличие от случайно произведенного действия) испытывает желание его осуществить и ставит перед собой цель, которую хочет достичь в результате этого действия.

Запрещены, как правило, только сознательные действия. Очевидно, что в определении самого понятия — «сознательное» есть множество нюансов, а, значит — и последствий, которые испытывает на себе человек, стремящийся правильно соблюдать законы шаббата. И этому наш трактат уделяет немало внимания.

Как и в любом другом трактате, в трактате Шаббат мы найдем сведения и о других заповедях, а также — о разных явлениях нашего, земного мира и духовных миров.

Трактат Шаббат состоит из 24 глав. Всего в нем — 157 листов.

Автор текста Элиягу Эссас

 

 

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Дата зарождения еврейского народа


Поиск по сайту:

New Page 1



 


 

 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда    
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля