ААЗИНУ 
Суккот
начинается вечером
13 октября
"ААЗИНУ"
ААЗИНУ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"ААЗИНУ"

Октябрь 16, 2019   17 Тишрей 5780

До субботы - 3 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(30.09 - 1.10.19)
Йом Кипур
10 Тишри
(09.10.19)
Суккот
15-21 Тишри
(14 - 20.10.19)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(21.10.19)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(21 - 22.10.19)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(23.12 - 30.12.19)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(7.01.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(10.02.20)
Пурим
14 Адара
(10.03.20)
в Иерусалиме -
15 Адара
(11.03.19)
Песах
15-21 Нисана
(09.04 - 15.04.20)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(09.04 - 16.04.20)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(21.04.20)
День памяти павших 
3 Ияра
(28.04.20)
День независимости Израиля
4 Ияра
(29.04.20)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(12.05.20)

День Иерусалима
28 Ияра
(22.05.20) 
Шавуот
6 Сивана
(22.05.20)
В диаспоре 6-7 Сивана
(29.05 - 30.05.20)
Девятое Ава
 9 Ава
(30.07.20)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Хуллин



Трактат Хуллин

Лист 111

На нашем листе Талмуд вновь возвращается к теме разделения мясной и молочной пищи.

Обсудив общие проблемы, связанные с запретом Торы на одновременное употребление мясного и молочного (см. на сайте обзоры листов 104, 105 и 106), Учителя усложняют задачу, моделируя и исследуя сложные ситуации, разрешение которых, на первый взгляд, может быть неочевидным.

Рассматривается, в частности, такая ситуация.

В кастрюле сварили мясо. После этого в той же кастрюле приготовили рыбное блюдо (рыба, как мы знаем — “нейтральный” продукт, ее мякоть мясом не считается; см. на сайте обзор листа 104). На обсуждение выдвигается вопрос: можно ли есть эту рыбу с молочными продуктами?

Напомним, что Талмуд, разбирая конкретные случаи, всегда имеет в виду общее положение. Поэтому по аналогии можно смоделировать и другие, похожие ситуации. Скажем, в “мясной” кастрюле (в которой готовили что-то мясное) вскипятили воду, и в этой воде заварили кофе. Спрашивается, можно ли в этот кофе добавить молоко?

Сформулируем обобщенный вопрос, и он будет звучать так: можно ли есть приготовленное в “мясной” посуде блюдо парве (не молочное и не мясное — рыба, овощи и т.п.) с молочными продуктами?

В чем тут проблема? — спрашивает Талмуд.

И отвечает: когда в кастрюле варят мясные продукты, мельчайшие частицы пищи этого вида впитываются в стенки посуды, которые потом, в процессе приготовления в той же кастрюле рыбного или овощного блюда “растворяются” в нем. В результате тепловой обработки продукт парве как бы приобретает, если можно так выразиться, “мясной оттенок”.

Как же расценивают данную ситуацию Учителя?

Рыбу, сваренную в “мясной” кастрюле, — говорит Шмуэль (один из крупнейших Учителей Талмуда первого поколения; 3-й век), — разрешается есть со сметаной.

Иную грань Истины в этом вопросе открывает Рав (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век).

Если рыба приготовлена в мясной посуде, — говорит он, — есть ее со сметаной нельзя.

Талмуд изучает позиции Учителей.

С точки зрения Шмуэля, в рыбу, которую готовили в “мясной” посуде, попадает столь незначительное количество мясных частичек, что в случае, когда при подаче этого рыбного блюда на стол, его смазывают сметаной, проблем “смешения мясной пищи с молочной” не возникает. Другое дело — он запрещает добавлять в рыбу сметану в процессе приготовления блюда (если оно готовится в “мясной” посуде, разумеется).

Позиция Рава строится на том, что и этого незначительного количества мясных частичек, которые попадают в рыбу при ее тепловой обработке в “мясной” кастрюле, достаточно, чтобы запретить смазывать это рыбное блюдо сметаной даже при подаче на стол.

После завершения приготовления рыбного блюда в “мясной” посуде, — говорит Абайе (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века), — рыбу разрешается смазать сметаной.

И подчеркивает: ѓалаха (еврейский практический закон) следует точке зрения Шмуэля.

Вместе с тем, рассматривая случай с кофе, Учителя отмечают, что кипятить для него воду в мясной кастрюле, если человек имеет обыкновение пить кофе с молоком — не следует.

Рассматривают Учителя и обратную ситуацию, выдвигая на обсуждение вопрос: можно ли есть картофель с мясом, если он сварен в кастрюле, в которой кипятили молоко?

Всесторонне исследовав такую ситуацию, Талмуд дает отрицательный ответ: если картофель (равно, как и любые другие овощи) отварили в “молочной” кастрюле, есть его как гарнир к мясным блюдам — не стоит…

Автор текста Леви Раскин

Трактат Хуллин

Лист 112

В развитие темы смешения разных продуктов, Талмуд продолжает моделировать и рассматривать самые разнообразные ситуации.

На нашем листе, в частности, исследуются проблемы, которые возникают, когда в одной посуде готовят рыбу и мясо.

Формально противопоказаний тут, казалось бы, быть не должно. Ведь запрета на употребление мясного продукта и продукта парве (в данном случае — рыба) не существует (см. на сайте обзор листа 104).

Талмуд, тем не менее, приводит высказывание рава Нахмана (великий Учитель Талмуда в Вавилоне, 3-й век), который говорит: в случае, если рыбу и курицу засолили в одной посудине, рыба становится непригодной для употребления в пищу.

О чем здесь идет речь? — спрашивают Учителя. И детально анализируют установление рава Нахмана.

Главная проблема здесь в том, — отмечает Талмуд, — что кровь, выделяющаяся при засолке из курицы (соль выводит кровь из тканей), впитывается в рыбу. Поэтому такую рыбу есть уже нельзя.

Учителя выясняют “сопутствующие” этому процессу обстоятельства.

Если, к примеру, человек засолил курицу в такой посуде, в которой нет отверстия для того, чтобы кровь вытекала наружу, то и мясо курицы будет для еды непригодным — выделившаяся из мяса кровь вновь впитается в ткани. А мясо с кровью, по указанию Торы, есть запрещается.

Но, поскольку рав Нахман говорит именно о засолке мяса курицы в одной посуде с рыбой, резонно предположить, что он имеет в виду иную ситуацию.

Какую именно?

За “точку отсчета” в нашем исследовании мы должны взять обстоятельства, — говорят Учителя, — когда человек для засолки курицы и рыбы использует специальную посуду, в которой есть отверстие, через которое наружу вытекает кровь.

Но если кровь не остается в посуде, под воздействием соли свободно вытекая наружу, то и с рыбой не будет проблем…

Все дело в том, — объясняет Талмуд, — что процессы засолки рыбы и курицы протекают по-разному. У курицы — относительно толстая кожа, и кровь из нее выделяется медленно. При засаливании рыбы, из ее мякоти выделяется жир и лишняя влага (на кровь рыбы запрета нет). И процесс этот протекает достаточно быстро, ибо кожица у рыбы — тонкая. Поэтому, выделив лишний жир и влагу, еще до того, как из курицы выйдет вся кровь, рыба начнет впитывать ее из мяса курицы. И станет — некошерной (то есть непригодной для употребления в пищу).

Это объяснение — на материальном уровне. Но мы знаем, что проблемы кошерности пищи, в первую очередь, связаны и духовностью.

Прослеживая духовные процессы, которые имеют место при употреблении рыбы и мяса (не только курицы, но и любого другого, кошерного, разумеется), Учителя приходят к выводу, что не просто засаливать вместе, но и подвергать в одной посудине тепловой обработке, а также вместе употреблять в пищу рыбу и мясо — опасно.

О запрете на одновременное употребление рыбы и мяса говорится в полном Кодексе еврейских законов (Шульхан Арух, раздел Йоре Деа, статья 116, параграф 2).

Здесь, в частности, сказано, что нарушение этого запрета может привести к возникновению особого кожного заболевания духовного происхождения под названием цараат (подробнее об этом заболевании — см. на сайте обзоры недельных глав Мецора и Тазриа, первый годовой цикл).

Главная исходная позиция такого запрета состоит в том, что пища не только вырабатывает жизненную энергию, но в определенной степени выстраивает и духовный облик человека, опосредованным образом влияя на отношения между людьми.

С другой стороны рыбы, по сравнению с животными, имеют принципиальные духовные отличия. Недаром перед тем, как употребить мясо в пищу, человек обязан тщательно, строго следуя инструкциям Торы, подготовить к этому тушу животного. Рыба же (ее кошерные виды, пригодные в пищу) особой обработки не требует.

В чем же все-таки дело?

Ответ на этот вопрос вы найдете в разделе нашего сайта “Спроси у раввина” (см. на сайте ответ на вопрос “Есть вместе рыбу и мясо — опасно?”).

Автор текста Леви Раскин

 

Трактат Хуллин

Лист 113

На нашем листе Талмуд возвращается к обсуждению проблем, связанных с запретом смешивать в еде мясные продукты с молочными (см. на сайте обзоры листов 104, 105, 106 и 111).

Учителя углубляются в изучение деталей этого запрета и вновь обращаются к содержанию первой Мишне восьмой главы трактата Хуллин (посвященной в основном анализу этого запрета). В этой Мишне, напомним, говорится о том, что всякое мясо, кроме мяса рыбы, нельзя ставить на один стол с сыром. А далее сказано: на один стол с сыром можно ставить мясо курицы, но есть вместе и то и другое — нельзя (см. на сайте обзор листа 104).

Прежде уже отмечалось в Талмуде, что запрет на употребление мяса курицы с молоком не был дан Торой явно — его на основе анализа вывели Учителя (см. там же). Поэтому и существует некое “послабление”: блюдо из курицы (или какой-либо другой кошерной птицы) можно поставить на один стол с сыром, и это не будет считаться нарушением закона.

Это означает, — отмечают Учителя, — что этот запрет — не всеобъемлющ и не распространяется на все виды мяса.

На нашем листе приводится новая Мишна, в которой сказано:

Мясо чистого (то есть — кошерного) животного запрещено варить в молоке чистого животного.

Если же человек по ошибке сделал это, он не имеет права (не то, чтобы есть), но и как-то использовать эту смесь (к примеру, продать или накормить этим варевом собак).

Однако, мясо чистого животного в молоке нечистого животного или мясо нечистого животного в молоке чистого животного варить — разрешается.

Не распространяется запрет Торы варить мясо в молоке и на мясо диких (некошерных) животных и птиц, — говорит раби Акива (величайший Учитель Мишны, 2-й век).

Раби Йоси а-Галили (великий Учитель Мишны, 2-й век) усматривает здесь иную грань Истины.

Некошерное мясо, — говорит он, — варить в молоке тоже запрещается.

Приступив к анализу содержания Мишны, Учителя на нашем листе выдвигают на обсуждение вопрос: что же все-таки подразумевает Тора, говоря: “Не вари козленка в молоке матери”? И погружаются в исследование фразы.

Эта фраза, — отмечает Талмуд, — без изменений повторяется в Торе трижды. Два раза — в книге Шемот (гл. 23, ст. 19 и гл. 34, ст. 26) и один раз — в книге Дварим (гл. 14, ст. 21). Поскольку Тора не допускает “излишеств”, даже лишнего знака — не то, чтобы фразы, в ней не бывает, это означает, что всякий раз в данную фразу вложен более глубокий, не лежащий на поверхности смысл (см. на сайте ответ “Птичье молоко”, раздел “Спроси у раввина”).

Прежде всего, Учителя обращают внимание, что все три раза во фразе употребляется слово “козленок”. И делают вывод: имеются в виду кошерные животные. К списку животных, которых нельзя варить в молоке, таким образом, можно причислить козу и козла, корову, быка и теленка, барана, овцу и ягненка. На птиц (птица — совершенно иной вид животных) запрет этот не распространяется. К тому же в Торе сказано: “…в молоке его матери”. А у птиц молока не бывает.

Может ли идти речь о том, чтобы варить некошерное мясо в молоке кошерного животного или — наоборот, если известно, что некошерное мясо есть запрещено? — спрашивает Талмуд. — Почему же раби Акива, в отличие от раби Йоси а-Галили, разрешает варить в молоке некошерное мясо?

Никакого противоречия между позициями раби Акивы и раби Йоси а-Галили на самом деле нет, — отмечают Учителя, детально исследовав проблему.

Раби Акива, со своей стороны, делает свой вывод на основании анализа текста Торы. Раби Йоси а-Галили — с учетом постановления Учителей, запретивших варить некошерное мясо в кошерном молоке и кошерное мясо — в молоке некошерного животного.

При этом раби Акива, не отрицает, что делать это не стоит, более того, подтверждает, что есть такую смесь запрещено. Он лишь стремится подчеркнуть, что в случае, если такое произошло, непригодную смесь можно использовать каким-либо образом (продать нееврею или скормить собакам). Ведь кошерное мясо, сваренное в молоке кошерного животного, вообще подлежит уничтожению — использовать его каким-либо образом нельзя.

Раби Йоси а-Галили, в свою очередь, подчеркивает, что смесь некошерного мяса с молоком кошерного животного (и наоборот) есть запрещается. Но если такая смесь “образовалась”, не возражает против какого-либо иного ее использования…

 

Автор текста Ханох Лернер

Трактат Хуллин

Лист 114

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать содержание Мишны, помещенной на предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 111).

В центре обсуждения, как мы помним — запрет на смешивание в еде мясных продуктов с молочными (общие положения — см. на сайте обзор листа 104).

Здесь Учителя, как и на предыдущем листе, обсуждают фразу из Торы: “Не вари козленка в молоке его матери” (Шемот, гл. 23, ст. 19 и гл. 34, ст. 26; Дварим, гл. 14, ст. 21).

Исключив из списка животных, мясо которых запрещено варить в молоке, птиц, Талмуд задается новым вопросом: почему Мишна обобщает и делает вывод, что под словом “козленок” Тора подразумевает всех кошерных, то есть — пригодных для еды животных (крупный и мелкий рогатый скот)?

Чтобы это понять следует обратиться к тексту оригинала на иврите.

В Торе, для обозначения понятия “козленок” используются два выражения, — отмечает раби Элазар (великий Учитель Мишны, 2-й век). — В каких-то случаях сказано — гэди а-изим (то есть — “юное поколение данной особи”). В других — просто гэди. Так, в частности, рассказывая историю о сыне нашего праотца Яакова — Иегуде, который послал женщине козленка (молодую особь), Тора использует слово сочетание гэди а-изим (Берешит, гл. 38, ст. 20). Тогда почему в нашей фразе “козленок” обозначен одним словом — гэди?

В данном контексте слово гэди дается как обобщение, — объясняет раби Элазар, — и означает “чистое (то есть кошерное) животное”.

Но, может быть, это только “случайность”? — спрашивает Талмуд. И продолжает исследовать тексты Торы.

Учителя обнаруживают в Торе, в книге Берешит (гл. 27, ст. 16) и другой отрывок, в котором также употреблено выражение гэди а-изим. И здесь тоже совершенно очевидно, что речь идет именно о конкретном животном — младенце данной особи.

Талмуд рассматривает этот факт (разное написание слова козленок) и под иным углом зрения.

Допустим, слово изим в нашем случае просто “пропущено”, и во всех трех фразах подразумевается одно слово “козленок” — детеныш козы. Однако существует принцип изучения Торы, согласно которому, если в двух фрагментах Торы используется одно и то же слово, то закон, данный в одном из отрывков, распространяется и на случай, описанный во втором.

Здесь же мы не находим ничего подобного. В двух случаях выражение употреблено в отрывках описательного характера, и только слово гэди дано во фрагменте, в котором выражен запрет на смешение молока с мясом (в формулировке закона). И это — дополнительное подтверждение, что данное слово (гэди) имеет иной, более обобщенный смысл.

Углубляясь в исследование употребления данных слов в Торе, Талмуд обращает внимание и еще на одну особенность: выражение гэди а-изим дается с определенным артиклем, а это означает, что имеется в виду какой-то конкретный козленок. Но в формулировке рассматриваемого нами закона — “Не вари козленка в молоке его матери” — слово гэди (козленок) стоит без артикля. И в этом содержится намек на более широкое понимание этого выражения.

Но почему все-таки одна и та же фраза — “Не вари козленка в молоке его матери” — повторяется в Торе три раза.

Первый раз приводится эта фраза, — говорит Шмуэль (один из величайших Учителей Талмуда первого поколения; 3-й век) чтобы подчеркнуть: если сварил человек в молоке внутренний жир животного и съел, он нарушил два запрета Торы. Первый — когда сварил мясное в молочном, второй — когда съел внутренний жир. Ведь есть его запрещено.

Здесь поясним, что слово халав (молоко) на иврите пишется точно так же, как и слово хелев (внутренний жир). Разница — лишь в произношении.

Второй раз — чтобы подчеркнуть: если человек сварил невелу (мясо животного, убитого или зарезанного некошерным способом) и съел это варево, он также нарушил два запрета — на смешение мясного с молочным и на употреблению в пищу невелы. Как мы знаем, мясо животного разрешается есть только после шехиты (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом — см. на сайте Введение к трактату Хуллин).

Третий раз, — продолжает Шмуэль, — чтобы напомнить: “детское место”, оболочку, в которой находился не родившийся плод кошерного животного, извлеченного из материнской утробы, тоже нельзя варить в молоке…

Далее Талмуд переходит к обсуждению следующего пункта Мишны, в котором сказано, что запрет варить мясо в молоке не распространяется на мясо некошерных животных.

То есть варить — можно, но употреблять в пищу — нельзя. Эту смесь разрешается использовать каким-либо иным образом.

Впрочем, об этом мы уже говорили в обзоре предыдущего листа (см. на сайте обзор листа 113). Здесь добавим лишь, что нашем листе Талмуд представляет в подтверждение этой сентенции дополнительный аргумент.

Анализируя фразу из Торы — “Не вари козленка в молоке его матери” — Талмуд подмечает и такую деталь: сказано — “не вари… в молоке его матери”. Если мы выяснили, что “козленок” — обобщенное “понятие”, которое употребляется в данном случае для обозначения всех видов кошерных особей, мы должны согласиться и с тем, что у “чистого” животного и мать — “чистое” животное. Стало быть, о некошерных животных и молоке некошерных животных речь в запрете вообще не идет…

 

Автор текста Ханох Лернер

 

Трактат Хуллин

Лист 115

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать положение той же Мишны (ее содержание — см. на сайте в обзор листа 113).

Мы рассматриваем, напомню, различные аспекты данного нам в Торе запрета на смешивание в еде мясных продуктов с молочными (см. на сайте обзор листа 104).

Здесь Учителя, как и на предыдущих листах, обсуждают фразу из Торы: “Не вари козленка в молоке его матери” (Шемот, гл. 23, ст. 19 и гл. 34, ст. 26; Дварим, гл. 14, ст. 21). И концентрируют внимание на проблеме: почему в Торе этот запрет повторяется трижды (см. на сайте ответ “Птичье молоко…”,  раздел “Спроси у раввина”).

На предыдущем листе по этому поводу была приведена позиция Шмуэля (один из величайших Учителей Талмуда первого поколения; 3-й век), который выделил несколько причин такого повторения (см. на сайте обзор листа 114). Теперь Талмуд приступает к детальному рассмотрению этой позиции.

Итак, Шмуэль говорит, что каждое повторение фразы, формулирующей запрет Торы варить мясо в молоке — “Не вари козленка в молоке его матери” — в чем-то конкретизирует запрет, дает некое “расширение” основного правила. В первом случае это запрет на хелев (внутренний жир животного), который нельзя есть и нельзя варить в молоке. Во втором — запрет на невелу (мясо умершего, убитого или зарезанного некошерным способом животного — см. на сайте Введение в трактат Хуллин), которую запрещено не только употреблять в пищу, но и варить в молоке. В третьем случае — это намек на запрет варить в молоке оболочку, в которой находился не родившийся плод животного, извлеченный из него при шехите (когда животного режут обусловленным Торой, безболезненным способом — см. на сайте Введение в трактат Хуллин).

Но тут естественным образом возникает вопрос: зачем Торе давать “двойные” запреты, причем один из них — “намеками”? Ведь здесь во всех случаях речь идет о весьма принципиальных, важных в быту вещах, составляющих основу еврейского образа жизни. И о каждом Тора и без того говорит ясно и отдельно.

Учителя проводят тонкий анализ позиции Шмуэля, пользуясь методом сравнительного анализа, где за основу сравнения берутся аналогичные, отмеченные в Торе ситуации.

Не будем вдаваться в подробности этого анализа. Ассоциативный ряд, приближающий наших Учителей к Истине, настолько глубок, что он становится чрезвычайно трудным для изложения в наших обзорах листов Талмуда.

Выделим лишь некоторые отмеченные Учителями моменты.

Они подчеркивают, в частности, что нарушение запрета влечет за собой наказание. Поэтому само явление — “наказание” — может в определенной степени стать “показателем”, характеризующим “параметры” самого запрета.

О чем здесь идет речь?

За два нарушения запретов такого уровня, о котором речь идет в нашей главе, человеку полагается одно наказание. При этом, в расчет принимается — более тяжкое.

Поэтому, — приходят к заключению Учителя, — стоит говорить о том, что в одной фразе Тора дает два запрета одновременно: один — прямо, другой — в “подтексте”.

Далее Талмуд, уточняя границы запрета варить мясо в молоке матери, задает новый вопрос: будет ли считаться нарушением, если человек сварил мясо козленка в молоке молодой козочки, у которой никогда еще не было потомства?

Этот вопрос может показаться “чисто теоретическим”: если у козочки никогда не было потомства, значит, у нее никогда не было и молока. Как же человек может сварить мясо козленка в молоке, которое в природе не существует?

Речь идет о беременной козе, у которой уже появилось молоко перед родами, — объясняет Раши (раби Шломо бен Ицхак — величайший комментатор Торы и Талмуда; Франция, 11-й век), комментируя этот отрывок Талмуда.

Когда Тора отмечает — “…в молоке матери”, подразумевается не конкретная мать, — отвечает на вопрос Рав (великий Учитель Талмуда первого поколения, 3-й век), — но — обобщенный “образ”, который мы причисляем к категории “матери”. Об этом ясно свидетельствует употребленная в нашей фразе грамматическая форма. А поскольку беременная козочка, пусть будущая, но все же — мать, в ее, еще не “оформившемся” окончательно молоке тоже нельзя варить мясо…

 

Автор текста Ханох Лернер

 

Трактат Хуллин

Лист 116

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать различные аспекты проблем, связанных с запретом на одновременное употребление в пищу мясных и молочных продуктов (см. на сайте обзор листа 104).

Казалось бы, все достаточно просто: не смешивай мясные продукты с молочными, не ставь их на один стол и имей два комплекта посуды (“молочный” и “мясной”), соблюдай правила перехода от мясной еды к молочной (см. на сайте обзор листа 104), делай необходимый перерыв после мясной трапезы и перед молочной (см. там же) — и можно считать, что одна из основных заповедей кашрута выполняется.

Однако Учителя рассматривают проблемы в более широком спектре и находят такие, которые человека неподготовленного могут поставить в тупик.

Моделируя всевозможные случаи, они выдвигают для анализа, к примеру, такой вопрос: разрешается ли варить и есть желудок животного, в котором найдено молоко?

Эта ситуация вполне тривиальна.

Допустим, владелец скотоводческой фермы решил зарезать теленка и повел его на бойню. Этот теленок только что сосал материнское молоко. И вот, после шехиты (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом — см. на сайте Введение в трактат Хуллин) в его желудке обнаружилось молоко. Мясное с молочным оказалось в прямом контакте. Спрашивается, что делают при данных обстоятельствах?

Желудок такого теленка, — говорят Учителя, — надрезают, очищают от содержимого и тщательно промывают. После этого его можно подвергать тепловой обработке и использовать в пищу. Если после подобной обработки разрешается есть коровье вымя, наполненное молоком (см. на сайте обзор листа 109), то и желудок, в котором осталось молоко — тоже разрешен.

Далее Талмуд дает нам разъяснение, почему нельзя покупать у неввреев, скажем, сыры.

Учителя сообщают о существовании определенной технологии изготовления сыров, когда в молоко, для быстрого заквашивания добавляют кусок оболочки желудка. Но ведь все, что относится к желудку (и оболочка, конечно же) мы включаем в группу мясных продуктов. И это означает, что такая методика производства сыров для нас не годится.

А как же процентное соотношение мясного в молочном или наоборот — молочного в мясном? — спрашивают Учителя. — По закону, если в молочный продукт попадает мясной “ингредиент”, и его количество не превышает меньше одной шестидесятой от общего объема “смеси”, эта смесь пригодна к употреблению (см. на сайте обзор листа 108). Вполне возможно, что при производстве сыра мы сталкиваемся именно с такой ситуацией. В самом деле, для интенсивного заквашивания молока, предназначенного для изготовления сыра, потребуется совсем небольшой кусочек желудочной оболочки.

Детально проанализировав ситуацию, Талмуд дает такое объяснение.

Если сыр производит еврей, который по неведению воспользовался “чужой” технологией и для заквашивания молока положил в него кусочек оболочки желудка, можно сделать проверку и выяснить, каково процентное содержание мясного в общем количестве смеси. Если оно не достигает одной шестидесятой от общего объема, сыр разрешается есть.

И все же специально применять оболочку желудка для скорейшего створаживания молока еврею не следует.

Когда же речь идет о сыре, изготовленном неевреем, ситуация существенно усложняется.

Здесь, кроме смешения мясного с молочным, возникает и другая проблема. Строгие законы кашрута Тора дает исключительно евреям. Тогда как сыновья Ноаха (неевреи) не обязаны знать и выполнять всякие, включенные в еврейские законы тонкости. Поэтому всегда есть вероятность, что желудок, оболочку которого они использовали для приготовления сыра, принадлежал животному, по нашим правилам — непригодному для еды. К примеру, животному не сделали шехиту (и тогда его мясо считается запрещенной в пищу невелой) или — шехиту сделали, но мясо животного оказалось трефой (животное страдало смертельным заболеванием — см. на сайте обзор листа 42).

В подобных случаях подсчеты процентного соотношения мясного с молочным производить не требуется. Такая смесь (в нашем случае — сыр и использованием оболочки желудка непригодного в пищу животного) совершенно однозначно для еды — запрещена.

 

Автор текста Ханох Лернер

 

Трактат Хуллин

Лист 117

На нашем листе Талмуд, продолжая обсуждать законы кашрута, проводит сравнительный анализ некоторых из них, чтобы установить меру строгости наказания за нарушения.

Сравниваются, в частности, запреты на употребление в пищу крови и внутреннего жира животного.

На первый взгляд, это может показаться странным. Ведь и то и другое человеку есть запрещается. Какие же могут быть сравнения? Однако Учителя отмечают, что в некоторых случаях нам приходится сталкиваться с некими нюансами, которые иногда делают более строгим закон, запрещающий есть хелев (внутренний жир), а иногда — более строгим закон, предусматривающий запрет на кровь.

Следует сразу же подчеркнуть, что речь идет о непредвиденных ситуациях, когда запрещенный продукт попадает в человеческую пищу случайно. Ибо преднамеренное нарушение такого рода запретов может дать лишь один результат — строжайшее наказание, посылаемое Небесами, которое мы на своем, человеческом, уровне обозначаем как — карет, “отсечение души от народа Израиля”. В этом мире такое наказание, как сообщает Талмуд, может иметь различные проявления. Человек, например, умирает раньше отведенного ему срока. Или — не оставляет после себя потомство…

В Торе об этом сказано прямо: “Всякий хелев быка и овцы и козы не ешьте… А если кто-то съест хелев… душа его будет отсечена от народа ее… Всякую кровь не ешьте… У того, кто употребит в пищу кровь, душа будет отсечена от ее народа” (Ваикра, гл. 7, ст. 23-27).

Описывая обстоятельства, при которых запрет на хелев стороже запрета на кровь, Талмуд выделяет три случая:

— когда человек нечаянно съел внутренний жир животного, предназначенного для приношения в Храме;

— когда человек ненамеренно съел хелев животного, мясо которого, по тем или иным причинам было запрещено в пищу;

— когда человек съел запрещенный жир, “зараженный” тумой (духовной нечистотой; подробнее о понятии тума — см. на сайте обзор недельной главы Тазриа, первый годовой цикл).

Обсуждая первый пункт “примечаний”, устрожающих запрет, Учителя подчеркивают, что проступок считается тяжким, даже если человек съел внутренний жир животного, предназначенного для “легкого” приношения. То есть — такого, когда животное принадлежит своему хозяину, а не Храму. Ибо в Торе сказано: “Весь хелев — для Всевышнего” (Ваикра, гл. 3, ст. 16).

Мы узнаем, что за каждое из отмеченных в перечне нарушение человек несет повышенную, двойную, ответственность. И искупление может получить, только реализовав в Храме два приношения хатат (символизирует искреннее раскаяние и стремление исправить ошибку).

Далее Талмуд сообщает, что к запрету на употребление в пищу крови ни одно из этих “устрожающих примечаний” не относится. Здесь — свои устрожающие правила, не касающиеся запрета на хелев. Точнее — одно правило: запрет на употребление крови в пищу распространяется не только на кровь “чистых” (то есть — кошерных) животных, причем — и диких и домашних, но и на кровь “нечистых” (некошерных) представителей животного мира.

Как же так? Есть ли повод для разговора, если и без того известно, что не только кровь, но и мясо некошерных особей есть запрещается? И еще: почему же здесь сказано, что заповеди, запрещающей есть хелев, данное правило не касается? Разве разрешено использовать для еды внутренний жир некошерных животных?..

Все правильно: употреблять в еду хелев, равно, как и любую другую часть некошерного животного строго-настрого запрещается. Но если человек, по ошибке, все-таки съел “нечистый” внутренний жир, он ответственен только за то, что случайно использовал в пищу часть некошерного животного. Тут же, кстати, заметим, что внутренний жир кошерных диких животных (скажем, оленя) можно есть, не вступая в противоречие с еврейскими законами. Ибо запрещен хелев лишь тех животных, которые в принципе (по своей принадлежности к определенному виду) годятся для того, чтобы стать объектами приношения в Храме.

Если же человек нечаянно употребил в пищу кровь некошерного животного, он несет за это двойную ответственность: за то, что использовал для еды кровь, и за то, что ел некошерное…

Автор текста Ханох Лернер

 

 



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81
82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141
142

New Page 5

ВВЕДЕНИЕ

Наш трактат - третий в разделе Кодашим. В разделе, который, как уже говорилось во Введении к первому трактату раздела - Зевахим (см. на сайте Введение к трактату Зевахим), посвящен обсуждению одной из центральных тем в Торе. Это - тема взаимоотношений человека с Творцом, которые находят свое выражение в приношениях (когда человек что-то отдает, посвящая часть своей собственности Всевышнему) в Храме.

В свете только что сказанного, включение трактата Хуллин в раздел Кодашим может показаться несколько странным. Ведь главная тема этого трактата - шехита (когда кошерных животных режут безболезненным способом, детально описанным в Торе). Более того, речь в нашем трактате идет не о процедуре приношения в Храме, но - о принципах, обуславливающих употребление мясо кошерных животных в пищу. Почему же тогда этот трактат оказался в разделе Кодашим?

Чтобы найти подходы к ответу на этот вопрос, внимательней всмотримся в название трактата.

Слово хуллин - производное от корня халал, который состоит из ивритских букв хет, ламед, ламед и означает - «абсолютная, незаполненная пустота». В текстах Танаха часто встречаются образованные от этого корня глаголы, которые переводятся так: «перестать быть кодеш», «оказаться вне состояния одухотворенности» (утратить насыщенность духовной энергией).

Конкретное значение слова хуллин - «низменные (лишенные духовности) объекты». Буквально - полная противоположность понятию кодашим (духовно возвышенные объекты).

Но это, казалось бы, запутывает нас еще больше. И нам еще труднее понять, зачем трактат Хуллин помещен в раздел Кодашим?

Попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны.

Центральная, сквозная тема нашего трактата, как уже говорилось - шехита. Только процесс шехиты позволяет еврею использовать в пищу мясо животного. Ведь в принципе, в идеале, до Всемирного Потопа, в пищу человеку предназначались продукты растительного происхождения. Мясо животных разрешено было есть только для того, чтобы усилить человеческий потенциал в его постижении Устройства мира. Ибо речь уже идет о слабом «послепотопном» человеке, который утратил прямую традицию от Адама и других великих людей десяти поколений от Адама до Ноаха.

Однако, позволив человеку есть мясо животных (то есть - разрешив отнимать у животных жизнь), Творец не отменил свое повеление - не проявлять жестокость к Его созданиям. Из этого повеления и проистекает особый наказ о процедуре шехиты. Без шехиты мясо животного считается невела, независимо от того, каким способом (кроме шехиты) умертвили животное - зарезали ножом, убили электрошоком или как-то иначе. А употребление в пищу невелы законом запрещается (отметим, кстати, что и неевреям разрешено умертвлять животное только способом шехиты).

Следовательно, шехита - процедура, которая превращает запрещенное - в разрешенное Творцом. Иначе говоря «пустота» в процессе шехиты начинает заполняться… Животное, материальный объект приобретает иное качество… Эта идея и перебрасывает мост от хуллин - к кодашим.

Основные темы трактата Хуллин - законы шехиты и кошерной пищи, запрет на смешение молочного с мясным. Рассматривается здесь и отношение к «царству животных», в том числе - заповедь, обуславливающая бережное обращение с птицей, высиживающей птенцов. И, конечно же, как обычно в Талмуде, попутно обсуждаются различные законы Устройства мира и поведения человека в нем.

В трактате - 12 глав, 142 листа.

Автор текста Элиягу Эссас

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Вечером, когда сил уже нет, я смотрю фильмы или передачи…


Поиск по сайту:


Демократия — в одну сторону


Подпись на рогах тельца…


Ошибся — вернись к началу?


Подпись на рогах тельца…


Рост числа — меняет текст?


Рост числа — меняет текст?


Иная модель бытия…


Когда предосторожности — не нужны?

New Page 1



 


 

Rambler's Top100


 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля