ЭКЕВ 
"ЭКЕВ"
ЭКЕВ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"ЭКЕВ"

Август 21, 2019   19 Ав 5779

До субботы - 3 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(30.09 - 1.10.19)
Йом Кипур
10 Тишри
(09.10.19)
Суккот
15-21 Тишри
(14 - 20.10.19)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(21.10.19)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(21 - 22.10.19)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(23.12 - 30.12.19)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(7.01.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(10.02.20)
Пурим
14 Адара
(10.03.20)
в Иерусалиме -
15 Адара
(11.03.19)
Песах
15-21 Нисана
(09.04 - 15.04.20)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(09.04 - 16.04.20)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(21.04.20)
День памяти павших 
3 Ияра
(28.04.20)
День независимости Израиля
4 Ияра
(29.04.20)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(12.05.20)

День Иерусалима
28 Ияра
(22.05.20) 
Шавуот
6 Сивана
(22.05.20)
В диаспоре 6-7 Сивана
(29.05 - 30.05.20)
Девятое Ава
 9 Ава
(30.07.20)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Хуллин



Трактат Хуллин

Лист 13

На предыдущем листе Талмуд, как мы помним, перешел к обсуждению следующего пункта Мишны (см. на сайте обзор листа 2), в котором запрещается делать шехиту душевно больным, глухонемым и подросткам, не достигшим совершеннолетия. Но если все же на глазах сведущих в законах шехиты людей, кто-либо из них все же сделал шехиту, она признается кошерной, и мясо зарезанного животного будет пригодным для употребления.

Что же имеется в виду?

Этот вопрос, заданный в конце прошлого обзора (см. на сайте обзор листа 12), мы сейчас и рассмотрим.

Речь, прежде всего, идет о гипотетической, маловероятной ситуации: допустим, подросток или психически нездоровый человек при свидетелях метнул нож в стену, а попал - в шею животного (в то место, где производится надрез при шехите), и животное погибло.

Перед тем, как раскрыть позиции Учителей, отметим, что еврейская традиция в данном вопросе выделяет несовершеннолетнего, глухонемого и сумасшедшего в одну группу, основываясь на том, что их поступки достаточно часто - спонтанны и безотчетны.

Итак, можно ли признать кошерной такую случайную шехиту? - спрашивает Талмуд.

Раби Натан (великий Учитель Мишны, 2-й век) отвечает на этот вопрос утвердительно. Но вносит уточнение: в случае, если нож своим лезвием «чиркнул» по шее животного, летя в стену, а потом, «рикошетом», отлетев от стены, снова «прошелся» по шее животного - в обратном направлении.

С этим еще можно согласиться, - подчеркивает раби Йоханан (крупнейший амора, Учитель Талмуда в Эрец Исраэль, 3-й век), - только если мы говорим о «бытовой» шехите. Ибо при шехите животного, предназначенного для приношения в Храме, принципиальное значение имеет намерение. Здесь же намерение вообще отсутствует.

Попутно Учителя рассматривают вопрос: можно ли считать реализацию неосознанного побуждения представителей данной категории людей - действием?

Если и можно назвать их физические усилия действием (как, например, в ситуации, когда дети делают из дерева совок для песка), - говорит раби Ами (один из самых выдающихся учеников раби Йоханана; 3-й век), - то все равно - не вполне полноценным. Намерения же их в расчет не принимаются. Даже если их поступки целенаправленны и вполне логичны.

Случайная шехита, в ситуации, о которой мы говорим, не может подготовить животное к реализации процедуры приношения в Храме, - констатирует Шмуэль (великий Учитель Талмуда первого поколения; 3-й век). - Это - исключено. Ибо в Торе, там, где речь идет о приношениях, четко сказано: «И зарежет быка…» (Ваикра, гл. 1, ст. 5).

Сама форма глагола подразумевает активное, намеренное действие.

Далее на нашем листе приводится вторая Мишна трактата Хуллин.

Вы ней читаем:

Шехита, сделанная неевреем - некошерна.

После такой шехиты мясо животного (распространяет туму - духовную нечистоту) и передает нечистоту тому (человеку), который его несет

Талмуд приступает к обсуждению новой Мишны. И задается вопросом: если мясо зарезанного нееврем животного нельзя есть, можно ли использовать части его туши в каких-то иных целях?

У нас нет уверенности в том, что эта шехита не была произведена во имя идола, - говорит раби Элиэзер (великий тана, Учитель Мишны второго поколения, 1-й век). - По этой же причине нельзя пользоваться частями туши животного, зарезанного самаритянином, который все же, пусть не все, но соблюдает заповеди Торы, особенно - законы кашрута (см. на сайте обзоры листов 3 и 4). А после шехиты, сделанной неевреем, который далек от Торы, - ничем от этого животного тем более пользоваться нельзя.

Попутно Талмуд рассматривает некоторые нюансы отношения к неевреям.

Большинство неевреев не режут животных во имя идолов, - отмечает рав Нахман (великий Учитель Талмуда в Вавилоне, 3-й век). - И вообще, их не следует относить к «изменникам веры». От них, кстати говоря, принимаются приношения в Храме. Но от евреев, которые отошли от еврейской традиции, нарушают законы еврейской жизни (на иврите такой еврей называется - мумар) приношения в Храме не принимаются.

Неевреев, живущих вне Эрец Исраэль, мы не считаем активными идолопоклонниками, - добавляет раби Йоханан. - Просто они сохраняют обычаи своих предков.

Возвращаясь к содержанию Мишны, Рава (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век) вносит уточнение: для того, чтобы получить туму от мяса зарезанного неевреем животного, совсем необязательно прикасаться к нему: достаточно находиться с этим мясом в одном помещении.

На нашем листе дается новая Мишна, в которой сказано:

В случае, если шехита сделана ночью или - слепым, она кошерна

Кошерной такая шехита признается только постфактум, уточняет Талмуд, тщательно проанализировав это положение.

Но ведь шехиту делают и днем и ночью. Причем, где угодно - даже на корабле и на крыше дома. Почему же ночная шехита признается только постфактум? - спрашивает Талмуд.

В общих правилах имеется в виду, что люди, собираясь производить шехиту, разжигают костер, пламя которого хорошо освещает место реализации шехиты, - поясняет рав Папа (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда 5-го поколения; конец 4-го века), - Здесь же, в этой Мишне, не напрасно подчеркивается - «ночью или - слепым…». Подразумевается, что шехиту совершили ночью, в темноте…

 

Автор текста Моше Гойхберг

 

Трактат Хуллин

Лист 14

На нашем листе Талмуд рассматривает законы, связанные со шехитой, которую совершили в один из дней, когда работать в принципе запрещено.

Имеется в виду шаббат и Йом Кипур. И в Мишне по этому поводу сказано:

Если (шохет) делает шехиту в шаббат или в Йом Кипур, несмотря на то, что он заслуживает строжайшего наказания, мясо зарезанного (в таки дни) животного - кошерно

Но есть его в этот день - нельзя, - подчеркивает Рава (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век), анализируя содержание Мишны.

Известно, что в шаббат можно срезать тыквы и резать мясо для собак, - говорит раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), - но кормить их этим разрешается только после исхода субботы. Даже если животное погибло в шаббат, несмотря на то, что предназначение этого животного внезапно изменилось, кормить его мясом собак в течение субботних суток нельзя. Аналогично - и в нашем случае. Если уж человек зарезал животное в шаббат, использовать мясо в субботу - запрещается. Точно так же, как все, что не было готово к употреблению до наступления шаббата.

Аналогия тут не совсем точная, - отмечает Абайе (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века). - В своем высказывании раби Иегуда выделяет фактор предназначения. «Даже если предназначение изменилось…», - говорит он. Имея в виду, что животное должно было пойти на мясо для людей, но когда погибло, стало пригодным лишь для кормления собак… Однако здесь открывается и другая грань Истины: животных держат в хозяйстве не только для того, чтобы получить мясо. Какое-то количество особей нужны хозяину скота, чтобы давали молоко, чтобы был приплод и стадо увеличивалось… И если он зарезал животное, от которого получал, например, молоко, значит, он изменил его предназначение. Так что, слово «даже» здесь не подходит.

Но для чего Учителя в тончайших деталях исследуют и уточняют то, что, казалось бы, сказано ясно и однозначно: «то, что не готово к употреблению до наступления субботы, использовать нельзя»?

И тут мы, в который уж раз, констатируем: Учителя моделируют самые разнообразные, связанные с определенным постановлением ситуации для того, чтобы максимально представить возможные обстоятельства и оградить людей от ошибок

Учителя расширяют сферу обсуждения, и рассматривают такую ситуацию.

Допустим, человек перед самым шаббатом взял у самаритянина (нееврей, который частично соблюдает законы Торы) вино и не успел отделить от него труму и маасер (части урожая, которые каждый еврей в Эрец Исраэль должен отделить в пользу коэнов, левитов и бедных - подробнее см. на сайте, например, в обзоре листа 66 трактата Менахот). Спрашивается: может ли он просто сказать: «столько-то отделяю на труму, столько-то - на маасер» и пить в шаббат это вино, а саму процедуру отделения провести после субботы, постфактум?

Нет, не может, - говорит раби Иегуда. - Насчет самаритян известно, что эту мицву (заповедь) они не выполняют. И существует четко сформулированный закон: еврей, проживающий в Эрец Исраэль, не имеет право использовать продукт для своих нужд, не отделив от него труму и маасер. В шаббат процедуру отделения не производят. Следовательно, в субботу это вино пить нельзя - оно до субботы к употреблению «не готово».

К тому же, есть и еще один нюанс, - продолжает раби Иегуда. - К примеру, человек сказал - «отделю так-то и так-то…». А в шаббат бурдюк случайно продырявится. И тогда отделить от вина положенные части он уже не сможет…

Попутно Талмуд дает такое наставление. Мы знаем, что в пределах эрува (объединение владений в единое «пространство», внутри которого разрешается переносить вещи в субботу) можно в шаббат переносить сосуды. Однако, если сосуд разбился, его обломки разрешается переносить лишь в том случае, если они пригодны для использования. Скажем, каким-то куском разбитого глиняного сосуда можно накрыть бочку...

Однако раби Иегуда усматривает здесь иную грань Истины.

Переносить обломки сосуда в шаббат разрешается, только если их можно применить в тех же целях. То есть, в них можно что-то положить или налить.

Изучив позицию Учителя, Таплмуд заключает: с точки зрения раби Иегуды тут решающую роль должен сыграть фактор предназначения предмета перед шаббатом. Если сосуд предназначался, чтобы в шаббат в него наливали вино или масло, то и обломки, чтобы их можно было переносить в субботу, должны сохранить то же предназначение…

Автор текста Моше Гойхберг

 

 

Трактат Хуллин

Лист 15

На нашем листе Талмуд, продолжая обсуждать Мишну, представленную на предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 14), по-прежнему рассматривает законы, связанные со шехитой (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин, а также - обзор листа 2), которую совершили в один из дней, когда работать (в том числе - производить шехиту) по определению Торы - запрещено.

В обзоре предыдущего листа говорилось о том, что тот, кто режет животное в шаббат, заслуживает сурового наказания, мясо же зарезанного в субботу животного - кошерно, но есть его можно только после исхода шаббата (см. на сайте обзор листа 14).

Теперь Талмуд углубляется в обсуждение деталей, пользуясь методом сравнительного анализа и находя аналогии в других законах шаббата.

В частности, мы узнаем, что свечи (или масляные светильники) в субботу переносить разрешается. Любые, кроме тех, которые зажжены для этого шаббата.

Почему нельзя перемещать именно те свечи, которые горели в шаббат? - спрашивает Талмуд.

И объясняет: потому что перед шаббатом человек предназначил их для «запрещенной» работы (после наступления субботы свечи зажигать нельзя).

В случае со шехитой в шаббат, - отмечают Учителя, - есть существенное отличие: до шаббата животное не предназначалось для еды. Так, может быть, если его зарезали в субботу, есть его мясо в этот день не запрещено?

Сразу же подчеркнем, что Талмуд, разносторонне анализируя проблему, моделирует гипотетические ситуации - в стремлении предугадать возможные варианты развития событий и оградить людей от ошибок.

Итак, отметив отличие смоделированного случая от известного правила, Талмуд задает вопрос: быть может, мясо зарезанного в шаббат животного все-таки можно употребить в пищу в тот же день?

Чтобы ответить на этот вопрос, Учителя пользуются другой аналогией.

Существует строгий порядок приготовления пищи: еда на всю субботу должна быть готова к наступлению шаббата, ибо в субботу варить, жарить и тушить продукты - нельзя.

А что, если все же приготовили блюдо в шаббат? Можно ли есть эту пищу? - спрашивает Талмуд.

Только если это получилось случайно, по ошибке, - говорит раби Меир (из крупнейших Учителей Мишны, 2-й век).

Если это произошло случайно, по ошибке, - уточняет раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), - приготовленное в шаббат блюдо разрешается употреблять в пищу, но - лишь через некоторое время после исхода субботы. Если же еда приготовлена в субботу намеренно, есть ее вообще нельзя.

Если это произошло случайно, - вносит свое дополнение раби Йоханан а-Сандлар, - после исхода субботы любой человек может есть это блюдо, кроме того человека, который приготовил его в шаббат. Если это сделано специально, никому эту пищу есть не разрешается: и тому, кто готовил, и тем, кто не имел к отношения к процессу приготовления.

На этом этапе обсуждения Талмуд подводит некий итог. Если шехита сделана в субботу, мясо этого животного нельзя употреблять в шаббат в любом случае. Это подчеркнуто и в Мишне - приравниванием в этом законе шаббата к Йом Кипуру (см. на сайте обзор листа 14). А День Суда в этом смысле не делает различий между намеренной шехитой и непредумышленной (это - день поста, когда вообще нельзя ни есть ни пить). В Храме в этот день совершались приношения и шехиту делали. Но мясо зарезанных животных коэны (служители в Храме) ели, естественно, после исхода Йом Кипура.

Мишна лишь доводит до нашего сведения, - говорит раби Иегуда, - что мясо животного, которому сделана непреднамеренная шехита - кошерно (в принципе пригодно для употребления в пищу).

Талмуд изучает позицию раби Меира. Почему он разрешает есть мясо животного, зарезанного в шаббат. И тщательно проанализировав точку зрения Учителя, обнаруживает: раби Меир имеет в виду неординарную ситуацию, когда в доме - тяжело больной. Если его жизнь - под угрозой и для улучшения состояния он нуждается, скажем, в телячьем или курином бульоне, то шехиту можно сделать в шаббат. Разрешается также прямо в субботу сварить больному бульон и немедленно, не дожидаясь исхода субботы дать ему этот суп, чтобы он съел его.

Раби Иегуда же, настаивая на строгом запрете, подразумевает, что мясо зарезанного в шаббат животного нельзя есть здоровым людям.

В заключительной части нашего листа Талмуд приводит новую Мишну.

В этой Мишне читаем:

Если шехита произведена обоюдоострым ножом, камнем или стеблем тростника, она считается кошерной. Все могут делать шехиту любым (острым) предметом, кроме серпа с зазубринами, зубов и когтей животного

Приступив к анализу новой Мишны, Талмуд дает уточнение: такого рода шехита считается кошерной только постфактум. Изначально планировать шехиту, не собираясь использовать предназначенный для этой процедуры нож (см. на сайте обзор листа 2) - запрещается.

Мы продолжим, вслед за Талмудом, рассматривать эту Мишну в обзоре 16-го листа…

Автор текста Моше Гойхберг

 

 

Трактат Хуллин

Лист 16

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать содержание Мишны, приведенной в конце предыдущего листа (см. на сайте обзор листа 15). Речь, как мы помним, идет о предметах, которыми можно воспользоваться при шехите (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин, а также - обзор листа 2), чтобы процедура при этом оставалась кошерной.

Талмуд углубляется в анализ деталей. Однако, прежде чем взяться за разбор конкретных подробностей, отметим принципиально важный момент: шехита, произведенная разрешенными Мишной предметами - не обычным пригодным для этой цели ножом (см. на сайте обзор листа 2), как подчеркивает Талмуд на предыдущем листе, будет считаться кошерной только постфактум (см. на сайте заключительную часть обзор листа 15)).

Талмуд рассматривает возможные варианты.

Почему, например, нельзя заранее планировать шехиту с использованием обоюдоострого (с двумя лезвиями) ножа?

Потому что, - объясняют Учителя, - шохет (специалист, осуществляющий шехиту) может подготовить к шехите одно лезвие, убедиться, что оно заточено правильно и зазубрин на нем нет. А на другой его стороне останутся зазубрины, но на них он не обратит внимание, ибо не собирается пользоваться этой стороной. Но вот, скажем, кто-то отвлек его, и шохет перепутал, каким из лезвий ножа он намеревался резать животное. Шехита в этом случае будет некошерной, ибо зазубрины на лезвии не разрезают, как положено, а рвут телесную ткань (это относят к число основных ошибок при шехите, называемой икур - см. на сайте обзор листа 2).

Какие проблемы могут возникнуть, если человек для шехиты воспользовался тростником или камнем?

В связи с этим Талмуд выводит общее правило: шехиту, чтобы постфактум она была кошерной, можно делать камнем и тростником, не только оторванными от земли, но и - соединенными с ней.

Впрочем, Раби (великий раби Иегуда а-Наси - редактор текста Мишны, начало 3-го века) открывает в этом вопросе иную грань Истины.

Если тростник не срезан, а камень не отколот от скалы, - говорит он. - пользоваться ими для шехиты запрещается.

В чем тут дело? Почему в случае, если ребенок бросал нож в стену и по стечению обстоятельств попутно произвел на шее животного надрез, шехита считается кошерной (подробнее об этом - см. на сайте обзор листа 13), а в случае, когда надрез образовался от острого каменного выступа в скале получается некошерная шехита?

Для того, чтобы шехита была кошерной, - разъясняет Талмуд, - необходимо, как минимум, чтобы человек приложил к осуществлению процедуры усилие.

Обстоятельства, когда нож брошен в стену, можно рассматривать с разных сторон. С одной - нож этот брошен человеком, с другой - стена какого-либо помещения тоже не появилась сама по себе. Она - плод человеческого труда. То есть, как ни посмотри, все получается, что такая случайна шехита - дело человеческих рук, результат человеческих усилий. Что же касается острого каменного выступа в скале, то гора - естественное природное образования, и человек к ее возникновению не имеет никакого отношения.

В этом ключе Талмуд моделирует и рассматривает другие ситуации.

Допустим, некто прикрепил нож к вращающемуся колесу. И при вращении колеса этим ножом была осуществлена шехита. Спрашивается: будет ли она постфактум кошерной?

Это зависит от конкретных обстоятельств, - сообщают Учителя. Если человек при этом сам крутил колесо, шехиту можно признать кошерной. Если колесо вращалось от напора воды, тут - два варианта. К примеру, если человек открыл водопроводный кран, под напором воды завертелось колесо, и прикрепленный к нему нож сразу же перерезал шею животного, шехита будет постфактум кошерной. Ибо в данной ситуации человек, пусть и опосредованно, но все же приложил усилие к шехите. Но если колесо, к которому крепится нож, вертится под напором проточной воды ручейка, произведенная таким способом шехита - некошерна.

На чем основано правило, что человеческое усилие - необходимое условие реализации шехиты? - спрашивает Талмуд.

И исследуя тексты Торы, дает объяснение: это указание вложено в содержание фразы об Аврааме - «И взял нож, чтобы сделать шехиту» (Берешит, гл. 22, ст. 10). То есть здесь в качестве примера дается активное действие.

Что касается листьев тростника, - отмечает рав Ицхак, - пользоваться им вместо ножа - не рекомендуется. Даже если они крепки и остры, не стоит ими резать мясо и делать шехиту. Потому что тростниковый лист может расщепиться, и человек в результате, не исключено, получит ранение. Но если таким плотным тростниковым листом все же сделана шехита, она считается кошерной.

Талмуд выдвигает на обсуждение такой вопрос: можно ли считать шехиту кошерной, если брошенный нож торчит в стене, и смертельная рана (надрез на шее животного) появилась от того, что оно споткнулось и упало прямо на его лезвие шеей?

Если животное, которое сверху упало на нож - большое и грузное, - говорит Шмуэль (великий Учитель Талмуда первого поколения; 3-й век), детально изучив обстоятельства, - шехита будет некошерной. Ибо тут явно имела место дераса (излишний нажим на нож, что считается одной из пяти основных, недопустимых при шехите ошибок - см. на сайте обзор листа 2).

Но если жертвой такого несчастного случая оказалась птица - скажем, курица или голубь, - уточняет рав Папа (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда пятого поколения; конец 4-го века), - шехита может считаться кошерной.

 

Автор текста Моше Гойхберг

 

 

Трактат Хуллин

Лист 17

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать содержание последней Мишны. И концентрирует внимание на том ее «пункте», где сказано, что нельзя, осуществляя шехиту (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин, а также - обзор листа 2), пользоваться серпом (см. на сайте обзор листа 15). На серпе от жатвы достаточно жестких стеблей зерновых, как правило, образуются зазубрины. А использование лезвия с такими повреждениями делает шехиту некошерной. Это - одна из пяти основных, недопустимых при шехите ошибок, которая носит название икур (см. на сайте обзор листа 2).

…И пилой, - уточняет Талмуд, изучая детали обстоятельств.

Почему - «и пилой»? - спрашивают Учителя.

В ответ Шмуэль (великий Учитель Талмуда первого поколения; 3-й век) рассказывает, что в свое время его отец специально консультировался по этому поводу у знатоков законов шехиты. И, в частности, спросил их, что следует считать «зазубриной». Зазубрина - это как зубчик пилы. Даже - самой, что ни на есть, частой и мелкой. Отсюда мы и делаем вывод, что пилой для шехиты пользоваться запрещено.

И вообще, - говорят другие Учителя, - нож, имеющий несколько повреждений, уподобляется пиле. Но если у него - лишь одна зазубрина, он пригоден для шехиты.

Как же так? Ведь рассматривая «список» недопустимых при шехите ошибок, мы говорили, что даже одной микроскопической зазубрины на лезвии ножа достаточно, чтобы испортить шехиту (см. на сайте обзор листа 2).

Здесь имеется в виду, что это единственное повреждение обнаружено на тупой части ножа - обратной стороне режущего лезвия, - разъясняет Талмуд.

Откуда известно, что нож необходимо проверять перед шехитой? - спрашивает рав Хисда (один из крупнейших Учителей третьего поколения; Вавилон, 3-й век).

Исследовав источники, Талмуд отвечает: об этом сказано в Танахе, во фрагменте, где приводится повеление еврейского царя Шауля - «И будете делать шехиту этим (ножом)» (Невиим - Пророки, книга Шмуэля, гл. 1, ст. 14). То есть, прежде чем приказать - «режьте животное этим ножом», царь его проверил и убедился, что он пригоден для шехиты. В противном случае в уточнении - «этим» - не было бы смысла.

Далее Талмуд описывает различные способы проверки ножа.

В Эрец Исраэль было принято убеждаться в пригодности ножа, поднимая его вверх так, чтобы на него упал солнечный луч. В городе Наѓардеа (Вавилон) с этой целью проводили лезвием ножа по воде. Рав Шешет (амора второго-третьего поколения, великий Учитель Талмуда; конец 3-го - начало 4-го века) проводил по лезвию ножа языком. А рав Аха бар Яаков (великий Учитель Талмуда 3-го поколения, начало 4-го века) использовал для этого волос: если волос скользил по лезвию ножа, не застревая, значит, нож пригоден для шехиты.

Нужно проверять нож пальцем или о ноготь, - рекомендует рав Папа (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда пятого поколения; конец 4-го века).

Необходимо проверять три «позиции» ножа: режущее острие и две стороны лезвия, - говорит Равина (редактор окончательного варианта Талмуда; конец 5-го века).

Однако рав Аши (великий Учитель, редактор Вавилонского Талмуда, начало 5-го века) в этом вопросе усматривает иную грань Истины.

Нужды в этом нет, - подчеркивает он. - Достаточно тщательно проверить поверхность самого острия. Если она - гладкая, нож пригоден для шехиты. Ведь известно, что при шехите надрез в телесной ткани расширяется, и боковые поверхности лезвия их не касаются. Поэтому шехита, произведенная, скажем, раскаленным ножом, как мы говорили - кошерна (см. на сайте обзор листа 8). Тут, по сути - аналогичный случай.

Попутно на нашем листе Талмуд рассматривает и другую связанную со шехитой проблему.

В пустыне, до того, как еврейский народ вошел в Эрец Исраэль, можно было есть мясо без шехиты, - отмечают Учителя. - И только на Земле Израиля шехита получила повсеместное распространение. Означает ли это, что в период изгнаний шехита - не обязательна?

Обсуждая этот вопрос, Учителя высказывают различные точки зрения.

Одни говорят, что быт поколения Пустыни не может служить примером для последующих поколений. Ибо в основном евреи питались манном (см. на сайте ответ «Что такое ман», раздел «Спроси у раввина»). Поэтому нельзя делать выводы на основании поведения евреев, которые сорок лет вели «небесный» образ жизни.

Другие ссылаются на текст первой Мишны нашего трактата, на более глубоком уровне анализируя фразу - «Все могут делать шехиту…». В нее, - подчеркивают они, - вложен и такой смысл: «Все и всегда должны делать шехиту…».

Раби Ишмаэль открывает в этом совершенно иную грань Истины.

Евреям, - говорит он, - во все времена было запрещено есть мясо животного, не сделав шехиту

Автор текста Моше Гойхберг

 

 

Трактат Хуллин

Лист 18

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать тему предыдущих листов - какими режущими предметами можно пользоваться для шехиты и какими нельзя (см. на сайте обзоры листов 15, 16 и 17).

Шехиту можно делать даже серпом… - говорят представители школы Ѓилеля (выдающийся Учитель Мишны, 1-й век).

Но ведь в Мишне говорилось, что серпом шехиту производить нельзя (см. на сайте  обзор листа 15). И Учителя дали этому запрету вполне достаточное, с практической точки зрения, обоснование (см. на сайте  обзор листа 16).

Учителя школы Шамая (выдающийся Учитель Мишны, 1-й век) придерживаются позиции Мишны.

Принципиального противоречия между представителями разных школ нет, - разъясняет Талмуд. - Ибо сторонники школы Ѓилеля вносят существенные уточнения: серп, которым режут животное, должен быть коротким, и «техника» осуществления шехиты при этом должна быть особой. А самое главное - не отрицают, что мясо зарезанного серпом животного не пригодно в пищу еврею, а неевреи могут его есть (вспомним, что по закону Всевышнего и неевреям предписывалось делать шехиту - см. на сайте Введение в трактат Хуллин).

Главное расхождение в позициях представителей разных школ заключается в оценке статуса мяса зарезанного с помощью серпа животного.

Сторонники школы Шамая называют его невелой. Подразумевается, что оно «заряжено» тумой (духовная нечистота; подробнее о туме - см. на сайте обзор недельной главы Тазриа, первый годовой цикл). Следовательно, есть его запрещается.

Сторонники школы Ѓилеля не называют мясо животного, зарезанного серпом - невелой.

Может сложиться и такая ситуация, - отмечает Талмуд, - когда на серпе нет ни единой зазубрины. Тогда, в случае, если нет другого выхода, им можно воспользоваться при шехите как ножом

Далее Талмуд переходит к обсуждению «анатомического» аспекта шехиты.

Мы уже говорили, что шехита - это процедура, в процессе которой режущим инструментом животному перерезают трахею (дыхательный канал) и пищевод (см. на сайте обзор листа 2). Нам также известно, что рассечение ткани выше или ниже установленного для шехиты места на шее животного - это одна из пяти основных, недопустимых ошибок, каждая из которых приводит к тому, что шехита становится не действительной, а мясо зарезанного животного определяется как невела, то есть употреблять его в пищу не разрешается. «Анатомическая» ошибка в терминологии Талмуда носит название - а-грама (см. там же).

Поскольку и этот промах ведет к серьезным негативным последствиям, Талмуд в подробностях обсуждает «метрические» параметры, уточняя местонахождение органов - «объектов» шехиты.

В Мишне по этому поводу сказано:

Если шехита произведена внутри кольца, и при этом нож не вышел за пределы кольца, оставаясь внутри его периметра, шехиту признают пригодной.

Иную грань Истины открывает в этом вопросе раби Йоси бар Иегуда.

Считается, что шехита сделана правильно, - говорит он, - если большая часть дыхательного канала (трахеи) перерезана в предназначенном для этого месте.

Если шехита сделана с одной из боковых сторон шеи, процедура (постфактум) признается кошерной.

Мелика (особый, предписанный Торой способ умерщвления птицы, предназначенной для приношения в Храме; нож при этом не используется; подробнее о процедуре - см. обзоры листов 64 и 111 трактата Зевахим), произведенная с боковой стороны шеи - не действительна.

Если при шехите надрез ножом делается с тыльной стороны шеи (со стороны загривка), процедура - некошерна (в любом случае).

Мелика с задней стороны шеи - кошерна (именно сзади, по установленным правилам, и производят мелику).

Фронтальная мелика (со стороны горла птицы) - не действительна

Приступая к анализу Мишны, Талмуд разъясняет некоторые подробности анатомии животного. При этом вводится термин - гаргирэт (хрящевидное, состоящее из последовательно соединенных друг с другом «колец» образование, внутренние стенки которого формируют дыхательный канал).

Отмечая, что шехита делается «внутри кольца», Мишна имеет в виду верхнее (так называемое, «большое») кольцо, примыкающее к основанию черепной коробки животного. Оно имеет форму конуса (с расширением к голове). Здесь, в пределах большого кольца и производится надрез при шехите.

Слова Мишны - «нож не вышел за пределы кольца», - разъясняет Талмуд, - подразумевают, что лезвие ножа не должно перерезать верхнюю часть (большое кольцо) полностью, нарушая его верхнюю границу. Если же эта граница нарушена, несмотря на то, что большая часть процедуры была проведена правильно, шехита признается некошерной, и мясо животного приобретает статус невелы.

В отличие от других Учителей, раби Йоси бар Иегуда (его точка зрения включена в текст Мишны) подчеркивает, что нарушение верхней границы кольца в самом конце шехиты - существенной роли уже не играет. Главное, что надрез сделан в том месте, где его и следовало сделать. И этого вполне достаточно (если, конечно же, нет иных ошибок), чтобы признать шехиту кошерной и разрешить использовать мясо зарезанного животного для употребления в пищу.

Обсуждение других положений Мишны пренесено на следующий лист…

Автор текста Ханох Лернер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 19

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать Мишну, текст которой приведен на предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 18). В ней, как мы помним, разбирается «анатомический» аспект шехиты (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин, а также -  обзор листа 2), и с этих позиций даются указания, при каких условиях шехита будет считаться кошерной, а мясо зарезанного животного - пригодным для употребления в пищу.

На предыдущем листе Талмуд, обозначив «параметры» проведения процедуры обсуждает два первых пункта Мишны (см. на сайте обзор листа 18). И теперь, на этом листе, приступает к анализу других ее положений.

Следующая установка Мишны - «если шехита сделана с одной из боковых сторон шеи…» (см. там же).

По узаконенным правилам реализации процедуры, предполагается фронтальный надрез, в область горла - подчеркивает Талмуд. Таким должен быть изначальный план действий шохета (специалист, совершающий шехиту - см. на сайте  обзор листа 2). Однако, если по каким-либо причинам надрез сделан с боковой стороны шеи животного, шехита и в этом случае признается действительной.

Впрочем, некоторые Учителя усматривают в содержании этого пункта Мишны иную грань Истины. С их точки зрения, в ней сказано, что изначальное намерение шохета сделать надрез с боковой стороны не оказывает влияние на статус шехиты. То есть этот момент, как они говорят, не имеет принципиального значения. А если и имеет, то - лишь для мелики (особый, предписанный Торой способ умерщвления птицы, предназначенной для приношения в Храме; нож при этом не используется).

Но ведь в том случае, если нож входит в шею животного сбоку, существует опасность, что с самого начала, еще до того, как трахея и пищевод - перерезаны, будут повреждены шейные позвонки, - приводит Талмуд контраргумент. - И животное сразу становится непригодным для шехиты, ибо оно приобретает непредусмотренный» физический дефект. Кроме того, это повреждение - прямое нарушение указания Торы, согласно которому животному в процессе умерщвления строжайше запрещено причинять боль (см. на сайте Введение в трактат Хуллин). А повреждение позвонка - «процедура» весьма болезненная.

Если же шохет, производя боковой надрез, не задел позвонки, шехиту можно считать кошерной. Это и есть - «признание пригодности шехиты» по факту ее успешного завершения.

Далее Талмуд рассматривает процесс мелики (подробнее о процедуре - см. обзоры листов 64 и 111 трактата Зевахим). И отмечает, что и фронтальная и боковая процедура мелики не может быть кошерной. Если же коэн (служитель в Храме), осуществляющий мелику (к реализации этой сложной процедуры никто, кроме коэнов, не допускается) совершил в этом ошибку, птица будет непригодной для дальнейшего использования.

Мелика кошерна в одном случае, - подчеркивает Талмуд, - если она делается со стороны «загривка». И отыскивает источник такого указания в Торе. А в Торе о мелике именно так, однозначно и четко, сказано: «…со стороны загривка» (Ваикра, гл 5, ст. 8).

Такая ситуация при шехите исключается - безоговорочно.

Рассматривая заключительную часть Мишны, Учителя проводят сравнительный анализ процессов шехиты и мелики. И обращают внимание на некоторое, можно сказать - прямое «противопоставление». Если шехита сделана со стороны горла животного, она - кошерна, и мясо зарезанного животного пригодно для дальнейшего использования (и для еды и для реализации процедуры приношения в Храме). Сделанная со стороны горла мелика - грубая ошибка. Такая мелика - не действительна, а мясо птицы не годится для дальнейшего использования.

Еще один отличительный нюанс. Для реализации мелики «кошерен» весь загривок. Для осуществления кошерной шехиты пригоден лишь строго определенный участок шеи.

Иными словами, все то, что кошерно для шехиты, некошерно для мелики, и - наоборот: все, что кошерно для мелики, некошерно для шехиты, - заключает Талмуд…

Автор текста Ханох Лернер

 



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81
82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141
142

New Page 5

ВВЕДЕНИЕ

Наш трактат - третий в разделе Кодашим. В разделе, который, как уже говорилось во Введении к первому трактату раздела - Зевахим (см. на сайте Введение к трактату Зевахим), посвящен обсуждению одной из центральных тем в Торе. Это - тема взаимоотношений человека с Творцом, которые находят свое выражение в приношениях (когда человек что-то отдает, посвящая часть своей собственности Всевышнему) в Храме.

В свете только что сказанного, включение трактата Хуллин в раздел Кодашим может показаться несколько странным. Ведь главная тема этого трактата - шехита (когда кошерных животных режут безболезненным способом, детально описанным в Торе). Более того, речь в нашем трактате идет не о процедуре приношения в Храме, но - о принципах, обуславливающих употребление мясо кошерных животных в пищу. Почему же тогда этот трактат оказался в разделе Кодашим?

Чтобы найти подходы к ответу на этот вопрос, внимательней всмотримся в название трактата.

Слово хуллин - производное от корня халал, который состоит из ивритских букв хет, ламед, ламед и означает - «абсолютная, незаполненная пустота». В текстах Танаха часто встречаются образованные от этого корня глаголы, которые переводятся так: «перестать быть кодеш», «оказаться вне состояния одухотворенности» (утратить насыщенность духовной энергией).

Конкретное значение слова хуллин - «низменные (лишенные духовности) объекты». Буквально - полная противоположность понятию кодашим (духовно возвышенные объекты).

Но это, казалось бы, запутывает нас еще больше. И нам еще труднее понять, зачем трактат Хуллин помещен в раздел Кодашим?

Попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны.

Центральная, сквозная тема нашего трактата, как уже говорилось - шехита. Только процесс шехиты позволяет еврею использовать в пищу мясо животного. Ведь в принципе, в идеале, до Всемирного Потопа, в пищу человеку предназначались продукты растительного происхождения. Мясо животных разрешено было есть только для того, чтобы усилить человеческий потенциал в его постижении Устройства мира. Ибо речь уже идет о слабом «послепотопном» человеке, который утратил прямую традицию от Адама и других великих людей десяти поколений от Адама до Ноаха.

Однако, позволив человеку есть мясо животных (то есть - разрешив отнимать у животных жизнь), Творец не отменил свое повеление - не проявлять жестокость к Его созданиям. Из этого повеления и проистекает особый наказ о процедуре шехиты. Без шехиты мясо животного считается невела, независимо от того, каким способом (кроме шехиты) умертвили животное - зарезали ножом, убили электрошоком или как-то иначе. А употребление в пищу невелы законом запрещается (отметим, кстати, что и неевреям разрешено умертвлять животное только способом шехиты).

Следовательно, шехита - процедура, которая превращает запрещенное - в разрешенное Творцом. Иначе говоря «пустота» в процессе шехиты начинает заполняться… Животное, материальный объект приобретает иное качество… Эта идея и перебрасывает мост от хуллин - к кодашим.

Основные темы трактата Хуллин - законы шехиты и кошерной пищи, запрет на смешение молочного с мясным. Рассматривается здесь и отношение к «царству животных», в том числе - заповедь, обуславливающая бережное обращение с птицей, высиживающей птенцов. И, конечно же, как обычно в Талмуде, попутно обсуждаются различные законы Устройства мира и поведения человека в нем.

В трактате - 12 глав, 142 листа.

Автор текста Элиягу Эссас

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Что делать с лимонами, если дереву еще не исполнилось три года?


Поиск по сайту:


Боритесь за золото


Критерий — источник импульса…


Безопасность, обусловленная верой


Зачем в мире — зло?


Чем убийца отличается от нас?


Семь «волшебных» фраз…


Эгоцентризм — наибольшее зло


Сны — результат импульса?

New Page 1



 


 

Rambler's Top100


 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля