ААЗИНУ 
Суккот
начинается вечером
13 октября
"ААЗИНУ"
ААЗИНУ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"ААЗИНУ"

Октябрь 16, 2019   17 Тишрей 5780

До субботы - 3 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(30.09 - 1.10.19)
Йом Кипур
10 Тишри
(09.10.19)
Суккот
15-21 Тишри
(14 - 20.10.19)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(21.10.19)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(21 - 22.10.19)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(23.12 - 30.12.19)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(7.01.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(10.02.20)
Пурим
14 Адара
(10.03.20)
в Иерусалиме -
15 Адара
(11.03.19)
Песах
15-21 Нисана
(09.04 - 15.04.20)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(09.04 - 16.04.20)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(21.04.20)
День памяти павших 
3 Ияра
(28.04.20)
День независимости Израиля
4 Ияра
(29.04.20)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(12.05.20)

День Иерусалима
28 Ияра
(22.05.20) 
Шавуот
6 Сивана
(22.05.20)
В диаспоре 6-7 Сивана
(29.05 - 30.05.20)
Девятое Ава
 9 Ава
(30.07.20)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Хуллин



Трактат Хуллин

Лист 62

Наш лист - непосредственное продолжение предыдущего. Здесь Талмуд углубляется в дальнейшее обсуждение особенностей, отличающих кошерную птицу от некошерной. Мы уже говорили о том, что признаки кошерности птицы в Письменной Торе не указаны. Устная Тора доносит до нас информацию о четырех таких признаках. Три из них были отмечены на листе 59 (см. на сайте обзор листа 59). Последний, четвертый - на прошлом листе (см. на сайте обзор листа 61).

Речь идет, повторим, о наличии четвертого, дополнительного пальца (наподобие «шпоры»); о наличии зоба (относительно маленький мышечный «резервуар» под клювом птицы, в котором скапливается поглощаемая ею пища); о легко снимающейся с желудка пленке при потрошении птицы; о неупотреблении в пищу себе подобных.

Если бы у нас была возможность точно распознавать все виды птиц, упомянутых в Торе, по их названиям - говорит рав Нахман (великий Учитель Талмуда в Вавилоне, 3-й век), - чтобы признать птицу кошерной, нам достаточно было бы найти у нее один признак кошерности. Но все 24 вида зафиксированных в Торе, запрещенных для употребления в пищу птиц, нам, к сожалению, не известны (первоначальные названия многих птиц были утрачены). Поэтому мы способны сказать, что птица - кошерна, если у нее имеется два из четырех признаков кошерности. Если, конечно, это - не ворон. Ибо ворон значится в списке непригодных для еды птиц, и мы знаем при этом, что из всех некошерных птиц только у ворона наличествуют два признака кошерности.

Утрата представлений о видах пернатых, названных в Торе в списке запрещенных для еды, - сообщает Талмуд, - сыграла в жизни отдельных еврейских общин свою роковую роль.

К примеру, жители селения Гамарта определяли кошерность птицы по наличию зоба: есть у птицы зоб, полагали они - значит, ее можно есть.

Талмуд предпринимает серьезное «орнитологическое» исследование и выясняет, что, по крайней мере, два вида из означенных в списке Торы некошерных пернатых тоже имели зоб. Это - перес и озния.

Как выглядят эти птицы, восстановить не удалось. Но и некое «частное открытие» по поводу зоба у перес и ознии учит крайней осторожности в вопросе «классификации» пернатых при делении их на кошерные и некошерные.

Селяне Гамарты пренебрегли возможностью, что и у некошерной птицы может быть зоб. И в пищу им попадали непригодные для еды птицы. За то, что ели некошерных птиц, они были наказаны.

Приводит Талмуд и другой пример, рассказывая о населении Верхней Галилеи.

Там специалисты признавали птиц кошерными, если при потрошении с желудка легко отделялась защитная пленка.

Учителя установили, что жители Верхней Галилеи разрешали есть птиц, которые в Торе (в списке непригодных для еды) обозначены под названием «белая спуния», имеющая этот признак кошерности. И тоже, как и жители Гамарты, подверглись наказанию…

Следует отметить, что эти рассказы об имевших место в истории еврейского народа ошибках Талмуд приводит в основном для того, чтобы предостеречь людей, на конкретных примерах показать, сколь опасны суждения о пригодности птицы для употребления в пищу по наличию у нее тех или иных признаков кошерности.

Далее Талмуд сообщает, что для приношения в Храме годились два вида голубей: тор и йона. Причем, условия их использования в качестве объектов приношения были разными. Голубь йона мог быть таким объектом только до тех пор, пока особи не достигли годовалого возраста. Голуби тор - наоборот: их разрешалось приносить в Храме лишь после того, как особям исполнялся год.

Существует еще один вид голубей, - уточняют Учителя. - Это - тасиль. Особи этого вида тоже годятся для осуществления процедуры приношения птицы в Храме. И служат объектами приношения, как и йона, пока им еще не исполнился год.

Попутно мы узнаем некоторые детали, касающиеся процедуры очищения от тумы (духовной нечистоты - см. об этом на сайте в обзоре недельной главы Тазрия, первый годовой цикл). Эта процедура состояла в окроплении человека в состоянии таме (духовной нечистоты) смесью пепла рыжей коровы с водой (подробнее - см. обзор недельной главы Хукат, первый годовой цикл, а также обзор листа 14 трактата Йома).

По установленному Торой закону, смесь для использования в процедуре очищения от тумы не годится, если до этого с ее «участием» были произведены какие-либо «посторонние» действия. Так, например, эту жидкость уже нельзя применять по назначению, - заключает Талмуд, - если ее пила птица. Исключение здесь - голубь. Если голубь пил эту особую воду, ею можно окроплять человека в состоянии таме.

В чем же тут дело? Разве голубь «чище» других птиц?

Дело вовсе не в «чистоте», - объясняют Учителя, обнаруживая тонкое знание птичьих «повадок». - Но - в том, как птицы пьют воду. Все пернатые, кроме голубей, набирают воду в клюв, и часть ее выливается обратно. И это расценивается, как произведенные с «участием» воды действия. Голубь же всасывает жидкость. Поэтому статус смеси, даже если он отпил от нее, не меняется.

Впрочем, голуби отряда тасиль, пьют, как все остальные птицы, набирая воду в клюв, - уточняет Талмуд. - Поэтому после них смесь пепла рыжей коровы с водой для очищения уже не используется.

Автор текста Моше Гойхберг

 

Трактат Хуллин

Лист 63

На нашем листе, как и на предыдущем (см. на сайте обзор листа 62), Талмуд продолжает рассматривать различные виды кошерных и некошерных птиц, отмечая их характерные особенности.

Есть несколько видов голубей, - отмечает рав Иегуда (амора второго поколения, великий Учитель Талмуда; 3-й век). - И среди них - голуби цуцейни. Это - тор, цуцейни - их название на арамейском языке. Но тогда получается, что использование этих голубей в качестве объектов приношения в Храме - под сомнением. Ведь существует правило: если в названии птицы присутствует дополнительное определение, эту птицу не приносят в Храме.

Здесь вопрос в том, когда это определение было добавлено к названию, - уточняет Абайе (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века), - до дарования Торы или - после. Если - до этого, птица не может быть объектом приношения в Храме. Если - после, птица разрешена для еды и годится для сожжения на храмовом мизбеахе (в условном переводе - «жертвенник»).

Если при разделывании тушки птицы защитная пленка без усилий не снимается с желудка, - говорят Учителя, - ее кошерность, то есть пригодность в пищу - под сомнением.

Это - не общее правило, - подчеркивает Талмуд. И рассказывает такую историю.

В доме Шмуэля (один из крупнейших Учителей Талмуда первого поколения; 3-й век) зарезали гуся. Всем известно, что гусь относится к одному из пяти видов птиц, кошерность которых по традиции, восходящей к Ноаху, не вызывает ни малейших сомнений (см. на сайте обзор листа 61). Но оболочка с его желудка никак не снималась.

Тогда Шмуэль провел эксперимент. Он положил гусиный желудок на солнце. Под палящими лучами плоть органа размякла, и пленка отслоилась от мышечной ткани. Так, что ее можно было снять рукой.

У птиц, кошерность которых - сомнительна, - сообщает Талмуд. - защитную оболочку даже при подогреве можно снять лишь ножом.

Далее Талмуд идентифицирует известные виды птиц, названия которых отмечены в Торе.

Мы, в частности, узнаем, что шалах - это чайка, которая питается рыбой, вылавливая ее прямо из морской воды. А духифат - удод.

Удод (духифат), - сообщают Учителя, - та самая птица, которая во времена, когда строили Храм, принесла людям ценного червячка под названием шамир. Этого червячка строители Храма использовали для «резьбы» по камню, ибо металлическими инструментами при обработке храмовых камней пользоваться не разрешалось (см. на сайте обзор листа 48 трактата Сота).

Два вида некошерных созданий названы в Торе - тиншамет. Оба - летают, оба кричат по ночам. Но одно из них - млекопитающее, это - летучая мышь. Другое, сова, относится к разряду пернатых.

В списках Торы есть птица под названием рехем. Это - особое создание, - отмечает Талмуд. - Обычно она сидит на дереве и издает звуки, похожие на свист. Именно ей, как сообщает наша традиция, предстоит возвестить о приходе Машиаха (см. на сайте ответ «Кто знает, когда придет Машиах», № 468, в котором есть ссылки еще на три ответа на ту же тему). Когда она спустится вниз и зальется свистом на земле, мы будем знать, что Машиах - рядом.

Далее Учителя обсуждают общий список некошерных птиц в Торе.

Всего в списке - двадцать четыре некошерных вида птиц, - говорит Рав (великий Учитель Талмуда первого поколения, 3-й век).

Как же получается такое количество? - спрашивает рав Ханаан бар рав Хисда. - В Торе эти пернатые перечислены дважды. В книге Ваикра мы находим двадцать видов, а в книге Дварим - двадцать один.

Двадцать четыре вида, - объясняет Рав, - получается с учетом подвидов.

Но тогда их выходит больше двадцати четырех, - отмечают Учителя.

Если мы будем иметь в виду, что некоторые птицы даются в Торе под разными названиями (например, птица, названная в одном месте - даа, в другом именуется - раа), мы получим список из двадцати четырех видов некошерных птиц.

Но ведь в Торе не может быть «путаницы».

Действительно, никакой путаницы в Торе нет, - дает разъяснение Талмуд. - В ней указываются названия, которые в те времена употреблялись в разных регионах…

 

Автор текста Моше Гойхберг

 

Трактат Хуллин

Лист 64

Обсудив различные способы определения кошерности различных видов птиц (см. на сайте обзоры листов 59, 61, 62 и 63), Талмуд переходит к обсуждению признаков кошерности продуктов их жизнедеятельности, то есть - яиц.

Понятно, что яйца некошерной птицы не пригодны для употребления в пищу. Но как их распознать?

Подчеркивая, что в Торе по этому поводу конкретных указаний нет, Талмуд, на основании практического опыта, выделяет два признака, которые отличают яйца кошерной птицы от яиц некошерной:

1. Округлая форма, причем, один конец - заострен, а другой - гораздо более плоский.

2. Желток четко отделен от белка и находится внутри белковой массы.

Соответственно, если у яйца оба конца заострены или оба - плоские, - отмечает Талмуд, - мы квалифицируем его, как яйцо некошерной птицы.

Так же и с расположением желтка. В случае, если мы, разбив яйцо, видим, что желток обволакивает белок, перед нами - яйцо некошерной птицы.

Если белок не отделен от желтка (белковая масса смешивается с желтком), - говорят Учителя, - следует знать, что к нам в руки попало яйцо черепахи или какого-либо другого животного отряда пресмыкающихся.

В стремлении предостеречь людей от ошибок, Талмуд задается вопросом: как быть, если ты покупаешь разбитые яйца в посуде, и невозможно понять, какой первоначальный вид эти яйца имели?

И отвечает на него так. Нет ни малейшего шанса выяснить, какая птица снесла яйца, если они, эти яйца разбиты и их содержимое вылито в посудину. Поэтому, чтобы обезопасить себя, мы ни в коем случае не должны покупать такие яйца у неевреев.

Можно ли полагаться на выделенные признаки кошерности яиц? - спрашивает раби Зейра (великий Учитель Талмуда третьего поколения; 3-й век). - Если бы это было так, мы могли бы с их помощью определять кошерность (или некошерность) птиц, которые - под сомнением. Но ведь мы так не поступаем.

Более точным «руководством», - продолжает раби Зейра, - будут, наверное, признаки некошерности яйца. Если у яйца оба конца - плоские, еврей их не станет покупать. А если на вид они похожи на кошерные, и он купил их, а когда разбил и обнаружил, что желток в них обволакивает белок, он не будет их есть… Прежде чем приобретать яйца, необходимо заручиться заверением продавца, что их снесла, скажем, курица или какая-то другая кошерная птица. Тогда признаки кошерности яиц лишь подтвердят правдивость слов торговца яйцами. Но без свидетельства продавца, даже при наличии признаков кошерности, яйца опасно причислять к разряду кошерных. Ведь яйца ворона, к примеру, от голубиных не отличишь…

Можно ли употреблять в пищу кошерные яйца, сваренные в одной кастрюле с яйцами некошерной птицы? - спрашивает Талмуд.

И отвечает: можно. Потому что скорлупа у яиц - твердая и плотная, и через нее в съедобную внутреннюю часть яйца некошерные элементы не проникают.

Далее Талмуд говорит о законах употребления в пищу кошерных яиц.

Оказывается, и яйца кошерных птиц могут оказаться в таком состоянии, когда есть их нельзя. Не разрешается, например, есть оплодотворенные яйца. Поэтому, разбив яйцо, надо внимательно рассмотреть его содержимое.

Талмуд дает точные указания, когда яйцо годится для еды и когда - не годится.

Если в яйце нет крови, это означает, что оно - не оплодотворено, и его можно есть.

Но и оплодотворенное яйцо разрешено в пищу, если процесс развития зародыша в нем еще не начался. Как определить это по внешнему виду содержимого яйца?

Если в нем найдена капелька крови, но - лишь возле тупого конца, стало быть, семя самца еще не проникло в ту часть яйца, в которой происходит зарождение жизни цыпленка. Это яйцо годится в пищу.

Если капелька крови обнаружена в желтке, следовательно, семя самца достигло цели, и есть это яйцо - запрещается.

Но ведь завязь плода начинается с проникновения семени самца в белковую массу, - подчеркивают Учителя, проведя соответствующее биологическое исследование. - Поэтому, если капелька крови найдена в белке, есть яйцо тоже нельзя.

Поскольку момент начала развития плода в яйце на глаз определить очень трудно, Учителя, чтобы исключить вероятность ошибки, в конце концов, выносят постановление: если в яйце (в белке или желтке) обнаружена кровь, для еды оно - непригодно.

Это правило мы находим и в Шульхан Арухе (кодексе еврейских законов), положениями которого мы и по сей день руководствуемся в быту.

 

Автор текста Моше Гойхберг

Трактат Хуллин

Лист 65

На нашем листе Талмуд возвращается к разговору о признаках кошерности различных видов птиц. Однако теперь подводит некий итог тому, что было сказано ранее (см. на сайте обзоры листов 59, 61, 62 и 63).

Если птица относится к отряду хищников, - делает обобщение рабан Шимон бен Гамлиэль (великий Учитель, глава Санѓедрина - Высшего Суда, 2-й век), - она наверняка некошерна. И сомнений в ее кошерности не возникает, если у нее есть зоб, лишний палец на ногах, а защитная оболочка с желудка при потрошении беспрепятственно снимается (то есть в наличие три из четырех признаков кошерности - см. на сайте обзор листа 61).

Если по поводу кошерности птицы возникают сомнения, - говорит раби Элиэзер бен Цадок, - можно провести с ней эксперимент: посадить ее на тонкую натянутую бечеву. Если она, устраиваясь, поставит два пальца перед бечевкой, а два - сзади, эта птица, безусловно - некашерна. Если три пальца будут перед бечевой, а третий сзади, птица - кошерна.

Раби Шимон бен Элазар основывает свои выводы на наблюдениях.

Если птица хватает пищу на лету и тут же ее проглатывает, - отмечает он, - мы констатируем, что она причисляется к отряду некошерных птиц.

Иную грань Истины открывают, изучая поведение птиц, другие Учителя.

Если такая птицы живет в стае кошерных пернатых, она - кошерна. Если же мы видим ее среди некошерных птиц, мы и причислим ее - к некошерным.

Есть, правда тут один нюанс: это правило применимо и будет верным лишь в том случае, если по внешнему виду птица не отличается от остальных птиц стаи.

На этом Талмуд рассмотрение признаков кошерности птиц заканчивает и переходит к обсуждению особенностей кузнечиков.

Вообще насекомых есть запрещено. Однако здесь мы узнаем о существовании насекомых, которые все же пригодны в пищу. Это - саранча и некоторые виды кузнечиков.

В Мишне об этом сказано так.

Кузнечики (и некоторые другие виды насекомых) считаются кошерными, если у них:

- четыре ноги и две из них - длиннее остальных, которыми насекомое отталкивается от земли при прыжке;

- четыре крыла, которые прикрывают большую часть туловища

Учителя приступают к анализу текста Мишны, выясняя, в первую очередь, откуда взялись ее положения.

Об этом прямо сказано в Торе, - подчеркивают Учителя и приводят цитату: «…однако можете есть всякое летучее насекомое, ходящее на четырех (ногах) и у которого есть пара голеней над ступнями, чтобы скакать ими по земле» (Ваикра, гл. 11, ст. 21).

Цитата и установления Мишны требуют уточнения. Ведь здесь ни в коем случае нельзя допустить ошибку. За исключением немногих видов, насекомые в пищу строго запрещены, как сказано: «…мерзость это для вас» (там же).

Поэтому Учителя старательно изучают мир насекомых, с пристальным вниманием рассматривая отдельные подробности их строения и образа жизни (сегодня эта отрасль науки называется энтомологией).

Талмуд выдвигает на обсуждение новый вопрос: как понимать выражение - «крылья прикрывают большую часть туловища»? Что имеется в виду: длина туловища насекомого или - его толщина?

Исследовав строение кошерного насекомого, Учителя приходят к выводу, что здесь важно и то и другое - крылья должны прикрывать большую часть туловища насекомого и по длине и по толщине.

В Торе упоминается саранча и четыре вида кошерных кузнечиков: арбэ, салам, харгаль и хагав. И отмечено: «и других по их видам» (Ваикра, гл. 11, ст. 22).

Что это значит?

Талмуд проводит тщательное исследование строения упомянутых в Торе видов и их подвидов. И дает заключение.

У кузнечиков вида арбэ, например, затылок - плоский. И это означает, что все подвиды кузнечика арбэ с плоским затылком будут кошерными.

Учителя обнаруживают, что у кузнечиков обоих видов - арбэ и салам - нет хвостов. Но зато хвост имеется у кузнечика вида харгаль. Значит, вместе с кузнечиком харгаль в разряд кошерных попадают и его хвостатые подвиды.

Одно из наблюдений Учителей состоит в том, что у всех отмеченных в Торе видов кузнечиков голова не удлинена. Как же поступать с теми кузнечиками, у которых голова имеет удлиненную форму? - спрашивают они.

И, изучив проблему, приходят к выводу, что тут следует руководствоваться указаниями Мишны: если у насекомого есть отмеченные в ней признаки, оно - кошерно, даже если его голова имеет удлиненную форму.

Но тогда возникает такой вопрос: зачем в Торе перечислены эти конкретные виды?

Чтобы подчеркнуть, - объясняет Талмуд, - что любой представитель отмеченных групп, независимо от формы головы, наличия (или отсутствия) хвоста и т.д. годится для употребления в пищу…

Автор текста Моше Гойхберг

 

Трактат Хуллин

Лист 66

На нашем листе Талмуд, продолжая энтомологические исследования, завершает обсуждение признаков кошерности отдельных видов насекомых.

В предыдущем обзоре мы говорили, что в общем запрете на употребление в пищу насекомых есть некие как бы исключения, и Тора разрешает есть некоторые виды саранчи и кузнечиков. При этом в ее тексте указаны признаки кошерности: наличие четырех ног (две из них, как подчеркивает Тора, которыми насекомое отталкивается от земли при прыжке, должны быть длиннее остальных), а также перечислены по названиям конкретные виды кошерных кузнечиков: арбэ, салам, харгаль и хагав (см. на сайте обзор листа 65).

Здесь Талмуд углубляется в изучение содержания текста Торы по поводу кузнечиков, используя один из тринадцати полученных на Синае принципов исследования. Речь идет о методе - клаль у прат у клаль.

Это такой способ постижения текста, когда общее установление раскладывается на отдельные частности, и на основании изучения частностей делается общий вывод.

Итак, в Торе, когда она начинает давать указания о кошерности кузнечиков, прежде всего, сообщаются общие внешние признаки (см. выше), по которым, рассмотрев насекомое, можно определить, пригодны они для употребления в пищу или - непригодны.

Далее идет перечисление кошерных видов кузнечиков - по названиям. В анатомическом строении представителей каждого из видов имеются свои особенности.

В результате детального исследования Талмуд делает вывод: определяя, что насекомое - кошерно, особенности строения представителей отмеченных в Торе видов и их подвидов можно игнорировать, если у него наличествуют приведенные Торой внешние признаки кошерности.

Вместе с тем, Талмуд предостерегает: поскольку видов насекомых, в том числе, и кузнечиков - великое множество, и отнести их к определенному виду, а также правильно оценить признаки кошерности - достаточно трудно (это может сделать порой лишь специалист), не следует заниматься «любительскими» исследованиями. Надо придерживаться традиции, существующей в определенной местности.

Нам же остается отметить, что все виды насекомых обладают высокого уровня способностью адаптироваться к условиям внешней среды. Поэтому они в большей степени, чем остальной мир живой природы, подвержены мутациям. Эта и ряд других причин привели к тому, что традиция употребления кузнечиков в пищу была утеряна. И в настоящее время, по установлению Учителей, любой вид насекомых для еды - запрещен.

Завершив энтомологические исследования, Талмуд приступает к разбору проблем, связанных с определением кошерности обитателей водных глубин. И здесь демонстрирует глубокие познания в области ихтиологии.

Из обитателей водоемов разрешается употреблять в пищу только рыб. Да и то - не всех. Тех только, которые имеют определенные признаки кошерности. Эти признаки отмечены в Мишне.

Рыба пригодна для еды, - сказано в ней, - если у нее есть чешуя и плавники

Казалось бы, все просто. Однако Талмуд, приступив к анализу Мишны и углубившись в ихтиологические исследования, обнаруживает в определении кошерность рыб некоторые сложности.

Так, например, из содержания нашего листа мы узнаем, что многие рыбы обрастают чешуей лишь в достаточно «зрелом» возрасте. И вот в сети рыбака попадает мелкая рыбешка - без чешуи. Означает ли это, что есть ее нельзя?

Если малька можно опознать (причислить к определенному виду), - объясняют Учителя, - и при этом известно, что данный вид рыб имеет чешую, рыбешка - кошерна, и ее разрешается есть.

Существует порода рыб, которые, попав на сушу, чешую сбрасывают, - отмечают Учителя. - Годятся ли они для еды?

И, изучив ситуацию, подчеркивают: безусловно, годятся. Ибо, описывая признаки кошерности, Тора имеет в виду внешний вид особей в привычной для них среде. А для рыбы это - вода.

Для употребления рыбы в пищу необходимо, чтобы у нее присутствовали оба признака кошерности или достаточно - одного? - спрашивает Талмуд.

И отвечает: если у рыбы есть чешуя, но нет плавников, наличия чешуи достаточно, чтобы причислить эту особь к разряду кошерных. Ибо это, скорее всего, означает, что плавники у нее просто не успели вырасти. У всех рыб имеются плавники. Но, если у взрослой рыбы есть плавники, а чешуи - нет, она - не кошерна.

Иными словами достаточным признаком для определения кошерности может быть лишь наличие чешуи.

Тогда возникает вполне закономерный вопрос: зачем же дается второй признак кошерности, если наличия чешуи достаточно, чтобы узнать - эту рыбу разрешается использовать для еды?

На это Талмуд дает такой ответ. Безгранично величие Всевышнего, и только Он может знать о том, что рыбы без плавников не бывает. Поэтому и указывается в Торе дополнительный постоянный признак - наличие плавников…

Автор текста Моше Гойхберг

 

Трактат Хуллин

Лист 67

На нашем, завершающем третью главу трактата Хуллин листе Талмуд продолжает обсуждать проблемы, связанные с определением кошерности обитателей вод.

В предыдущем обзоре мы говорили о том, что рыба - кошерна, если у нее есть плавники и чешуя. Причем, наличие чешуи - основной отличительный признак кошерности (см. на сайте обзор листа 66).

Поскольку именно чешуя играет в данной дефиниции главную роль, Учителя концентрируют наше внимание на определении, что такое чешуя. Это и понятно: совершенно не сведущий в ихтиологии человек может ошибочно принять за чешую «панцирное» покрытие, защищающее тело некоторых видов некошерной рыбы.

Для того, чтобы наглядно это объяснить, Талмуд приводит цитату из Танаха: «…И в кольчугу из каскасим (каскесет в переводе на русский - «чешуйка»; здесь существительное дается во мн. числе) он одет» (первая книга пророка Шмуэля, гл. 17, ст. 5). И каждому ясно: кольчуга - защитное одеяние воина, состоящее из соединенных между собой отдельных металлических пластин, а, значит, и чешуя рыбы должна состоять из отдельных жестких пластинок (чешуек).

Написано в Торе: «…можете есть из всего, что в воде: всех, у которых есть плавники и чешуя, которые - в воде, в морях или в реках… Все же, у которых нет плавников и чешуи, что в морях и в реках… - мерзость для вас» (Ваикра, гл. 11, ст. 9-11).

Внимательно изучая этот отрывок, Учителя обращают внимание на то, что Тора дважды повторяет слова - в «морях» и «реках». Поскольку «акцентирующих», то есть просто заостряющих внимание на том или ином указании повторов в Торе не бывает - она крайне «экономично» расходует слова и даже знаки - это может означать одно: в данном фрагменте заключена важная дополнительная информация, которая не лежит на поверхности, но «добывается» исследованием глубинных слоев текста.

О чем же здесь идет речь?

Углубившись в детальный анализ отрывка, Учителя приходят к выводу, что в нем говорится и о «живности», обитающей в стоячих водах (колодец, наполненная водой яма, сосуд с водой), которая - кошерна. Какая же «живность» имеется в виду?

Талмуд объясняет, что в стоячей воде заводятся и размножаются мелкие, не различимые человеческим глазом мошки (у которых, естественно нет ни чешуи, ни плавников). Они, хотя и относятся к разряду насекомых, тем не менее - разрешены для употребления. Поэтому человек может без опасений пить воду, например, из колодца.

Талмуд отмечает, что напитки, изготовленные из стоячей воды, перед употреблением рекомендуется все же процеживать через сито и оставшихся на сите насекомых - выбрасывать.

Только не стоит делать это ночью, - уточняет рав Ѓуна (великий Учитель Талмуда второго поколения, 3-й век), - В темноте с сита в стакан может случайно попасть насекомое, и человек этого не увидит.

Более крупные водоплавающие, лишенные чешуи и плавников, в стоячих водоемах сами по себе не заводятся. Но если, скажем, некошерная рыбка попала в аквариум, понятно, что есть ее все равно нельзя.

Как в таком случае квалифицировать пруды и озера? Ведь в них как будто бы тоже - стоячая, непроточная вода.

Однозначного ответа на этот вопрос Талмуд не дает.

Некоторые Учителя говорят, что озерную воду следует считать непроточной, и, стало быть, на ее употребление распространяются законы «стоячей» воды.

Другие Учителя отмечают, что практически всегда вода в озере обновляется: в озерных глубинах бьют природные ключи, в озера впадают и вытекают из них ручьи и речушки. И, следовательно, на употребление «живности», населяющей озера, распространяются законы кошерности, действительные при классификации живой природы водного пространства рек и морей…

Тему кошерности обитателей вод Талмуд завершает упоминанием о ливьятане (в русском прочтении - левиафан, а на иврите имеет еще одно название - танин). Это - водоплавающее существо большого размера, созданное Всевышним при сотворении мира и вскоре «спрятанное» до лучших времен. Из ливьятана в Будущем мире, как сообщает еврейская традиция, изготовят изысканное блюдо для трапезы праведников (подробнее о ливьятане - см. на сайте обзор листа 76 трактата Бава Батра).

Люди, не зная, как выглядит ливьятан, - отмечает Талмуд, - иногда называют так китов. Но это - неверно. Кит - некошерное водоплавающее, тело которого защищено гладкой «бесчешуйчатой» кожей. А ливьятан - это большая кошерная рыба, у которой есть и чешуя и плавники.

Автор текста Моше Гойхберг

 

Трактат Хуллин

Лист 68

Предыдущим обзором (см. на сайте обзор листа 67) завершилось наше путешествие в мир птиц, насекомых и обитателей вод. Теперь, на нашем листе, открывающем очередную, четвертую главу трактата, Талмуд вновь возвращается к обсуждению проблем, возникающих при шехите (когда животное режут предусмотренным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин).

В частности, здесь анализируется закон: если беременной самке, представительнице крупного или мелкого рогатого скота, сделали шехиту, и в утробе ее нашли живой плод, мясо этого плода разрешается есть без шехиты - шехита, сделанная матери, позволяет употреблять в пищу и мясо ее детеныша.

В связи с этим Талмуд моделирует такую ситуацию. Допустим, беременной корове собираются делать шехиту. И вот, еще до того, как шохет (человек, осуществляющий шехиту - см. на сайте обзор листа 2) приступил к своим обязанностям, эта корова начала рожать, из его утробы наружу появилась часть детеныша. Как тут поступают?

В Мишне по этому поводу сказано:

Если из утробы беременной скотины (перед шехитой) показалась, скажем, нога, а потом снова скрылась, (после шехиты, сделанной беременной особи) плод разрешен для употребления в пищу.

Если же из чрева матери показалась голова плода, даже если она снова скроется, детеныш считается рожденным.

Если некто разрезал плод в утробе матери, и плод, и поврежденная часть разрешены для еды.

Но если отрезал - почку или селезенку, то есть эти органы запрещено.

Любой орган, отрезанный у плода в чреве матери (как часть от живого) в еду запрещен, - подводит Мишна некий итог, - и при разрезе (в той же ситуации) любого органа, есть все мясо (включая и разрезанную часть) детеныша - можно

Талмуд приступает к детальному разбору первого пункта текста Мишны. И отмечает, что в описанной в ней ситуации после шехиты, сделанной рожающей особи, роды которой, как видно - затруднены, мясо детеныша, все части его туши, кроме ноги, появившейся на какое-то время из чрева матери, есть разрешается. Но плоть на этой ноге для еды - не пригодна. И даже если сделать шехиту самому детенышу, мясо с его ноги все равно останется некошерным.

Из каких указаний выводится такая резолюция?

В доказательство правильности этого решения Учителя цитируют установление Торы: «Скотину, которую задрал зверь в поле, не ешьте» (Шемот, гл. 22, ст. 30).

Но какое отношение имеет приведенная фраза к нашей ситуации?

В данном случае нам придется поверить Талмуду «на слово». Ибо произведенный Учителями анализ глубинных слоев процитированного текста столь тонок, что без навыка чтения талмудических текстов в оригинале понять выстраиваемую логику решения не удастся.

Учителя эпохи Тосафот (Франция, Германия, 12-13 вв.), изучая выводы Талмуда, вносят в предложенную ранее модель некие уточнения. Если перед шехитой из чрева коровы на сносях показалась конечность детеныша, - говорят они, - а потом снова скрылась в материнской утробе, и вслед за этим корова произвела детеныша на свет, этому теленку надо сделать шехиту. Тогда все его мясо будет разрешено для еды без ограничений.

Как поступают, если конечность плода беременной самки частично вышла наружу и не возвратилась назад, в утробу? - спрашивает Талмуд.

И исследовав ситуацию, отвечает: здесь применимы те же, отмеченные выше законы. Правда, с незначительными коррективами. Так, если, скажем, нога детеныша до шехиты показалась из чрева матери и убралась назад, в материнскую утробу, отрезают и выбрасывают только ту часть, которая была видимой. Если же конечность, появившись, не скрылась вновь в чреве коровы, приходится отрезать и выбрасывать и какую-то часть телесной мякоти, которая расположена над «выпавшей» частью и не была видимой.

Что же касается второго установления Мишны, тут все очевидно. Положение о том, что, допустим, теленок, на какое-то мгновение высунувший до шехиты матери голову из чрева коровы, считается как бы рожденным, накладывает на владельца коровы вполне определенные обязательства. Если, например, голова теленка появилась и спряталась, а потом корове сделали шехиту. Живому теленку, найденному в ее утробе, чтобы использовать его мясо в пищу, надо тоже сделать шехиту. Если же его обнаружат мертвым, его мясо - невела (подобно падали). Употреблять в пищу мясо этого теленка законом запрещается, и при прикосновении к нему человек «заражается» тумой (духовной нечистотой; подробнее о туме - см. на сайте обзор недельной главы Тазрия, первый годовой цикл).

Дальнейшее обсуждение установлений Мишны Талмуд переносит на следующий лист…

Автор текста Ханох Лернер

 

 

 



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81
82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141
142

New Page 5

ВВЕДЕНИЕ

Наш трактат - третий в разделе Кодашим. В разделе, который, как уже говорилось во Введении к первому трактату раздела - Зевахим (см. на сайте Введение к трактату Зевахим), посвящен обсуждению одной из центральных тем в Торе. Это - тема взаимоотношений человека с Творцом, которые находят свое выражение в приношениях (когда человек что-то отдает, посвящая часть своей собственности Всевышнему) в Храме.

В свете только что сказанного, включение трактата Хуллин в раздел Кодашим может показаться несколько странным. Ведь главная тема этого трактата - шехита (когда кошерных животных режут безболезненным способом, детально описанным в Торе). Более того, речь в нашем трактате идет не о процедуре приношения в Храме, но - о принципах, обуславливающих употребление мясо кошерных животных в пищу. Почему же тогда этот трактат оказался в разделе Кодашим?

Чтобы найти подходы к ответу на этот вопрос, внимательней всмотримся в название трактата.

Слово хуллин - производное от корня халал, который состоит из ивритских букв хет, ламед, ламед и означает - «абсолютная, незаполненная пустота». В текстах Танаха часто встречаются образованные от этого корня глаголы, которые переводятся так: «перестать быть кодеш», «оказаться вне состояния одухотворенности» (утратить насыщенность духовной энергией).

Конкретное значение слова хуллин - «низменные (лишенные духовности) объекты». Буквально - полная противоположность понятию кодашим (духовно возвышенные объекты).

Но это, казалось бы, запутывает нас еще больше. И нам еще труднее понять, зачем трактат Хуллин помещен в раздел Кодашим?

Попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны.

Центральная, сквозная тема нашего трактата, как уже говорилось - шехита. Только процесс шехиты позволяет еврею использовать в пищу мясо животного. Ведь в принципе, в идеале, до Всемирного Потопа, в пищу человеку предназначались продукты растительного происхождения. Мясо животных разрешено было есть только для того, чтобы усилить человеческий потенциал в его постижении Устройства мира. Ибо речь уже идет о слабом «послепотопном» человеке, который утратил прямую традицию от Адама и других великих людей десяти поколений от Адама до Ноаха.

Однако, позволив человеку есть мясо животных (то есть - разрешив отнимать у животных жизнь), Творец не отменил свое повеление - не проявлять жестокость к Его созданиям. Из этого повеления и проистекает особый наказ о процедуре шехиты. Без шехиты мясо животного считается невела, независимо от того, каким способом (кроме шехиты) умертвили животное - зарезали ножом, убили электрошоком или как-то иначе. А употребление в пищу невелы законом запрещается (отметим, кстати, что и неевреям разрешено умертвлять животное только способом шехиты).

Следовательно, шехита - процедура, которая превращает запрещенное - в разрешенное Творцом. Иначе говоря «пустота» в процессе шехиты начинает заполняться… Животное, материальный объект приобретает иное качество… Эта идея и перебрасывает мост от хуллин - к кодашим.

Основные темы трактата Хуллин - законы шехиты и кошерной пищи, запрет на смешение молочного с мясным. Рассматривается здесь и отношение к «царству животных», в том числе - заповедь, обуславливающая бережное обращение с птицей, высиживающей птенцов. И, конечно же, как обычно в Талмуде, попутно обсуждаются различные законы Устройства мира и поведения человека в нем.

В трактате - 12 глав, 142 листа.

Автор текста Элиягу Эссас

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Как рассказывать об акте вандализма антисемитов?


Поиск по сайту:


Война и мир по-палестински


Объявим войну детскому ожирению


Мане-Кац, художник из Кременчуга


Евреев пересчитывать нельзя?


Чем обусловлена «святость» евреев?


Что отдаляет от Истины?


Глаза — проводники сердец?


Открытое письмо Джорджу Бушу

New Page 1



 


 

Rambler's Top100


 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля