ААЗИНУ 
Суккот
начинается вечером
13 октября
"ААЗИНУ"
ААЗИНУ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"ААЗИНУ"

Октябрь 16, 2019   17 Тишрей 5780

До субботы - 3 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(30.09 - 1.10.19)
Йом Кипур
10 Тишри
(09.10.19)
Суккот
15-21 Тишри
(14 - 20.10.19)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(21.10.19)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(21 - 22.10.19)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(23.12 - 30.12.19)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(7.01.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(10.02.20)
Пурим
14 Адара
(10.03.20)
в Иерусалиме -
15 Адара
(11.03.19)
Песах
15-21 Нисана
(09.04 - 15.04.20)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(09.04 - 16.04.20)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(21.04.20)
День памяти павших 
3 Ияра
(28.04.20)
День независимости Израиля
4 Ияра
(29.04.20)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(12.05.20)

День Иерусалима
28 Ияра
(22.05.20) 
Шавуот
6 Сивана
(22.05.20)
В диаспоре 6-7 Сивана
(29.05 - 30.05.20)
Девятое Ава
 9 Ава
(30.07.20)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Хуллин



Трактат Хуллин

Лист 83

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать проблемы, связанные с указанием Торы, согласно которому запрещается в один и тот же день делать шехиту (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин) взрослой особи скота и ее детенышу. В Торе об этом сказано так: «Быка или барана вместе с сыном его не режьте в один день» (Ваикра, гл.22, ст.28).

Напомним, что имеется в виду, прежде всего, самка с детенышем. Однако считается, что этот закон распространяется так же и на самца (см. на сайте обзор листа 79).

Моделируя разнообразные обстоятельства (см. на сайте, к примеру, обзор листа 82), в которых могут попадать люди, стремящиеся не допустить нарушения данного указания Торы (за нарушение, кстати сказать, полагается наказание - см. на сайте обзор листа 78), Талмуд выдвигает на обсуждение новые ситуации.

Речь идет об определенных периодах года, когда принято устраивать обильные мясные трапезы и торговля скотом становится особенно оживленной.

Такое бывает, - отмечают Учителя, - четыре раза в год: в канун последнего дня праздника Суккот (Шмини Ацерет - см. на сайте материалы, посвященные празднику Суккот, раздел «Библиотека»), в канун первого дня праздника Песах, перед праздниками Шавуот и Рош-а-Шана.

Впрочем, раби Йоси а-Галили (один из крупнейших Учителей Мишны, 2-й век) добавляет к этому списку еще один день - канун Йом Кипура. Перед суточным постом (когда евреи не едят и не пьют - см. на сайте материалы, посвященные Йом Кипуру, раздел «Библиотека») тоже делают достаточно плотную праздничную трапезу.

Готовясь к праздникам, люди покупают животных, в основном, на мясо. В эти дни шехиту делают большому количеству кошерных особей. Избежать ошибок в предпраздничной суете особенно трудно.

Главный вопрос тут - кто несет ответственность за возможную путаницу?

Талмуд дает на него однозначный ответ: тот, кто торгует скотиной.

В Мишне нашего листа по этому поводу говорится:

В определенные периоды года на торговцев скотом ложится обязанность предупреждать покупателей, что корова (или иное животное), у которой есть теленок или, наоборот - ее теленок, уже продан в этот день для шехиты.

Если торговец, продав в определенный день одно из двух животных (скажем, корову или ее детеныша), выставив на продажу - второе, не предупредит об этом покупателя, существует реальная опасность, что второй покупатель по неведению нарушит закон, запрещающий в один день резать животное и его детеныша.

Обязанность предупреждать человека, приобретающего животное, о том, что сегодня продана для шехиты его мать или ее теленок, - подчеркивает раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век), - актуальна именно в том случае, когда выставленные на продажу корова и ее теленок, проданы в один и тот же день разным покупателям.

Однако же, если первое животное было продано за день до второго, и у первого покупателя было время и возможность сделать ему шхиту накануне, продавец вправе предположить, что шехита первому животному, скорее всего, уже сделана, и не предупреждать второго покупателя о вчерашней торговой сделке.

Единственное исключение из этого правила, - отмечает раби Иегуда, - ситуация, когда одно из двух животных продано накануне жениху, а второе, на следующий день - невесте. Тут обязанность сообщить о том, что проданные животные - «мать» и «сын», например, с продавца не снимается. Ибо, вероятнее всего, что этих животных приобретают для свадебной трапезы, и велика вероятность, что резать их будут в один и тот же день.

Талмуд на нашем листе сообщает также о существовании особого правила, которое действительно только в означенные периоды (в канун последнего дня праздника Суккот, в канун первого дня праздника Песах, перед праздниками Шавуот и Рош-а-Шана). В чем же оно состоит?

Если мясник получил от покупателя динар, на который он обещал продать ему мясо, допустим, быка, он обязан (сколько бы ни стол бык, пусть - тысячу динаров) сделать этому быку шехиту и отдать покупателю мясо, даже если у него нет других претендентов на данный товар. Чтобы не оставить человека без мясных блюд на праздничной трапезе.

С другой стороны, если проверка туши быка после шехиты показала, что мясо этого животного нельзя есть (см. на сайте обзор листа 42), или бык внезапно сдох до шехиты, покупатель не вправе требовать свой динар назад.

В другие периоды года - ситуация иная. Продавец, даже получив деньги, до тех пор, пока он не передал в руки покупателя товар, может отказать человеку и не продать ему обещанное мясо (при этом, полученные деньги он, разумеется, должен вернуть). Ответственность за принадлежащего ему быка полностью лежит на мяснике, и поэтому ответственность за быка полностью лежит на мяснике. Следовательно, в случае, если мясо быка окажется некошерным (допустим, трефой - см. на сайте обзор листа 42), убытки понесет лишь продавец. Покупатель свой динар не теряет.

На этом пятая глава трактата Хуллин заканчивается. В следующем обзоре мы будем рассматривать очередную, шестую главу…

Автор текста Александр Капер

 

Трактат Хуллин

Лист 84

Наш лист открывает новую, шестую главу трактата Хуллин. Здесь Талмуд переходит к обсуждению новой темы, связанной с процессом осуществления процедуры шехиты (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин). В центре анализа всей главы - указание Торы: «Каждый из сыновей Израиля и из геров (тех, кто, пройдя гиюр, присоединился к еврейскому народу - см. на сайте ответ «Хочу пройти гиюр, с чего начать?»), живущих среди них, который поймает в добычу кошерное (пригодное для употребления в пищу) животное или птицу и (в процессе совершения шехиты) прольет его кровь, то покроет ее прахом» (Ваикра, гл. 17, ст. 13).

О чем здесь речь?

Талмуд объясняет, что Тора предписывает здесь засыпать песком кровь, пролитую при шехите, которую делают дикому животному и птице. К примеру, кошерным считается мясо оленя. Его разрешается есть. Интересно отметить, что в Торе домашний скот назван словом беѓема, а дикое кошерное животное имеет название - хая.

Заповедь кисуй а-дам (буквально - «покрытие крови»), - отмечают Учителя, - имеет несколько аспектов.

Исследованием этих аспектов и занимается Талмуд в шестой глава трактата.

В первой Мишне нашей главы читаем:

Данную заповедь следует исполнять не только в Эрец Исраэль, но и за ее пределами; не только в эпоху существования Храма, но и в периоды, когда Храма нет (во все времена).

При этом она (заповедь) применима лишь в тех случаях, когда диким животным, в том числе - птицам, делают шехиту, предназначая их для употребления в пищу.

Если птицу ловят для того, чтобы сделать ее объектом приношения в Храме, заповедь кисуй а-дам на нее не распространяется

Сразу же поясним, что по закону разрешается совершать в Храме процедуру приношения голубей. Осуществление этой процедуры имеет свои, особые правила. Одно из них состоит в том, что для реализации приношения птицы шехиту вообще не делают. Ее умерщвляют совершенно иным способом, который называется мелика (см. на сайте обзор листа 111 трактата Зевахим).

Дикие животные, даже кошерные, не могут быть объектами приношения в Храме.

Анализируя содержание Мишны, Талмуд выдвигает на обсуждение такую ситуацию. Допустим, человек поймал дикое кошерное животное - самку. Эта самка, например, олениха, оказалась беременной, родила детеныша, и олененок вырос в неволе. Надо ли выполнять заповедь кисуй а-дам, когда этому оленю будут делать шехиту?

Если данный вид дикого кошерного животного в принципе не причисляется к категории домашней скотины, - говорят Учителя, изучив предложенную ситуацию, - при шехите рожденной и выращенной в неволе особи заповедь кисуй а-дам - действительна

Это логически вытекает из самой, приведенной выше цитаты, - отмечают Учителя. - Сказано: «Каждый… кто поймает в добычу…».

При прочтении цитаты выражение «в добычу», на первый взгляд, может показаться как будто бы лишним, - разъясняет Талмуд. - Вполне достаточно было бы сказать - «поймает». Но тогда мы вынуждены будем признать, что к выращенному в неволе рассматриваемый нами закон Торы не относится…

Дело в том, что в оригинале на иврите тут употреблено выражение йацуд цаид (которое мы переводим - «в добычу»). А в его смысле заключен некий оттенок, указывающий на то, что процедура шехиты, которую делают даже родившемуся в неволе и выращенному человеком животному требует выполнения этой заповеди.

Кроме того, слово цаид, которое обычно переводится, как - «добыча», имеет и второе значение - «провизия», то есть еда вообще. Именно так его и надо понимать в данном случае.

Еще раз подчеркнем, что эта заповедь на процедуру шехиты, которую делают особям домашнего скота (коровам, овцам и т.д.), не распространяется. Ибо в Торе сказано - хая, то есть - дикое животное. Но поскольку по поводу птиц в Торе сказано просто - оф, это означает, что распоряжение Торы включает в себя все виды птиц, в том числе - и домашних.

В отдельных случаях у человека могут возникнуть сомнения, к какой категории отнести то или иное кошерное животное («неопознанное» в этом смысле животное на иврите называется кой), - говорят Учителя. - Оно выращено людьми, на скотном дворе, но… Если человек точно не знает, надо ли считать особь, которой он собирается сделать шехиту - представительницей домашнего скота, ему следует выполнить заповедь кисуй а-дам (то есть засыпать песком пролившуюся при шехите кровь этого животного).

В ситуациях с коем есть некая проблема, - сообщает Талмуд. - Такому животному не рекомендуется делать шехиту в праздничный день (йом тов). В йом тов засыпать кровь животного песком - запрещается…

Автор текста Александр Капер

 

Трактат Хуллин

Лист 85

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать повеление Торы - заповедь кисуй а-дам (буквально - «покрытие крови»), предписывающую при шехите (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), которую делают птицам и пригодным для еды диким животным, засыпать песком пролившуюся на землю кровь. Речь идет, напомним лишь о тех случаях, когда животное режут для еды (обо всем этом - см. на сайте обзор листа 84).

Рассмотрев «территориальный», «временной» и некоторые другие аспекты, Талмуд моделирует возможные ситуации и находит для них конкретные решения.

На обсуждение выдвигается, в частности, такой случай.

На нашем листе анализируются обстоятельства, при которых после шехиты, сделанной животному, его мясо есть запрещают (скажем, после обследования туши животного выяснилось, что оно - трефа; см. на сайте обзор листа 42).

Здесь мы узнаем, что такая шехита называется эйна реуя. И перед Учителями встает вполне закономерный вопрос: надо ли выполнять заповедь кисуй а-дам, если в результате мясо животного в пищу непригодно.

В Мишне читаем:

Если сама шехита была совершена по всем правилам (см. на сайте обзор листа 2), - говорит раби Меир (великий Учитель Мишны, 2-й век; составитель многих текстов Мишны), - шохет (специалист, осуществляющий процедуру шехиты - см. там же) обязан засыпать песком пролившуюся при этом (на землю) кровь животного. Независимо от того, будет ли (при проверке) его мясо признано кошерным, то есть - пригодным в пищу.

Другие Учителя открывают в этой проблеме иную грань Истины.

Тора предписывает засыпать после шехиты кровь пригодного для еды животного, - говорят они. - Если же мясо животного оказалось некошерным, это означает, что постфактум процедуру умерщвления животного именуют эйна реуя. Следовательно (если это не шехита), шохет от обязанности выполнять заповедь кисуй а-дам освобождается.

Если же при самой шехите допущены какие-либо ошибки, и шехита признается некошерной, выполнять заповедь нет необходимости. К этому выводу приходят все Учителя, без исключения

Сразу же скажем, что ѓалаха (еврейский практический закон) следует точке зрения большинства Учителей.

Далее, чтобы оградить людей от возможных недоразумений, Мишна дает перечень случаев, когда шехиту постфактум называют - эйна реуя.

Мясо животного после осуществленной по всем правилам процедуры умерщвления, - уточняется в Мишне, - следует объявить непригодным для употребления в пищу, если:

- обследование туши показало, что животное до шехиты было нежизнеспособным, то есть его мясо - трефа (см. на сайте обзор листа 42);

- человек, осуществляя шехиту, имел намерение использовать это животное в ритуале поклонения идолам;

- предназначенное для еды животное зарезано в азаре (храмовый двор);

- шехита сделана животному, которое убило человека (по решению суда, такое животное забивают камнями, и есть его мясо нельзя)…

Точно такой же список приводился на 81-м листе нашего трактата. Тогда речь шла о заповеди Торы, запрещающей резать в один день взрослую особь и ее детеныша. И в связи с этим данный вопрос - что являет собой процедура, которую можно назвать шехитой, приобретает весьма принципиальное значение (см. на сайте обзор листа 81).

Но вот что интересно: на 81-м листе именно Учителя говорили, что шехита в любом случае остается шехитой, и дискутировали по этому поводу с раби Шимоном (раби Шимон бар Йохай - великий Учитель Мишны, составитель книги Зоѓар; 2-й век), который усматривал здесь иную грань Истины.

Перечисляя упомянутые и здесь случаи, раби Шимон отмечал, что, поскольку для еды мясо зарезанного животного не годится, шехитой процедуру умерщвления животного можно назвать лишь условно.

Почему же на нашем листе Учителя изменили позицию?

Никто из Учителей точку зрения не поменял, - говорит раби Хия бар Аба. - Чтобы понять, что происходит в действительности, надо знать, кто именно представлял группу, которая в Мишне, в том и другом случае, названа отвлеченно - «другие Учителя».

Итак, в Мишне нашего листа раби Меир говорит, что даже в том случае, если мясо зарезанного кошерного животного объявляют непригодным для употребления в пищу, процедура его умерщвления (по всем предписанным правилам) все равно считается шехитой.

«Другие Учителя» в данной ситуации, в первую очередь - раби Шимон, который и в прошлый раз отмечал: если мясо животного нельзя есть - шехитой эту процедуру мы называем лишь условно, на самом деле это - не шехита (см. на сайте обзор листа 81).

Кто же выдвигал возражения раби Шимону, когда обсуждалась заповедь Торы, запрещающая резать в один и тот же день самку (самца) и ее детеныша?

Прежде всего - раби Меир, - разъясняет раби Хия. - А он, раби Меир, и здесь, анализируя заповедь кисуй а-дам, говорит, что это повеление Всевышнего надо выполнять даже в том случае, если мясо после по всем правилам произведенной шехиты признают непригодным в пищу.

Автор текста Александр Капер

 

Трактат Хуллин

Лист 86

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать заповедь кисуй а-дам (буквально - «покрытие крови» - см. на сайте обзор листа 85), предписывающую при шехите (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), которую делают птицам и пригодным для еды диким животным, засыпать песком пролившуюся на землю кровь. Однако теперь для анализа выдвигаются новые обстоятельства. Задача - выяснить, надо ли в смоделированной здесь ситуации ее выполнять.

Речь идет о шехите, в процессе которой роль шохета (специалист, осуществляющий шехиту - см. на сайте обзор листа 2), глухонемой (на иврите - хереш), умалишенный (на иврите - шоте) или несовершеннолетний (юноша, не достигший совершеннолетия, в оригинале на иврите обозначен термином - катан).

Тут, прежде всего, необходимо дать «точку отсчета» - как еврейский закон определяет «качество» шехиты, произведенной этой категорией людей.

Нам придется вернуться назад и вспомнить первую Мишну трактата Хуллин, в которой сказано, что все могут совершать шехиту, кроме глухонемого, психически нездорового человека и несовершеннолетнего, ибо они в процедуре шехиты могут допустить существенные ошибки. Но, вместе с тем, говорится и другое: если представители этих категорий людей делали шехиту под наблюдением компетентных в этом деле специалистов, их шехита будет считаться кошерной, и мясо зарезанного ими животного, соответственно, разрешено использовать в пищу (см. на сайте заключительную часть обзор листа 2).

Итак, рассматриваемый на нашем листе вариант развития событий - реален. И если такое мясо годится для еды, то процедура, которую совершили глухонемой, психически нездоровый или малолетний (под наблюдением, разумеется) со всей определенностью считается шехитой. Следовательно, если кто-то из них резал птицу или дикое кошерное животное, кровь этого животного (или птицы), пролившуюся при этом на землю необходимо засыпать песком.

Но здесь возникает закономерный вопрос: кто несет ответственность за выполнение этой заповеди? Ведь эти категории людей, с юридической точки зрения - неадекватны, и спрашивать с них по закону нельзя. Кроме того, на них нет обязанности выполнять заповеди Торы.

Этот вопрос и разрешает Мишна нашего листа. В ней читаем:

Если шехита произведена глухонемым, психически нездоровым или несовершеннолетним - под наблюдением специалиста, и процедура признана кошерной, ответственность за выполнение заповеди кисуй а-дам несет человек, осуществлявший контроль за ее реализацией.

Если же кто-то из них сделал шхиту животному самостоятельно, и никто не контролировал его действия, процедуру объявляют некошерной, а обязанность выполнять заповедь кисуй а-дам - аннулируется.

Далее Мишна возвращается к заповеди, которая обсуждалась ранее - запрещающей совершать шехиту самке и ее детенышу в один день (см. на сайте обзор листа 78). И связывает ее с обстоятельствами, выдвинутыми на обсуждение на нашем листе:

Если шехита произведена глухонемым, психически нездоровым или несовершеннолетним - под наблюдением специалиста, и процедура признана кошерной, нельзя в тот же день делать шехиту другому животному - детенышу (или родителю) первого

Если же кто-то из них сделал шехиту животному самостоятельно, и никто не контролировал его действия, - говорит раби Меир (великий Учитель Мишны, 2-й век), ничто в тот же день не препятствует реализации шехиты матери (или детенышу) этого животного.

Иную грань Истины в этом вопросе усматривают другие Учителя.

Ни матери, ни детенышу животного, зарезанного, глухонемым, умалишенным или несовершеннолетним (без наблюдения), - говорят они, - в тот же день делать шехиту нельзя

Анализируя вторую часть Мишны, Талмуд разъясняет позиции Учителей.

С точки зрения раби Меира, самостоятельно сделанная шехита глухонемого, человека с больной психикой или ребенка - вообще не считается шехитой, ибо такая процедура - некошерна. Следовательно, этой шехиты как бы и не было. А если так, то закон, запрещающий в течение одного дня резать взрослую особь и ее детеныша, к этой ситуации просто не имеет отношения.

Поскольку данная группа людей не вполне контролирует свои поступки, шехиту, самостоятельно сделанную любым из них, признают некошерной и запрещают есть мясо этого животного, потому что сомневаются, соблюдены ли в процессе осуществления процедуры установленные правила, - подчеркивают другие Учителя. - При этом не исключается, что шехита реализована в соответствии с законами. В таких обстоятельствах процедуру умерщвления животного все же следует считать шехитой, и заповедь, запрещающая в один и тот же день резать взрослое животное и его детеныша, остается в силе.

Означает ли это, что в случае, если человек после того, как, к примеру, ребенок, никого не предупредив, зарезал теленка, в тот же день совершил шехиту корове, его матери, этого человека подвергают наказанию? - спрашивает Талмуд.

И отвечает: от наказания этот человек освобождается. Ибо остается сомнение - возможно, осуществленная ребенком шехита все же была некошерной (то есть - не шехитой). И тогда получается, что никакого запрета человек не нарушил…

Автор текста Александр Капер

 

Трактат Хуллин

Лист 87

На нашем листе Талмуд продолжает рассматривать различные ситуации, связанные с заповедью Торы, которая называется кисуй а-дам (буквально - «покрытие крови» - см. на сайте обзор листа 84). Эта заповедь предписывает при шехите (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), которую делают птицам и диким кошерным животным, засыпать песком пролившуюся на землю кровь.

Проанализировав «сферы применения» заповеди, Учителя переходят к обсуждению отдельных подробностей ее осуществления.

Теперь речь идет о таких случаях, когда в одном месте делают не одну шехиту, а несколько - одну за другой. Возникает вопрос: надо ли засыпать пролившуюся на землю кровь животных после каждой шехиты или достаточно сделать это один раз, когда все процедуры будут завершены?

В Мишне по этому поводу сказано:

Тот, кто производит шехиту, одну за другой, множеству животных или птиц в том же месте, не обязан засыпать песком кровь каждого зарезанного животного по отдельности. Он может сделать это (засыпать кровь всех зарезанных им животных) по завершению всех процедур.

Даже если сначала резали особей скота, а потом, сразу же, нужно было совершать шехиту птицам, нет необходимости закрывать кровь за скотом. Достаточно по завершению работы шохета (специалист, осуществляющий шехиту - см. на сайте обзор листа 2) засыпать песком всю пролившуюся на землю кровь (и ту, которая осталась от скота, и ту, которая пролилась при шехите птицам).

Впрочем, раби Иегуда (великий Учитель Мишны, 2-й век) усматривает в этом иную грань Истины.

Кровь животных и птиц, - говорит он, - следует засыпать песком по отдельности.

Приступив к анализу содержания Мишны, Талмуд рассматривает позиции Учителей. И объясняет, что раби Иегуда делает свой вывод, детально изучив указания Торы.

Талмуд вновь приводит цитату, раскрывающую смысл заповеди: «Каждый из сыновей Израиля… который поймает в добычу используемое в пищу (то есть, кошерное) животное или птицу и (в процессе реализации шехиты) прольет его кровь, то покроет ее прахом» (Ваикра, гл. 17, ст. 13).

Здесь он обращает внимание на употребление разделительного союза «или».

Если бы можно было после всех процедур засыпать кровь и скотины и птицы, - отмечает он, - в тексте Торы стоял бы соединительный союз «и». Но поскольку здесь используется слово «или», оно ориентирует нас на «отделение» одного от другого. То есть мы должны засыпать песком кровь скота и птиц - по отдельности.

Если бы в Торе в этом фрагменте употреблялся соединительный союз «и», было бы написано «животное и птица», - подчеркивают другие Учителя, - возникли бы «разночтения». Этот текст по ошибке можно было бы понять так, что заповедь кисуй а-дам выполняют лишь в ситуации, когда в одном месте делают шехиту и животному и птице. Разделительный союз «или» и дан здесь как раз для разъяснения.

Далее Талмуд выдвигает на обсуждение новый вопрос: как быть, если некто, совершив шехиту, по каким-то причинам не засыпал песком пролившуюся на землю кровь животного?

И приводит Мишну, в которой обговаривается и эта ситуация:

В случае, если некто совершил шехиту, которая требовала выполнения заповеди кисуй а-дам, но сам он это почему-то не сделал, засыпать песком кровь обязан другой человек, обнаруживший эту кровь.

Если же человек, совершивший шехиту, (как положено) засыпал кровь, но она по какой-то причине вновь оказалась на поверхности, - продолжает Мишна, - никто не обязан засыпать ее песком второй раз.

Однако в случае, когда шохет (закончив работу) не выполнил заповедь кисуй а-дам, но пролитая в процессе его шехиты кровь была засыпана песком сама по себе (скажем, порывом ветра), в ситуации, если она вновь оказалась на поверхности, ее необходимо засыпать песком заново...

Обсуждая положения этой Мишны, Учителя вносят свои уточнения.

Если в момент, когда шохет закончил работу, он обнаружил, что пролившаяся при шехите на землю кровь животного порывом ветра уже засыпана песком и так и не проступила на поверхности, - говорит раби Йоханан (крупнейший амора, Учитель Талмуда в Эрец Исраэль, 3-й век), - этот шохет не обязан выполнять заповедь кисуй а-дам.

Рассматривая проблемы, связанные с выполнением заповеди кисуй а-дам, Талмуд старается предусмотреть самые разные, порой - маловероятные случаи. И задает, например, такой вопрос: надо ли засыпать песком кровь, пролившуюся во время шехиты, если оказалось, что она смешана с водой?

Ответ дает Мишна, в которой читаем:

Если пролившаяся на землю во время шехиты кровь животного смешалась с водой, ее следует засыпать песком, если цвет крови в какой-то мере еще сохраняется. Если же на вид незаметно, что в смеси есть кровь, осуществлять заповедь кисуй а-дам не нужно.

Иная ситуация, - отмечает Талмуд, - когда пролившаяся в процессе шехиты на землю кровь дикого кошерного животного смешалась с кровью домашнего животного (на кровь домашнего скота заповедь кисуй а-дам не распространяется).

Эту смесь в любом случае необходимо засыпать песком, - говорит раби Иегуда.

Однако другие Учителя, открывая здесь иную грань Истины, подчеркивают, что в этом случае нужно проверить смесь, определив процентное соотношение крови домашнего и дикого животного. И если в ней больше крови домашнего животного, заповедь кисуй а-дам не выполняют…

Автор текста Александр Капер

 

Трактат Хуллин

Лист 88

На нашем листе Талмуд продолжает рассматривать детали выполнения заповеди Торы, которая называется кисуй а-дам (буквально - «покрытие крови» - см. на сайте обзор листа 84). Эта заповедь предписывает при шехите (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), которую делают птицам и диким кошерным животным, засыпать пролившуюся на землю кровь.

Теперь речь идет о том, какие подручные материалы можно при этом использовать.

В Торе написано: «Тот из сыновей Израиля... кто поймает в добычу дикое кошерное животное (хая) или птицу (оф), и (сделав шехиту) прольет его кровь, должен засыпать ее прахом» (Ваикра, гл. 17, ст.13).

В Торе, как видим, употреблено довольно емкое по значению слово - «прах». И только условно мы говорили в наших обзорах - «засыпать» песком. Как обстоит дело в действительности?

Это и выясняет Талмуд на нашем листе.

Ориентиром здесь служит Мишна.

Под понятием «прах» (которым, как повелевает Тора, надо засыпать пролившуюся на землю при шехите кровь), - сказано в Мишне, - подразумевается:

- измельченные сухие удобрения;

- мелкий песок;

- известь;

- измельченные глиняные черепки;

- измельченные обломки кирпича.

Те же материалы, но состоящие из отдельных крупиц, не соединяющихся в однородную сыпучую массу, для выполнения заповеди кисуй а-дам - не годятся.

Если некто просто прикрыл пролившуюся на землю при шехите кровь животного каким-либо предметом или посудой (которые, разумеется, к категории «праха» не причисляются), заповедь считается не выполненной.

«Прахом» (то есть материалом, который пригоден для исполнения заповеди кисуй а-дам) считается лишь то, в чем может произрастать растение, - дает свое уточнение рабан Шимон бен Гамлиэль (великий Учитель, глава Санѓедрина - Высшего Суда, 2-й век). - Сыпучую массу, не пригодную для выращивания растений, для исполнения этой заповеди не применяют

Анализируя текст Мишны, Талмуд проводит детальное исследование приведенной выше цитаты из Торы, чтобы сверить с оригиналом звучания заповеди каждый ее пункт.

Сразу же скажем, изучение фрагментов Торы - целая наука, предполагающая грамматический, буквенный анализ, анализ определенного порядка слов во фразах, привлечение информации, которая дается в Устной Торе и т.п. Поэтому мы в данном обзоре ограничимся лишь сделанными Учителями в результате анализа выводами.

К тому же, некоторые моменты нам и вовсе трудно понять, читая текст Торы в переводе на русский язык. Например, мы говорим здесь, что согласно содержанию заповеди, пролитую на землю при шехите кровь дикого животного нужно засыпать «прахом» - тогда фраза по-русски воспринимается нормально. Однако в оригинале на иврите в этом месте употреблен глагол - «покрыть». И тогда в осмысление текста возникает некая дополнительная грань. Кому-то может показаться, что он как будто бы открывает возможность выполнить заповедь, завалив кровь камнями или, допустим, приспособить на это место перевернутый кверху дном таз.

Вот тут-то, чтобы не вышло ошибки, и дается уточняющие дополнение - слово «прах», - объясняют Учителя. И подчеркивают: прах - это некий образ, воссоздающий в нашем представлении мелкий сыпучий материал.

Но тогда воображение, скорее всего, подскажет нам, что использовать для этой цели нужно лишь мелкий песок или пыль. Откуда же берется рекомендация относительно измельченных удобрений, толченого камня или кирпича?

В том же слове «прах» заключается смысловое «расширение», - говорят Учителя, проводя исследование. - Оно указывает на пыль, мелкий песок и другие подобные им по консистенции и иным свойствам материалы. И одновременно исключает все другие, которые не вызывают таких ассоциаций…

Автор текста Александр Капер

 

Трактат Хуллин

Лист 89

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать подробности исполнения заповеди Торы - кисуй а-дам (буквально - «покрытие крови» - см. на сайте обзор листа 84). Эта заповедь, напомним, предписывает при шехите (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), которую делают птицам и диким кошерным животным, засыпать пролившуюся на землю кровь.

В Торе об этом сказано: «Каждый из сыновей Израиля и из геров (присоединившихся к еврейскому народу), живущих среди них, кто поймает в добычу пригодное для еды (то есть, кошерное) животное или птицу и (в процессе совершения шехиты этого животного или птицы) прольет его кровь, то покроет ее прахом» (Ваикра, 17, 13).

На предыдущих листах Талмуд анализировал различные аспекты указания Торы (например, «территориальный» и «временной» - см. на сайте обзор листа 84). Учителя обсудили разнообразные обстоятельства и выяснили, в каких случаях необходимо исполнять заповедь кисуй а-дам, в каких делать это нет необходимости (см. на сайте обзоры листов 85, 86 и 87). На предыдущем листе говорилось о том, что следует считать «прахом», пригодным для исполнения этой заповеди (см. на сайте обзор листа 88).

На нашем листе Учителя дают уточнение, добавляя к прежнему списку измельченный уголь, кхоль (порошок, которым женщины подкрашивали глаза) и пыль, которая образуется при трении мельничных жерновов друг о друга.

Некоторые Учителя говорят, что для этой цели можно использовать и зарних - порошок из мышьяка, который обычно используют для изготовления краски.

Далее обсуждение принимает несколько неожиданный оборот. Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век) рассказывает агаду (короткий рассказ с глубоким, метафорически выраженным философским подтекстом). В ней говорится о необычайной скромности нашего праотца Авраама, который сказал о себе: «А я - прах и пепел» (Берешит, гл. 18, ст. 27).

Именно за это, - сообщает Талмуд, - его потомки, сыны Израиля, удостоились награды: им были даны две особые заповеди, дарующие духовное очищение.

Первая предоставляет возможность очиститься от тумы (духовной нечистоты - см. на сайте обзор недельной главы Тазриа, первый годовой цикл), которую получает человек, прикоснувшись к мертвому телу. Эта процедура осуществляется с помощью особой смеси пепла рыжей коровы (см. на сайте обзор листа 14 трактата Йома, а также - обзор недельной главы Хукат, первый годовой цикл) с водой.

Вторая заповедь позволяет проверить, виновна ли женщина, которую муж подозревает в измене (см. на сайте Введение к трактату Сота). Процедура проверки заключалась в том, что такой женщине давали выпить «горькую воду» - смесь праха с водой (см. на сайте, к примеру, обзор листа 31 трактата Сота).

Почему же здесь не упоминается заповедь кисуй а-дам? - спрашивает Талмуд. - Ведь и она связана с использованием праха.

И объясняет: в этой агаде речь идет о заповедях, которые «приносят пользу», превращая нечто запрещенное - в разрешенное. Заповедь кисуй а-дам, наоборот, предназначена для того, чтобы добавить потомкам Авраама еще одну обязанность. Поэтому о ней никак не скажешь, что дана она в награду за скромность праотца.

На нашем листе от имени раби Элиэзера (тана, Учитель Мишны второго поколения, 1-й век) рассказывается еще одна агада.

В ней обсуждается фрагмент Торы, в котором Моше Рабейну, обращаясь к народу Израиля, говорит: «Не из-за многочисленности вашей полюбил вас Всевышний более всех народов и избрал вас, но потому, что вы - меньше всех народов» (Дварим, гл. 7, ст. 7).

Как это понимать? - спрашивают Учителя.

И объясняют: здесь подразумевается не численность народа Израиля, но - его готовность умалить себя перед Всевышним, даже когда Он дарует величие.

Далее приводятся конкретные примеры.

Когда величие было даровано Аврааму, он сказал Творцу мира: «А я - прах и пепел» (Берешит, гл. 18, ст. 27).

Когда Всевышний возвеличил Моше и Аарона, они сказали: «А мы - кто такие?» (Шемот, гл. 6, ст. 8).

Царь Давид, обретя величие, изрек: «А я - червь…» (Теилим, гл. 22, ст. 7).

Представители других народов, - сообщает Талмуд, - вели себя в таких обстоятельствах иначе.

Царь Нимрод, обретя величие, обратился к своим поданным с такими словами: «Давайте построим город и башню с вершиной в Небесах» (Берешит, гл. 11, ст. 4).

Египетский фараон говорил: «Кто такой Всевышний, чтобы я слушался Его голоса?!» (Шемот, гл. 5, ст. 2).

Получив от Творца величие, Санхерив сказал: «Ни один из богов… не смог спасти свою страну от моей руки, и Всевышний не спасет от моей руки Иерусалим» (вторая книга Мелахим - «Царей», гл. 18, ст. 35).

Навухаднецер, наслаждаясь своим величием, изрек: «Я поднимусь за облака, уподобившись Всевышнему» (книга пророка Иешаягу, гл. 14, ст.14).

Царь Цора Хирам, получив от Всевышнего величие, сказал: «…в божественном троне сидел я» (книга пророка Иехезкеля, гл. 28, ст. 2).

Иными словами, благодеяния, оказанные Творцом представителям других народов, не вызывали в них чувства благодарности и ощущение безграничного величия Творца. Напротив, они становились алчными и проявляли непомерную гордыню…

На этом заканчивается пятая глава трактата Хуллин.

Автор текста Александр Капер

 

 



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81
82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141
142

New Page 5

ВВЕДЕНИЕ

Наш трактат - третий в разделе Кодашим. В разделе, который, как уже говорилось во Введении к первому трактату раздела - Зевахим (см. на сайте Введение к трактату Зевахим), посвящен обсуждению одной из центральных тем в Торе. Это - тема взаимоотношений человека с Творцом, которые находят свое выражение в приношениях (когда человек что-то отдает, посвящая часть своей собственности Всевышнему) в Храме.

В свете только что сказанного, включение трактата Хуллин в раздел Кодашим может показаться несколько странным. Ведь главная тема этого трактата - шехита (когда кошерных животных режут безболезненным способом, детально описанным в Торе). Более того, речь в нашем трактате идет не о процедуре приношения в Храме, но - о принципах, обуславливающих употребление мясо кошерных животных в пищу. Почему же тогда этот трактат оказался в разделе Кодашим?

Чтобы найти подходы к ответу на этот вопрос, внимательней всмотримся в название трактата.

Слово хуллин - производное от корня халал, который состоит из ивритских букв хет, ламед, ламед и означает - «абсолютная, незаполненная пустота». В текстах Танаха часто встречаются образованные от этого корня глаголы, которые переводятся так: «перестать быть кодеш», «оказаться вне состояния одухотворенности» (утратить насыщенность духовной энергией).

Конкретное значение слова хуллин - «низменные (лишенные духовности) объекты». Буквально - полная противоположность понятию кодашим (духовно возвышенные объекты).

Но это, казалось бы, запутывает нас еще больше. И нам еще труднее понять, зачем трактат Хуллин помещен в раздел Кодашим?

Попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны.

Центральная, сквозная тема нашего трактата, как уже говорилось - шехита. Только процесс шехиты позволяет еврею использовать в пищу мясо животного. Ведь в принципе, в идеале, до Всемирного Потопа, в пищу человеку предназначались продукты растительного происхождения. Мясо животных разрешено было есть только для того, чтобы усилить человеческий потенциал в его постижении Устройства мира. Ибо речь уже идет о слабом «послепотопном» человеке, который утратил прямую традицию от Адама и других великих людей десяти поколений от Адама до Ноаха.

Однако, позволив человеку есть мясо животных (то есть - разрешив отнимать у животных жизнь), Творец не отменил свое повеление - не проявлять жестокость к Его созданиям. Из этого повеления и проистекает особый наказ о процедуре шехиты. Без шехиты мясо животного считается невела, независимо от того, каким способом (кроме шехиты) умертвили животное - зарезали ножом, убили электрошоком или как-то иначе. А употребление в пищу невелы законом запрещается (отметим, кстати, что и неевреям разрешено умертвлять животное только способом шехиты).

Следовательно, шехита - процедура, которая превращает запрещенное - в разрешенное Творцом. Иначе говоря «пустота» в процессе шехиты начинает заполняться… Животное, материальный объект приобретает иное качество… Эта идея и перебрасывает мост от хуллин - к кодашим.

Основные темы трактата Хуллин - законы шехиты и кошерной пищи, запрет на смешение молочного с мясным. Рассматривается здесь и отношение к «царству животных», в том числе - заповедь, обуславливающая бережное обращение с птицей, высиживающей птенцов. И, конечно же, как обычно в Талмуде, попутно обсуждаются различные законы Устройства мира и поведения человека в нем.

В трактате - 12 глав, 142 листа.

Автор текста Элиягу Эссас

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Как подготовить к Песаху плиту со стеклокерамическим покрытием?


Поиск по сайту:


Окно — в неограниченную реальность…


Звезда израильского театра


Суть работы над ошибками


Когда огонь любви — губителен?


Ничем не заменимая близость


Кубок пророка Элиягу


Свобода слова — под контролем?


Что такое тума?

New Page 1



 


 

Rambler's Top100


 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля