ЭКЕВ 
"ЭКЕВ"
ЭКЕВ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"ЭКЕВ"

Август 21, 2019   19 Ав 5779

До субботы - 3 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(30.09 - 1.10.19)
Йом Кипур
10 Тишри
(09.10.19)
Суккот
15-21 Тишри
(14 - 20.10.19)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(21.10.19)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(21 - 22.10.19)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(23.12 - 30.12.19)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(7.01.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(10.02.20)
Пурим
14 Адара
(10.03.20)
в Иерусалиме -
15 Адара
(11.03.19)
Песах
15-21 Нисана
(09.04 - 15.04.20)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(09.04 - 16.04.20)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(21.04.20)
День памяти павших 
3 Ияра
(28.04.20)
День независимости Израиля
4 Ияра
(29.04.20)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(12.05.20)

День Иерусалима
28 Ияра
(22.05.20) 
Шавуот
6 Сивана
(22.05.20)
В диаспоре 6-7 Сивана
(29.05 - 30.05.20)
Девятое Ава
 9 Ава
(30.07.20)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Хуллин



Трактат Хуллин

Лист 69

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать положения первой Мишны четвертой главы трактата (см. на сайте обзор листа 68). В ней рассматриваются особые, неординарные ситуации. Речь, в частности, идет о шехите (когда животное режут предусмотренным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), которую делают беременной самке, представительнице крупного или мелкого рогатого скота, в момент, когда она собирается произвести на свет детеныша.

Мишна моделирует возможные случаи и приводит решения, как следует поступать при том или ином варианте развития событий.

На нашем листе анализируется заключительная часть Мишны - пожалуй, наиболее сложная. Ибо далеко не все здесь так очевидно, как в предыдущих, уже рассмотренных пунктах (см. там же).

Итак, наша Мишна в своей второй части устанавливает, повторим, такие правила:

Если некто разрезал плод в утробе матери, и плод, и поврежденная часть разрешены для еды.

Если отрезал - почку или селезенку, есть эти органы запрещено.

Любой орган, отрезанный у плода в чреве матери в еду запрещен. Если же (в той же ситуации) сделан только разрез любого органа, есть все мясо (включая и разрезанную часть) детеныша - можно.

Что это значит?

Учителя воспроизводят модели конкретных, встречающихся в жизни ситуаций, исследуют их и по каждому случаю выносят решения.

Допустим, у коровы начались роды, но протекают они не обычным путем, а с какой-то серьезной патологией. И вот человек засунул руку с ножом в утробу «роженицы», отрезал теленку ногу и, оставив эту ногу в чреве, сделал корове шехиту.

Как поступить в данном случае? Можно ли есть мясо теленка?

Исследовав «модель», Талмуд приходит к выводу, что мясо теленка, включая и отрезанную ногу, годится для употребления в пищу.

Здесь следует отметить, что, анализируя эту часть Мишны, Учителя в своих логических построениях исходят, по сути, из двух основополагающих в этой области законов Торы. Первый - запрет на употребление в пищу части от живого животного. Этот запрет, кстати сказать, действителен для всех людей на земле - евреев и неевреев. Второй - данное Торой определение, что такое невела (по существу - падаль, мясо мертвого животного, есть которое нельзя). Поэтому-то Мишна и приводит конкретный пример: отрезанная от плода почка или селезенка. Без этих органов животное способно функционировать. А поскольку оно продолжает жить, то не может считаться невелой, и его мясо годится для употребления в пищу. Все мясо, кроме означенной почки или селезенки, это - «часть от живого», на использование которой в еду наложен строжайший запрет.

Рассмотрев конкретные установления Мишнв, касающиеся особых случаев, Талмуд возвращается к общему положению, дозволяющему есть мясо плода в чреве матери, и ищет подтверждение этому в Торе.

Приводится цитата: «И всякое животное с раздвоенными копытами и отрыгивающее жвачку в животном - его ешьте» (Дварим, гл. 14, ст. 6).

Талмуд констатирует, что слова «животное... в животном» и есть прямое указание на то, употреблять в пищу мясо плода, находящегося в утробе самки, которой сделали шехиту - разрешается.

Анализируя эту фразу из Торы, Учителя внимательно исследуют употребление в ней каждого слова.

Сказано: «...всякое животное» (в оригинале на иврите «всякое» - коль). Это слово - «все, всякое», - говорят Учителя, - подразумевает и плод, находящийся в чреве матери. И выражение «все» можно было понять так: «всякое животное и все что в нем». То есть тогда получается, что и отрезанную почку, к примеру, тоже разрешается есть, что противоречит закону Торы - «не ешьте от живого».

Так как же понимать приведенную фразу?

Для того, чтобы исключить подобную трактовку, - подчеркивает Талмуд, - в ней сказано: «его ешьте». Местоимение «его» в данном случае указывает на цельность «объекта». И это означает, что целиком плод разрешен для употребления в пищу, а на оделенные от него части данное установление не распространяется.

Учителя задаются вопросом: на какой стадии развития плода разрешается есть его мясо?

Ответ на него прочитывается в этой же фразе из Торы.

Фиксируя внимание на слове «все, всякий», люди могут ошибочно подумать, что речь идет о зародыше на любой стадии его формирования, - говорят Учителя. - Но Тора подчеркивает: «с раздвоенными копытами». И это означает, что имеется в виду плод, у которого уже есть все необходимые признаки кошерного животного, то есть на сроке, когда он уже может появиться на свет и будет жизнеспособен.

Автор текста Ханох Лернер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 70

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать неординарные ситуации, связанные с появлением на свет детеныша крупного или мелкого рогатого скота.

Речь, в частности, идет о первенце, который по закону Торы в обычных обстоятельствах имеет особый статус - он служит объектом приношения в Храме. Однако здесь Талмуд рассматривает встречающиеся порой нарушения естественного развития событий, когда роды самки затруднены, и она, чтобы произвести плод на свет и остаться при этом невредимой, нуждается в помощи человека.

В Мишне по этому поводу сказано:

Если роды самки, которая производит на свет первенца, затруднены (и нет способа спасти жизнь детеныша), разрешается одну за другой отрезать появляющиеся из ее чрева части плода. Эти части используют на корм собакам.

Если же большая часть плода первенца появилась наружу, а потом обнаруживается что самка не в состоянии разродиться самостоятельно, эту большую часть тоже можно отрезать. Но тогда кормить собак мясом этого плода запрещено. Погибший плод следует захоронить.

При этом следующий рожденный этой же особью детеныш не будет считаться первенцем

Талмуд приступает к анализу установлений Мишны. И в первую очередь, уточняет «исходные» ее положений.

Разговор, в сущности, ведется, - отмечают Учителя, - о таких патологиях при родах, когда жизни самки угрожает серьезная опасность. И человек должен сделать все возможное, чтобы она осталась в живых.

Почему в первом случае мясом плода разрешается кормить собак, а во втором его туша подлежит захоронению? - спрашивает Талмуд. - Что это означает?

И объясняет: речь, по сути, идет о приобретении плодом статуса первенца.

Появившиеся из материнской утробы части плода не приобретают статус первенца. Для питания человека они не годятся, но могут быть, как указывает Мишна, использованы для других целей (здесь в качестве примера сказано - «как пища для собак»). Если же мы говорим о большей части тела животного, то она, не будучи кошерной, все же расценивается, как целое. И поэтому приобретает статус первенца. А, следовательно, поскольку первенец изначально считается посвященным Храму, к его останкам - особое отношение. Их полагается захоронить, ибо человек не вправе извлечь для себя из того, что посвящено Храму, какую бы то ни было выгоду (кормление собак, разумеется - тоже считается способом использования).

Впрочем, некоторые Учителя усматривают в этом вопросе иную грань Истины.

Даже в случае, когда рождающемуся при патологических обстоятельствах плоду отрезают часть за частью, но не отдают их собакам сразу же, складывают в какое-то определенное место, так, что постепенно отдельные части образуют целое, останки плода уже не подлежат использованию - их необходимо захоронить.

Именно эта позиция включена Рамбамом (раби Моше бен Маймон, великий Учитель, Испания - Египет, 12 век) в составленный им Кодекс еврейских законов (раздел законов о первенцах, гл. 4, параграф 14).

Талмуд выдвигает на обсуждение вопрос: следующий плод той же самки не будет считаться первенцем в обоих отмеченных в Мишне случаях, или же это касается лишь ситуации, когда его останки преданы земле?

Учителя углубляются в изучение различных определяющих факторов.

Новый детеныш этой самки уже не будет фигурировать в качестве первенца, - говорит Раши (раби Моше бен Маймон, великий Учитель, Испания - Египет, 12 век), - независимо от того, как именно действовал человек, спасая ей жизнь при первых родах. То есть в обоих отмеченных Мишной случаях считается, что она, согласно терминологии Талмуда, «освободилась от первенца».

Однако Рамбам и здесь открывает иную грань Истины.

«Освобождение от первенца», - подчеркивает он, проведя собственное исследование, - происходит лишь в случае, описанном во второй части Мишны. Если же плод извлекался из материнского чрева небольшими частями, и их тут же бросали собакам, следующий плод этой самки будет считаться первенцем, со всеми вытекающими отсюда последствиями. То есть он будет объектом приношения в Храме…

Автор текста Ханох Лернер

 

Трактат Хуллин

Лист 71

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать нетривиальные ситуации, связанные с появлением на свет детеныша крупного или мелкого рогатого скота.

Речь в данном случае идет о вероятности «заражения» человека тумой (духовной нечистотой; подробнее - см. на сайте обзор недельной главы Тазрия, первый годовой цикл) в случае, если он прикоснулся к погибшему в утробе самки плоду.

В Мишне читаем:

Если (к примеру) пастух дотронулся рукой до погибшего в чреве матери плода скотины, он (пастух) остается таѓор (духовно чистым). Не зависимо от того, (какое животное подвергалось проверке) кошерное (скажем, корова или овца) или - не кошерное (допустим, ослица или лошадь).

Раби Йоси а-Галили (великий Учитель Мишны, 2-й век) усматривает в данном вопросе иную грань Истины.

Если самка принадлежит к отряду кошерных животных, - говорит он, - пастух остается таѓор, если она относится к некошерным животным, пастух становится таме (духовно нечистым).

Талмуд приступает к исследованию положений Мишны.

Вопрос, получает ли пастух некую «порцию» тумы в предложенных Мишной обстоятельствах, - отмечают Учителя, - сводится, по сути, к тому, следует ли считать погибший плод кошерного или некошерного животного - невелой (падалью, запрещенной для употребления в пищу и обладающей способностью «впитывать» туму). Поэтому и решать означенную проблему надо на основании существующих законов невелы.

Талмуд возвращается к первой Мишне рассматриваемой главы трактата, в которой сказано, что, если беременной самке сделали шехиту (когда животное режут предусмотренным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), ее сформировавшийся плод без шехиты будет пригоден в пищу (см. на сайте обзор листа 68). Но ведь при шехите, детеныш, лишенный необходимого для его жизнедеятельности питания, тоже погибает, - отмечают Учителя. - И невелой при этом, как очевидно, не становится. Значит, и в данном, описанном в Мишне случае, он не будет невелой, - заключает Талмуд. И, применяя метод исследования текстов Торы, известный под названием каль ва хомер (то есть от простого - к сложному: если в одном, более сложном случае дело обстоит так-то и так-то, то в другом, более простом - тем более), приходит к такому выводу. Если мясо детеныша, найденного после шехиты в утробе самки, годится даже в пищу, прикосновение к тушке такого детеныша (когда его мать жива, и о возможности его использования в пищу речь вообще не идет), не причинит вред пастуху. Иными словами он, этот пастух, не будет таме. Ибо плод в материнском чреве не принимает и не передает туму.

Но это, выходит, относится лишь к породам кошерных животных. Почему же Мишна указывает, что пастух не получит туму даже в том случае, если прикоснулся к погибшему плоду в утробе некошерной особи?

Здесь за основу логического построения Учителя Мишны берут цитату из Торы: «Если умрет из скотины, (в том числе той) которая будет (предназначаться) для употребления в пищу, всякий, кто коснется невилы, станет таме (духовно нечистым) до вечера» (Ваикра, гл. 11, ст. 39). И исследуют ее методом акаша (тождества; один из 13-ти способов исследования текста Торы, полученные при даровании Торы у горы Синай).

Понятие «скотина», - объясняет Талмуд, - включает в себя и «нечистых», то есть - некошерных, животных. А на кошерных прямо указывают слова - «которые предназначаются в пищу». Иначе говоря, сама Тора как бы приравнивает состояние кошерных и некошерных животных в духовной «нечистоте». Но тогда одинаково следует относиться и к их детенышам в материнской утробе. Если погибший в чреве кошерной самки плод не считается невелой, не будет невелой и плод, погибший в чреве «нечистой» особи. И, стало быть, прикоснувшийся к нему человек остается таѓор.

На чем же тогда базируются выводы раби Йоси а-Галили?

Талмуд изучает позицию великого Учителя Мишны и приходит к заключению, что раби Йоси а Галили изучил другой фрагмент Торы, где сказано: «…коснувшийся любой вещи таме или невелы животного таме или невелы некошерной скотины, будет таме…» (Ваикра, гл. 5, ст. 2).

Прежде всего, раби Йоси выясняет, зачем Тора подчеркивает - «невелы некошерной скотины». И говорит, что здесь имеется в виду ее плод. А затем, исследует фразу методом каль ва-хомер. Результат получается такой. Шехиты беременной особи кошерного вида достаточно, чтобы разрешить использовать в пищу мясо ее сформировавшегося плода. Следовательно, этот плод - не невела, и прикосновение к нему не делает человека таме. Если же речь идет о плоде некошерной особи, даже если сделать ей шехиту, ее детеныш от этого не станет пригодным для употребления в пищу. И это означает, что этот плод обладает способностью принимать и распространять туму.

Автор текста Ханох Лернер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 72

На нашем листе Талмуд, продолжая обсуждать особые ситуации, связанные с появлением на свет детеныша крупного или мелкого рогатого скота, углубляется в исследование проблем духовной чистоты и нечистоты.

Талмуд в очередной раз подчеркивает, что человек отличается от животного более высокой организацией разума и наличием свободы воли, дарованной ему Всевышним. При этом основные «параметры» строения тела, устройства организма и функционирование отдельных органов у человека и животного, практически - тождественны. Поэтому Талмуд, чтобы в процессе анализа проблем, затронутых на предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 71), приблизиться к Истине, изучает аналогичные ситуации из жизни человека.

Вопрос на нашем листе ставится так: получает ли акушерка порцию тумы (духовной нечистоты; подробнее - см. на сайте обзор недельной главы Тазрия, первый годовой цикл), коснувшись в материнском чреве тела погибшего плода?

В Мишне по этому поводу сказано:

Если акушерка дотронулась рукой до погибшего в чреве матери плода, она становится таме (духовно нечистой).

Сама же беременная женщина до тех пор, пока погибший плод находится внутри нее, остается таѓор (духовно чиста; см. там же).

Исследуя содержание Мишны, Талмуд, в первую очередь, отмечает, что акушерка, в означенных в Мишне обстоятельствах, получает высокий уровень тумы, такой же, как при «излучении» тумы любым мертвым телом. И пребывает в состоянии таме в течение семи дней. Весь этот период она не имеет права входить в Храм и дотрагиваться до посвященных Храму вещей. А для того, чтобы очиститься от этой тумы, на третий день нечистоты она должна пройти процедуру очищения. Во время этой процедуры человека в состоянии таме окропляют водой, смешанной с пеплом рыжей коровы (см. об этом на сайте в обзоре недельной главы Хукат, первый годовой цикл, а также в обзоре листа 14 трактата Йома). Далее, по истечению семи дней ей следует завершить процесс очищения, окунувшись в микву (специальный бассейн для духовного очищения). С этого момента она возвращается в состояние таѓор.

Можно ли выведенный в этой Мишне закон применить к ситуации, в которой оказывается пастух, коснувшись погибшего в чреве самки детеныша, скажем, коровы? - спрашивает Талмуд.

И проанализировав некоторые особенности детородных органов человека и животного, отвергает такую возможность.

Дело в том, - объясняют Учителя, - что и погибший плод защищен от тумы лишь чревом матери. То есть в чреве погибший плод, по закону Торы, считается таѓор. Но как только его голова оказалась за пределами утробы, погибший плод обретает способность принимать и передавать духовную нечистоту.

В доказательство Талмуд приводит цитату из Торы: «И всякий, кто прикоснется в поле к убитому мечом или мертвому… нечист будет семь дней» (Бамидбар, гл. 19, ст. 16).

Сказано - «в поле», - подчеркивают Учителя. - То есть в открытом месте.

Но почему же тогда считается, что акушерка, дотронувшись до него, получает достаточно «мощный заряд» тумы, а пастух (как сказано в предыдущей Мишне - см. на сайте обзор листа 71) остается - таѓор?

Это обусловлено разницей в физическом строении человека и животного, - уточняет Талмуд.

Ребенок, покинув материнское чрево, прежде чем появиться на свет проходит родовые пути. Поэтому акушерка, нащупав головку рождающегося ребенка, не всегда может понять, находится ли она все еще в материнской утробе, или вышла за ее пределы и пребывает в родовых путях. И вот для того, чтобы оградить людей от подобных ошибок, наши Учителя вынесли постановление: если органы ребенка перестали функционировать, акушерка, дотронувшись до него, получает порцию тумы.

Детеныш животного появляется на свет непосредственно из материнского чрева. Поэтому пастух, коснувшийся его тела в утробе самки, ничем не рискует. Ошибка здесь исключена. Как только голова показалась из чрева (детеныш в этой ситуации считается рожденным - см. на сайте обзор листа 68), он не может не заметить этого.

Данное исследование объясняет, почему женщина, в чреве которой погиб ребенок остается в состоянии таѓор. Ведь она чувствует собственного ребенка, знает, что с ним происходит, и ей точно известно, с какого момента она становится таме.

Автор текста Ханох Лернер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 73

На нашем листе Талмуд продолжает моделировать и обсуждать различные ситуации, связанные с появлением на свет детеныша крупного или мелкого рогатого скота (см. на сайте обзоры листов 68, 69, 70, 71 и 72).

В качестве некой «точки отсчета» здесь приводится закон, регламентирующий конкретные обстоятельства. Беременной самке животного, которая испытывает затруднения при родах, собираются сделать шехиту (когда животное режут оговоренным в Торе, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин). И вот, еще до того, как шохет (специалист, осуществляющий шехиту - см. на сайте обзор листа 2) приступил к своим обязанностям, наружу показалась какая-либо часть плода. Ее, эту часть, согласно установленным правилам, можно отрезать. При этом отрезанная часть способна принимать и распространять туму, оставшаяся же в материнском чреве часть плода считается таѓор (значение терминов - см. на сайте обзор недельной главы Тазрия, первый годовой цикл).

Талмуд выдвигает на обсуждение вопрос: как расценивать ситуацию, когда какая-либо часть животного появилась в поле зрения из материнского чрева - после шехиты?

В Мишне по этому поводу дается такой текст:

Если у самки - трудные роды, и еще до шехиты наружу показалась нога (или какая-либо другая часть, кроме головы - см. на сайте обзор листа 68) детеныша, и ее отрезали, эта нога принимает и передает туму, остальная часть плода - таѓор.

Если нога появилась после шехиты и не убралась обратно в материнскую утробу, - говорит раби Меир (один из крупнейших Учителей Мишны, 2-й век), - плоть детеныша в чреве самки (включая на какой-то момент показавшуюся ногу) становится таме (духовно нечистой).

Талмуд, анализируя содержание Мишны, подчеркивает, что плод остается таѓор, пока самка - жива. Ведь живая скотина туму не «впитывает».

Даже если плод погибает в утробе матери, - говорят Учителя эпохи Тосафот (Франция, Германия, 12-13 вв.), - с точки зрения его духовной чистоты, он как бы все равно остается живым, ибо нечистоту не принимает.

Однако тут возникает весьма интересный вопрос: почему же после шехиты плоть детеныша становится таме? Ведь речь в данном случае идет об особой процедуре, которая возвышает материальный объект (см. на сайте Введение в трактат Хуллин). Кроме того, шехита, сделанная матери, дает возможность использовать мясо сформировавшегося (см. на сайте заключительную часть обзора листа 69) плода в пищу.

Сама по себе шехита, сделанная беременной самке, действительно, не может понизить духовный уровень плоти детеныша, а тем более - превратить ее в невелу (падаль, пропитанную духовной нечистотой), - дают разъяснение Учителя. - Дело тут - совсем в другом. В том, в частности, что после шехиты у детеныша отрезают ногу. Именно этот акт часть плода, а вместе с тем и весь плод - в трефу (образно выражаясь, лишает детеныша, если бы он был жив, жизнеспособности - см. на сайте, к примеру, обзор листа 42). А, следовательно, его мясо не годится в пищу и обретает способность принимать и распространять туму.

Шехита, безусловно - процедура, теснейшим образом связанная с духовными мирами, - подчеркивает Талмуд. - Но лишь в том случае, когда она осуществлена при полном соблюдении всех установленных для этого правил (чтобы получить представление хотя бы об основных сложностях реализации процедуры шехиты - см. на сайте, к примеру, обзор листа 2).

Или, допустим, шехита сделана животному, которое оказалось трефой (о признаках трефы - см. на сайте обзор листа 42). Даже точность при проведении процедуры тут не помогает - мясо такого животного все равно не годится для употребления в пищу.

Впрочем, некоторые Учителя, не опровергая приведенные здесь доводы, все же усматривают в основном вопросе иную грань Истины.

В самом деле, отрезанная после шехиты нога детеныша считается трефой, - говорят они. - И есть мясо на ней человеку нельзя. Но если рассматривать положение вещей с точки зрения духовной чистоты, мы должны констатировать, что все тело детеныша останется, тем не менее - таѓор. Ибо процедура шехиты - очищает.

Шехита очищает тело беременной особи, - возражает раби Меир. - И это отнюдь не означает, что такое же воздействие она оказывает и на тело детеныша.

Дальнейший ход этой дискуссии переносится на следующий лист…

Автор текста Ханох Лернер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 74

Итак, на предыдущем листе Талмуд рассматривал ситуацию, когда беременная самка в силу каких-либо серьезных развившихся в ней патологий испытывает затруднения при родах. И вот, когда ей уже собираются сделать шехиту (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), из ее чрева снаружи появляется нога детеныша. Известно, что в случае, если такое развитие событий угрожает жизни особи-матери, эту ногу могут отрезать. И Талмуд занимается исследованием вопросов кошерности плода (см. на сайте, к примеру, обзор листа 68) и его духовной чистоты (см. на сайте обзоры листов 70, 71 и 72).

Обсудив различные аспекты подобных случаев, Учителя выдвигают идею, согласно которой процедура шехиты способна очищать и сделать так, что, допустим, трефа (см. на сайте, к примеру, обзор листа 42) будет духовно чистой. И даже погибший плод после шехиты не будет иметь статус невелы (условно говоря - падали).

Эта мысль и стала на предыдущем листе предметом дискуссии (см. на сайте обзор листа 73), которая перенесена и на наш лист.

На чем основывается эта концепция? - спрашивает раби Меир (один из крупнейших Учителей Мишны, 2-й век). - Все как будто бы свидетельствует об обратном.

Взять, положим, мясо некошерных животных. Оно совершенно определенно для употребления в пищу - не пригодно. Таким животным вообще не делают шехиту. А если - сделать, мясо «нечистых» животных все равно от этого не станет кошерным, то есть - разрешенным для еды.

Так же - и трефа. Известно, что после шехиты тушу животного положено тщательнейшим образом обследовать. И если в ней найдено одно из восемнадцати отмеченных в Мишне повреждений (см. на сайте обзор листа 42), о котором не знали до шехиты, мясо этого животного объявляют трефой и есть строго-настрого - запрещают.

В доказательство своей точки зрения раби Меир цитирует: «…И всякий скот, у которого копыта раздвоены, но не расщеплены и который не отрыгивает жвачку - нечист для вас. Каждый, кто прикоснется к такому животному, будет - таме (духовно нечист: о значении понятий тума, таме, таѓор - см. на сайте обзор недельной главы Тазрия, первый годовой цикл)» (Ваикра, гл. 11, ст. 26).

То есть даже прикосновений к таким животным надо избегать. А уж о шехите вообще нет и речи.

Положение, раскрывающее глубокий смысл шехиты, - открывают иную грань Истины участвующие в дискуссии Учителя, отвечая раби Меиру, - ее способность духовно очищать трефу, невозможно логически вывести из законов о «нечистых» животных. Они изначально не годятся в пищу, а уж тем более - в статусе невелы. И ничем это не исправишь. Поэтому здесь нужен другой подход - исследование различных состояний кошерных животных, пород, которые самим Творцом определены человеку для еды. И особо пристального внимания заслуживают тут особи, которые на каком-то жизненном этапе, получив, например, серьезную травму, квалифицируются как трефа. То есть, если бы этому животному сделали шехиту, до того, как оно приобрело «фатальный» физический дефект или - до тяжелой болезни, его мясо было бы признано кошерным, пригодным в пищу.

Но разве это доказательство, что шехита может сделать из «трефы» - «кошер»? - спрашивает раби Меир.

Никто и не говорит о ее пригодности в пищу человеку, - парируют Учителя. - Но от тумы, в отличие от невелы, туша кошерного животного шехитой - очищается.

Другой вопрос: может ли шехита очистить детеныша кошерной особи от тумы, если он еще до появления на свет стал трефой, и не было у него периода «пригодности в пищу»?

Нет, не может, - говорит раби Меир. - И, прежде всего, потому, что детенышу, извлеченному из чрева матери после того, как беременной, так и не родившей самостоятельно особи сделали шехиту, отдельную шехиту не производят. И это так, даже если детеныша достали живым, но он - недоношенный, и беременная особь существенно не доносила его до положенного срока. Ибо практика показывает, что в большинстве случаев такой недоношенный детеныш - не жизнеспособен. А, значит, его следует считать трефой.

Иная ситуация, - подчеркивает раби Меир, - когда, положим, теленка, помогая корове разродиться, вытащили из материнского чрева до шехиты, то есть мать в этот момент была жива. И он извлечен почти доношенным. Тогда ему нужно сделать шехиту. Даже если при извлечении ему нанесли травму. А до этого он был цел и невредим.

Другие Учителя и здесь усматривают иную грань Истины.

Шехиту делают детенышу кошерной особи лишь в том случае, - говорят они, - когда он появился на свет при жизни матери естественным образом, то есть - родился сам.

 

Автор текста Ханох Лернер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 75

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать различные проблемы, возникающие, когда шехиту (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом - см. на сайте Введение в трактат Хуллин) делают беременной самке, особи крупного или мелкого рогатого скота, и ее детеныш все еще находится в материнском чреве. В предыдущих обзорах нашей главы мы уже рассматривали различные аспекты этой темы (см. на сайте обзоры листов 68, 69, 70, 71, 72 , 73 и 74). Теперь Талмуд концентрирует внимание на сроке развития плода и рассматривает вопрос, как влияет внутриутробный «возраст» и состояние еще не родившегося детеныша на его кошерность, то есть - на пригодность в пищу.

Анализируется ситуация, когда в чреве самки после шехиты обнаружен плод 8-ми или 9-ти месяцев внутриутробного развития, иначе говоря - сформировавшийся плод, у которого есть все признаки кошерности животного данного вида.

В Мишне нашего листа читаем:

Если после шехиты в утробе скотины найден восьмимесячный плод - живой или мертвый, или - девятимесячный, уже погибший, его нужно резать.

Если девятимесячный плод после шехиты самке найден в ее утробе живым, требуется сделать ему шехиту (чтобы можно было использовать его в пищу).

Такова позиция составителя Мишны - раби Меира (один из крупнейших Учителей Мишны, 2-й век). Однако другие Учителя открывают в этом вопросе иную грань Истины.

Пока плод (сам) не родился, - говорят они, - (для того, чтобы стать пригодным для еды) в шехите он не нуждается. Шехита матери очищает его (то есть - делает его мясо пригодным в пищу)…

Учителя приступают к анализу текста первой части Мишны.- о восьмимесячном плоде. И приводят цитату из Торы: «…Всякая скотина с раздвоенным копытом… в скотине - ее ешьте» (Дварим, гл. 14, ст. 6).

Речь здесь идет, как очевидно, о плоде кошерной самки, который в рекомендации Торы как бы объединен со своей матерью, составляя с ней единое целое. И поскольку он на этом этапе (находясь в ее утробе) считается частью ее организма, в шехите он не нуждается.

Но почему написано - «его нужно резать»? Что это означает?

Талмуд сообщает, что если бы здесь говорилось о шехите, так и было бы сказано - «ему нужна шехита». Тут разговор - о другом. О том, что кровь найденного в чреве матери, так же, как и кровь любого кошерного животного, в пищу запрещена. И поэтому необходимо сделать разрез, чтобы слить ее из сосудов детеныша.

Попутно Учителя, внимательно изучив ситуацию, отмечают, что жир, покрывающий почки и другие внутренние органы плода (на иврите - хелев), в отличие от хелева самостоятельно родившихся детенышей и взрослых особей (их внутренней жир в пищу запрещен), разрешается есть.

Талмуд выводит это правило методом «исключения», - объясняет Раши (раби Моше бен Маймон, великий Учитель, Испания - Египет, 12 век). - В Торе, в отрывке, где даются указания по поводу приношений в Храме сказано: «Две почки и хелев на них отделите…» (Ваикра, гл. 7, ст. 4). Обычно внутренний жир пригодного и предназначенного для приношения животного полагалось воскуривать на мизбеахе (в условном переводе - «жертвенник»). Но поскольку плод, найденный в чреве матери, в принципе не может стать объектом приношения в Храме и жир его не подлежит воскуриванию на мизбеахе, Талмуд делает вывод, что этот жир разрешается использовать в пищу.

По некоторым причинам он просто не попадает в категорию, обозначенную общим понятием «хелев», - уточняют Учителя.

Следует иметь в виду, что мы даем здесь весьма схематичное разъяснение проблемы. На самом же деле, чтобы выяснить это, Талмуд проводит глубокое и тонкое исследование цитаты из Торы и обозначенных в ней обстоятельств. Настолько тонкое, что проследить ход логических построений может лишь человек, имеющий большой опыт изучения текстов Талмуда в оригинале.

Но вернемся к проблемам, которые рассматриваются на нашем листе.

Талмуд обсуждает вторую часть Мишны, в которой (см. выше) говорится о плоде на девятимесячном сроке развития, найденном в материнской утробе.

Почему, согласно точке зрения раби Меира, ему требуется шехита? - спрашивают Учителя. - Ведь и этот плод еще не отделен от организма матери и является как бы ее частью. И, следовательно, сделанная ей шехита, позволяет употреблять в пищу и мясо детеныша. Тем более, что существует установленное Торой правило: в один день шехиту матери и ее детенышу - не производят. Как сказано: «…Ей и сыну ее не делайте шехиту в один день» (Ваикра, гл. 22, ст. 25).

Когда плод сформировался в утробе матери окончательно, он становится самостоятельным животным, - разъясняет свою позицию раби Меир. - Поэтому он и нуждается в отдельной шехите. Которую, кстати сказать, не обязательно делать в тот же день, если он найден, как подчеркивается в Мишне, живым и вполне жизнеспособным.

Отметим, что ѓалаха (еврейский практический закон) следует в этом вопросе точке зрения Учителей и устанавливает, что даже полностью сформировавшемуся плоду, обнаруженному в утробе самки, которой сделали шехиту, отдельная шехита не нужна.

Учителя моделируют такую ситуацию: беременная особь убита не по правилам шехиты, а в чреве ее найден живой плод на сроке девять месяцев. Спрашивается, как поступать в таком случае.

При таких обстоятельствах детенышу обязательно делают шехиту, - отвечает Талмуд.

 

Автор текста Ханох Лернер

 



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81
82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141
142

New Page 5

ВВЕДЕНИЕ

Наш трактат - третий в разделе Кодашим. В разделе, который, как уже говорилось во Введении к первому трактату раздела - Зевахим (см. на сайте Введение к трактату Зевахим), посвящен обсуждению одной из центральных тем в Торе. Это - тема взаимоотношений человека с Творцом, которые находят свое выражение в приношениях (когда человек что-то отдает, посвящая часть своей собственности Всевышнему) в Храме.

В свете только что сказанного, включение трактата Хуллин в раздел Кодашим может показаться несколько странным. Ведь главная тема этого трактата - шехита (когда кошерных животных режут безболезненным способом, детально описанным в Торе). Более того, речь в нашем трактате идет не о процедуре приношения в Храме, но - о принципах, обуславливающих употребление мясо кошерных животных в пищу. Почему же тогда этот трактат оказался в разделе Кодашим?

Чтобы найти подходы к ответу на этот вопрос, внимательней всмотримся в название трактата.

Слово хуллин - производное от корня халал, который состоит из ивритских букв хет, ламед, ламед и означает - «абсолютная, незаполненная пустота». В текстах Танаха часто встречаются образованные от этого корня глаголы, которые переводятся так: «перестать быть кодеш», «оказаться вне состояния одухотворенности» (утратить насыщенность духовной энергией).

Конкретное значение слова хуллин - «низменные (лишенные духовности) объекты». Буквально - полная противоположность понятию кодашим (духовно возвышенные объекты).

Но это, казалось бы, запутывает нас еще больше. И нам еще труднее понять, зачем трактат Хуллин помещен в раздел Кодашим?

Попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны.

Центральная, сквозная тема нашего трактата, как уже говорилось - шехита. Только процесс шехиты позволяет еврею использовать в пищу мясо животного. Ведь в принципе, в идеале, до Всемирного Потопа, в пищу человеку предназначались продукты растительного происхождения. Мясо животных разрешено было есть только для того, чтобы усилить человеческий потенциал в его постижении Устройства мира. Ибо речь уже идет о слабом «послепотопном» человеке, который утратил прямую традицию от Адама и других великих людей десяти поколений от Адама до Ноаха.

Однако, позволив человеку есть мясо животных (то есть - разрешив отнимать у животных жизнь), Творец не отменил свое повеление - не проявлять жестокость к Его созданиям. Из этого повеления и проистекает особый наказ о процедуре шехиты. Без шехиты мясо животного считается невела, независимо от того, каким способом (кроме шехиты) умертвили животное - зарезали ножом, убили электрошоком или как-то иначе. А употребление в пищу невелы законом запрещается (отметим, кстати, что и неевреям разрешено умертвлять животное только способом шехиты).

Следовательно, шехита - процедура, которая превращает запрещенное - в разрешенное Творцом. Иначе говоря «пустота» в процессе шехиты начинает заполняться… Животное, материальный объект приобретает иное качество… Эта идея и перебрасывает мост от хуллин - к кодашим.

Основные темы трактата Хуллин - законы шехиты и кошерной пищи, запрет на смешение молочного с мясным. Рассматривается здесь и отношение к «царству животных», в том числе - заповедь, обуславливающая бережное обращение с птицей, высиживающей птенцов. И, конечно же, как обычно в Талмуде, попутно обсуждаются различные законы Устройства мира и поведения человека в нем.

В трактате - 12 глав, 142 листа.

Автор текста Элиягу Эссас

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Карьерный и профессиональный рост в жизни еврея не играет роли?


Поиск по сайту:


Цель оправдывает средства?..


Ребенок знает, что — полезно


Откуда обычай читать маарив?


Теологические мотивы борьбы


Яаков — повторение Адама?


В чем суть трудотерапии?


Десять запретов в отношениях


Страх, трансформированный в любовь

New Page 1



 


 

Rambler's Top100


 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля