БАМИДБАР 
"БАМИДБАР"
БАМИДБАР 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"БАМИДБАР"

Май 27, 2019   22 Ияр 5779

До субботы - 5 дней

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 

Лаг ба Омер
18 Ияра
(23.05.19)

День Иерусалима
28 Ияра
(02.06.19) 
Шавуот
6 Сивана
(09.06.19)
В диаспоре 6-7 Сивана
(09.06 - 10.06.19)
Девятое Ава
 9 Ава
(11.08.19)
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(30.09 - 1.10.19)
Йом Кипур
10 Тишри
(09.10.19)
Суккот
15-21 Тишри
(14 - 20.10.19)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(21.10.19)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(21 - 22.10.19)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(23.12 - 30.12.19)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(7.01.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(10.02.20)
Пурим
14 Адара
(10.03.20)
в Иерусалиме -
15 Адара
(11.03.19)
Песах
15-21 Нисана
(09.04 - 15.04.20)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(09.04 - 16.04.20)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(21.04.20)
День памяти павших 
3 Ияра
(28.04.20)
День независимости Израиля
4 Ияра
(29.04.20)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Хуллин



Трактат Хуллин

Лист 48

На нашем листе Талмуд, обсуждая Мишну (в ней, напомним, дан список повреждений, найденных в туше животных, которые делают мясо животного трефой, непригодным для употребления в пищу - см. на сайте обзор листа 42), продолжает рассматривать виды патологического состояния легких (см. на сайте обзор листа 47).

Если при тщательной проверке туши животного после шехиты (значение термина - см. на сайте Введение в трактат Хуллин), - говорит рав Нахман (великий Учитель Талмуда в Вавилоне, 3-й век), - обнаруживается, что его легкие прикреплены к ребрам, это, само по себе, еще не делает мясо трефным. Но если в месте прикрепления образовался нарост, есть опасения, что мясо этого животного в пищу не годится.

Мар Иегуда, изучив точку зрения Абили, открывает в этом вопросе иную грань Истины.

Если легкие животного примыкают к ребрам, - говорит он, - его мясо может оказаться некошерным, даже в том случае, когда никакого нароста в месте прикрепления нет.

Но как же определить, годится ли мясо такого животного для еды? - спрашивает Рава (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век).

И рассказывает, что Рабин, сын Шва рекомендовал такой способ. Острым лезвием ножа надо отделить легкие от ребер и тщательно осмотреть и ребра и легкие.

Повреждение на ребрах свидетельствует о том, что животное получило в это место удар, и можно считать, что легкие - целы, а значит мясо пригодно для употребления в пищу. Если же ребра - невредимы, приходится констатировать, что проблема - в легких. И тогда мясо животного - трефа. Даже если в месте прикрепления к ребрам они не пропускают воздух.

Рав Нехемия, сын рава Йосефа, в случае, когда обнаруживалась деформация ребер, считал нужным проверить и сами легкие. Для этого он надувал их, и если в процессе такой проверки из легких, в месте прикрепления к ребрам, вытекала жидкость, значит, мясо животного, скорее всего - трефа. Если жидкость при надувании не вытекала, можно с уверенностью констатировать, - говорил рав Нехемья, что мясо животного пригодно для употребления в пищу.

Если две доли легких соединились в одну, - уточняет Рава, - точно установить кошерность мяса нет никакой возможности.

Даже в этом случае легкие можно испытать надуванием, - говорит рав Нехемия, сын рава Йосефа.

Однако рав Аши видит в этом иную грань Истины.

Когда две доли легкого слились в одну, - отмечает он, - метод рава Нехемии не применим. Тут мы должны вынести решение о некошерности мяса животного. Ибо соединение двух долей - явный дефект, который приводит животное к гибели.

Даже если легкое пробито, в отдельных случаях мясо этого животного все равно можно есть, - говорит рав Маньюмей. - В частности, если свищ - небольшого размера, и ребро, к которому примыкает легкое, плотно закрывает его, мясо животного - не трефа. Потому что ребро становится как бы «пробкой» для легкого, и воздух из него не выходит.

В иной ситуации, когда свищ такого размера, что ребро не в состоянии его перекрыть, или же легкое неплотно присоединено к ребру, следует констатировать, что мясо этого животного - трефа (с таким свищом в легком животное долго не протянет). И употреблять это мясо в пищу не полагается.

В конце концов, Талмуд сообщает, что ѓалаха (еврейский практический закон) следует точке зрения раби Абили, который говорил, что в ситуации, когда легкое животного примыкает к ребрам, всегда существует опасение, что мясо такого животного - трефа.

В более поздние времена, как отмечают Учителя эпохи Тосафот (Франция, Германия, 12-13 вв.), при проверке туши животного после шехиты руководствовались таким правилом: если легкое животного примыкает к ребрам, его мясо - трефа. И не искали какие-либо другие, более точные признаки, а так же никакими особыми методами проверки не пользовались.

Это вполне объяснимо. Если уж есть опасение, что мясо кошерно зарезанного животного - трефа, лучше его не есть вовсе, чем использовать в пищу мясо «под подозрением», снять которое способен лишь специалист самой высокой квалификации…

Автор текста Барух Шнайдер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 49

На нашем листе Талмуд, по-прежнему обсуждает Мишну (в ней перечислены повреждения жизненно важных органов животного, которые делают его мясо трефой, то есть непригодным для употребления в пищу - см. на сайте обзор листа 42). И продолжает рассматривать виды «фатальных» для кошерности мяса патологий в легких животного (см. на сайте обзоры листов 47 и 48).

В Мишне, - подчеркивает Талмуд, - в частности, сказано: если у животного пробито легкое, его мясо - трефа. Есть его запрещается, независимо от размера и «географии» отверстия.

Однако раби Шимон (раби Шимон бар Йохай - великий Учитель Мишны, составитель книги Зоѓар; 2-й век) открывает в этом пункте иную грань Истины.

Сам факт, что легкое пробито, - говорит он, - еще не показатель некошерности мяса животного. Все зависит от величины и местонахождения отверстия. Если оно доходит до трахеи, мясо - трефа, если - нет, мясо животного пригодно для употребления в пищу.

О чем в связи с этим свидетельствует ѓалаха (еврейский практический закон)? Следует ли она позиции раби Шимона?

Талмуд рассказывает, что однажды в доме рава Ѓуны (великий Учитель Талмуда второго поколения, 3-й век) рав Аха (коллега рава Ѓуны) сказал, что ѓалаха в этом вопросе следует точке зрения раби Шимона. То есть в случае, если при проверке туши животного после шехиты (значение термина - см. на сайте Введение в трактат Хуллин) обнаружилось, что легкое животного пробито, но отверстие не достигает трахеи, мясо этого животного не объявляют трефным.

Однако раву Ѓуне говорили другое. От раби Малоха он слышал, что ѓалаха по поводу отверстий в легком следует позиции составителя Мишны. То есть любого отверстия в легком достаточно, чтобы мясо животного признать трефой.

Когда раби Зейра (один из крупнейших Учителей Талмуда третьего поколения; 3-й век), - сообщает Талмуд, - прибыл в Эрец Исраэль, встретил он там рава Биби. И рав Биби передал ему точку зрения раби Иегошуа бен Леви (великий Учитель Талмуда первого поколения; Эрец Исраэль, середина 3-го века), который говорил, что ѓалаха в точности совпадает с позицией раби Шимона…

Талмуд детально анализирует позиции названных здесь и других Учителей.

Не будем вникать в подробности этого анализа. И скажем лишь, что в результате Талмуд дает заключение, что в ѓалахе указывается: обнаружив в легком кошерно зарезанного животного отверстие, надо объявить его мясо трефой, без учета каких бы то ни было обстоятельств.

На этом Талмуд обсуждение касающегося легких пункта Мишны (см. на сайте обзор листа 42) заканчивает. И переходит к рассмотрению дефектов в пищеварительной системе кошерно зарезанного животного, которые могут стать причиной для объявления мяса этого животного - трефой.

Прежде всего, Талмуд, указывая на некоторые анатомические особенности, отмечает, что на желудке и тонком кишечнике животных есть жир, который в талмудической терминологии носит название - хелев. И напоминает, что хелев нельзя не только употреблять в пищу, но и использовать в каких-либо иных целях.

Этот запрет распространяется на все случаи жизни. Если животное становится объектом приношения в Храме, хелев полностью сжигают на мизбеахе (в условном переводе - «жертвенник»). Если животному делают шехиту в бытовых целях, предназначая его мясо для еды, хелев - выбрасывают.

И тот, кто игнорирует это непреложное правило, - подчеркивают Учителя, - получает суровое наказание Небес.

Однако раби Ишмаэль (великий Учитель Мишны, 2-й век) усматривает в этом вопросе иную грань Истины.

Слой жира, который непосредственно покрывает желудок животного, - говорил он, - разрешается есть и использовать его в бытовых целях (как мазь, например, или - средство для смазки).

Когда-то давно этим, выведенным раби Ишмаэлем правилом, - говорит раби Ошия, - руководствовались коэны (служители в Храме), используя хелев с желудка.

Талмуд, углубляясь в историю, проводит тщательное исследование этой версии. И обнаруживает, что раби Ишмаэль лишь цитировал точку зрения своих далеких предков. Сам же он запрещал любой вид употребления хелева, как с кишечника, так и с желудка. И коэны даже в глубокой древности не использовали хелев - ни для еды, ни для каких бы то ни было иных целей…

 

Автор текста Барух Шнайдер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 50

На нашем листе Талмуд, обсуждая Мишну, где перечислены повреждения жизненно важных органов животного, из-за которых его мясо может стать трефой, то есть непригодным для употребления в пищу (см. на сайте обзор листа 42), рассматривает различные ситуации, когда при осмотре туши животного после шехиты (значение термина - см. на сайте Введение в трактат Хуллин) в пищеварительном тракте обнаруживаются отверстия.

Если в кишках кошерно зарезанного животного найдено отверстие, - говорит рабан Шимон бен Гамлиэль (великий Учитель, глава Санѓедрина - Высшего Суда, 2-й век), но оно заполнено густой слизистой массой, мясо этого животного трефой не считается. Ибо это - «закрытое» повреждение. Такая «пробка», если бы животному не сделали шехиту, позволила бы ему, прожить еще достаточно долгое время (напомним общее правило: после проверки мясо кошерно зарезанного животного считается трефой, если в его туше находят повреждение, которое неминуемо привело бы это животное к гибели - см. на сайте обзор листа 42).

Изучив физиологические особенности органов пищеварения и их способность к функционированию в различных обстоятельствах, коллеги рабана Шимона бен Гамлиэля, в том числе - раби Аба и раби Зейра (великий Учитель Талмуда третьего поколения; 3-й век), пришли к тому же выводу. Если при осмотре туши животного выяснилось, что в одном из отделов его кишечника имеется отверстие, - констатируют они, - мясо его - кошерно, когда свищ затянут слизью, но если это - просто «дыра», мясо животного - трефа.

Талмуд подчеркивает, что ту же точку зрения высказывал и раби Йоханан (крупнейший амора, Учитель Талмуда в Эрец Исраэль, 3-й век). Однако ѓалаха (еврейский практический закон) этой позиции не следует и придерживается установления, выведенного в Мишне: если в каком-либо отделе кишечника зафиксировано отверстие, мясо этого животного - трефа. Независимо от того, заполнено оно густой слизистой массой или не заполнено.

Далее, в продолжение темы, Талмуд отмечает, что бывают случаи, когда отверстие в органах пищеварения возникает в процессе шехиты или после нее - при неаккуратном обращении с тушей животного.

Но как узнать, был у животного свищ в одном из отделов кишечника до шехиты или это - повреждение, нанесенное ему позднее?

В случае, когда по поводу момента образования отверстия в кишке животного возникают сомнения, - говорит раби Шими бен Хия, - надо рядом с первым проделать еще одно отверстие и сравнить цвет краев обоих свищей (края свежей раны должны быть красноватыми). Если по цвету они - схожи, значит, найденное отверстие, скорее всего, образовалось после шехиты. И тогда мясо животного - не трефа, и его можно разрешить для употребления в пищу. Если же специально проделанное отверстие по цвету отличается от обнаруженного при осмотре туши животного (скажем, оно оказалось гораздо бледнее, чем вновь образовавшееся, или - с синеватым оттенком), мясо такого животного следует признать трефой и есть его, соответственно - запрещается.

В связи с этим Талмуд рассказывает такую историю.

Однажды Раве (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век) принесли тушу животного, в одном из отделов кишечника которого после шехиты была найдена дыра. Чтобы дать заключение, можно ли есть мясо этого животного, Рава проделал рядом еще одно отверстие. И увидел, что оно - бледнее первого, которое было обнаружено изначально, при проверке.

По «букве закона» надо было объявить мясо - трефой. Рава совсем уж, было, собрался сказать об этом владельцу туши. Но тут пришел сын Равы, то же Учитель Талмуда - рав Мешаршия. Он несколько раз надавил на область проделанного отцом отверстия, и оно стало таким же красным, как первое. Это означало, что дырка появилась в кишках животного после шехиты. И мясо животного можно было признать кошерным.

Как ты догадался сделать это? - спросил у сына Рава, когда тушу унесли.

Это было несложно, - ответил рав Мешаршия. - Я просто представил себе, сколько рук прикасались к обнаруженному при осмотре отверстию, и подумал, что эти прикосновения могли изменить цвет его краев…

С тех пор рава Мешаршию стали считать большим специалистом в деле определения трефы, а его метод распространили и на проверки свищей, найденных и в других органах животных…

Автор текста Барух Шнайдер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 51

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать виды повреждений различных частей тела и органов животного, из-за которых его мясо может стать трефой, то есть непригодным для употребления в пищу (см. на сайте обзор листа 42). Рассматриваются, в частности, различные ситуации, возникающие, если животное упало с крыши.

В Мишне (лист 42; в нашем обзоре она приведена не полностью) говорится: если животное упало с крыши, всегда есть опасение, что его мясо стало трефой (то есть в его организме появился «дефект», способный привести это животное к неминуемой гибели - см. на сайте обзор листа 42). Попутно отметим, что внутренние переломы костей тоже могут стать причиной смерти животного.

Талмуд моделирует варианты обстоятельств.

Допустим, никто не видел, как животное падало с крыши. Но хозяин обнаружил, что оно лежит на земле. И сказали ему, что это самое животное какое-то время назад «разгуливало» по крыше. Как поступают в подобных случаях?

Казалось бы, ситуация - сомнительная. Однако рав Ѓуна (великий Учитель Талмуда второго поколения, 3-й век) не усматривает в ней ничего «подозрительного».

Если хозяин оставил животное на крыше, а потом увидел его на земле, - говорит он, - не следует опасаться, что оно переломало кости и объявлять, что его мясо будет трефой, поэтому, дескать, делать ему шехиту (значение термина - см. на сайте Введение в трактат Хуллин) бессмысленно.

Чтобы пояснить концепцию рава Ѓуны, Талмуд приводит конкретный случай из жизни.

Однажды, - рассказывает Талмуд, - ягненок Равины (редактор окончательного варианта Талмуда; конец 5-го века), находясь на крыше сарая, через дыру в покрытие увидел на полу сарая зерна ячменя. Через дыру в крыше он прыгнул вниз и упал на землю.

Равина не видел, как падал ягненок и засомневался, надо ли считать его - трефным. А чтобы разрешить свои сомнения, он отправился за советом к отцу, раву Аши (великий Учитель, редактор Вавилонского Талмуда, начало 5-го века).

Рав Аши выслушал сына и сказал:

- Если ты оставил ягненка на крыше, а нашел его на земле, не надо опасаться, что он переломал себе кости и думать, что он стал трефным

То есть полностью подтвердил позицию рава Ѓуны.

Опасения, что животное получило серьезные повреждения, - уточняет рав Аши, - возникают, когда, падая, оно зацепляется за выступы в стене. В нашем случае ягненок прыгнул через дыру, и не было повода заподозрить, что боками он зацепился за выступы…

В результате ягненок Равины не был признан трефой.

Рассказывает Талмуд и другую историю.

В аналогичную ситуацию попал ягненок рава Хавивы (спрыгнул вниз через дыру в крыше). Вскоре рав Хавива обнаружил, что этот ягненок приволакивает задние ноги. Пошел он посоветоваться с равом Йемаром.

Отметим попутно, что наши Учителя, как правило, были хорошими диагностами. И осмотрев больное животное, могли с достаточной точностью определить характер заболевания. Рав Йемар заподозрил, что у ягненка заболевание бедра. Поэтому объявлять его трефой, как он сказал, не следует. Но присутствующий при разговоре Равина поставил другой диагноз. Он посоветовал признать ягненка трефным, ибо у него, скорее всего - поврежден позвоночник.

Как тут поступить?

Решили Учителя зарезать животное и посмотреть, какие в нем произошли изменения.

Равина оказался прав, и ягненка объявили трефным.

Надо иметь в виду, - подчеркивает Талмуд по поводу этого случая, - что в контексте ѓалахи (еврейский практический закон) рав Йемар дал правильный совет, ибо дефект бедра у животных - довольно распространенное заболевание, а перелом позвоночника случается редко. Другое дело, что Равина сумел рассмотреть симптомы редкого заболевания. И это - лишь частный случай.

Далее Талмуд выдвигает на обсуждение иную ситуацию.

Бараны, сражаясь, порой очень сильно бодают друг друга рогами. Спрашивается, должен ли хозяин животного, увидев, что оно получило серьезный удар, заподозрить, что у его барана переломаны кости и объявить его трефой?

На этот вопрос Учителя отвечают так: опасаться, что животное стало трефой надо только в том случае, если баран, получив удар, упал на землю. Но если не упал, даже если после сражения баран выглядит нездоровым, он - не трефа.

На нашем листе Учителя рассматривают и еще один весьма любопытный случай.

Положим, воры украли барана. Потом этого барана у них удалось забрать. Спрашивается: стоит ли опасаться, что вор, чтобы быстрее убраться восвояси, перебросил свою добычу через дворовую ограду, и животное переломало себе кости?

Нет, - отвечает Талмуд, - такое подозрение, как правило - беспочвенно. Даже если вор перебрасывает барана через ограду, то делает это с максимальной осторожностью, чтобы не нанести животному повреждения. Ему же нужно быстрее убежать от дома, где он совершил кражу. А если животное будет не в состоянии бежать вместе с ним, ему придется тащить его на себе. С тяжелой ношей далеко ему не убежать, если в погоню за ним бросятся преследователи.

Но если же вор сам пришел к властям с повинной и признался в совершенной им краже, тут следует подозревать, что кости животного повреждены. Ибо, приняв решение отдать ворованного барана, вор мог перебросить животное через ограду, как попало, не заботясь о его состоянии.

Есть здесь и третий вариант: вор искренне раскаялся в своем проступке. В этом случае он будет обращаться с животным с осторожностью, ибо хочет вернуть его хозяину целым и невредимым…

Автор текста Барух Шнайдер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 52

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать виды различных повреждений, из-за которых мясо животного может стать трефой, то есть непригодным для употребления в пищу.

На предыдущем листе Талмуд рассматривал ситуации, попадая в которые животные подвергаются опасности получить переломы костей (см. на сайте обзор листа 51). Теперь задача конкретизируется. Учителя возвращаются к тексту Мишны и обсуждают ее установление, касающееся перелома ребер.

В Мишне (лист 42; в нашем обзоре она приведена не полностью) сказано: если у животного сломана большая часть ребер, оно объявляется трефой.

Чтобы разобраться, что подразумевается под выражением «большая часть», Талмуд углубляется в изучение строения костной системы животного.

Нам сообщают, что ребра с двух сторон (по тринадцать - с каждой) крепятся к позвоночнику, который состоит из множества позвонков.

Проведя тщательное исследование, Учителя приходят к заключению, что животное признают трефой, если у него повреждены шесть ребер с одной стороны и шесть - с другой. Или: одиннадцать ребер с одной стороны и одно - с другой.

Но ведь в итоге в обоих случаях получается, что речь идет всего лишь о двенадцати ребрах. Если всего их - двадцать шесть, почему же это - большая часть?

В данном случае рассматриваются повреждения в больших ребрах, - поясняет Талмуд, - в тех, внутренние полости которых заполнены костным мозгом.

Когда мы решаем, надо ли объявлять животное трефой, - вносит свое уточнение раби Зеири, - в первую очередь, смотрим, в каком состоянии та часть ребра, которая расположена ближе к позвонку. Тогда получается, что в каждом ребре сломана большая его часть.

Как расценивать ситуацию, когда часть ребер животного полностью оторвана от позвоночника? - спрашивает Талмуд.

Чтобы признать животное трефой, - говорит Бен Закай, - достаточно, чтобы с одной из сторон большая часть ребер была совсем оторвана от позвонков. Если же повреждения - в костной ткани самих ребер, мясо животного не годится для употребления в пищу, когда пострадала большая часть ребер с двух сторон.

Однако раби Йоханан (крупнейший амора, Учитель Талмуда в Эрец Исраэль, 3-й век) открывает в этом вопросе иную грань Истины.

Изучая влияние механических изменений костной структуры животного (в области ребер) на его жизнедеятельность, раби Йоханан пришел к выводу, что решающую роль здесь играет не качественный, но - количественный фактор.

Поэтому животное объявляют трефой, - говорит он, только если пострадала большая часть ребер с обеих сторон. Характер повреждений при этом принципиального значения не имеет…

Далее Талмуд переходит к обсуждению другого пункта Мишны (на листе 42), где сказано, что в случае, если животное (овцу, козу и т.д.) задрал волк, его объявляют трефой.

Что имеется в виду под словом «задрал»? - спрашивает Талмуд.

И, изучив возможные ситуации, приходит к выводу, что речь идет о таком случае, когда волк лишь вонзил в тело животного свои когти.

Когда волк перегрыз, скажем, овце горло или переломал ей кости, тут все понятно. Такое животное, если и находят живым, то - в предсмертном состоянии.

Но в нашей ситуации животное - по сути, цело. И его организм, казалось бы, функционирует нормально. Почему же оно - трефа?

Дело в том, - объясняет Талмуд, - что в когтях волка (и других диких, хищных зверей) есть яд. Проникая в телесные ткани жертвы, этот яд ослабляет ее - в такой степени, что она уже не в силах оказывать хищнику сопротивление.

Решение, объявлять или не объявлять домашнее животное после нападения на него трефой, зависит от размеров пострадавшей особи, а также - от размеров совершившего нападение зверя, - говорит раби Иегуда (раби Иегуда а-Наси - редактор текста Мишны, начало 3-го века).

Согласно точке зрения раби Иегуды, к примеру, овцу (как и других особей из мелкого рогатого скота) признают трефой, если в нее вонзил свои когти зверь не меньше волка. Скажем, кот не способен задрать барана или овцу. Что же касается крупного рогатого скота, особь объявляют трефой, если на нее напал лев или какой-то другой хищник большего размера.

По той же «схеме» раби Иегуда рассматривает возможность признания трефой разных домашних птиц. Скажем, голубя объявляют трефой, если в него вонзила когти хищная птица - по размерам не меньше ястреба. Но курица или, допустим, гусь становятся трефой только в том случае, если они пострадали от нападения хищной птицы типа коршуна или - еще больше…

Автор текста Барух Шнайдер

 

 

 

Трактат Хуллин

Лист 53

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать виды различных повреждений, из-за которых мясо животного может стать трефой, то есть непригодным для употребления в пищу. Речь, как и на предыдущем листе, идет о нападении хищников на домашних животных.

Мы уже выяснили, что кот, к примеру, как отмечают многие Учителя, не может сделать трефой особь мелкого рогатого скота, а крупного - тем более. Напомним, что о серьезных ранениях при этом мы не говорим, и рассматриваем лишь ситуации, когда хищник вонзил в телесную ткань домашнего животного свои когти, в которых есть яд, ослабляющий жертву (см. на сайте обзор листа 52).

Однако на нашем листе по поводу кота разворачивается дискуссия.

Не только кот, но даже - крыса, могут сделать некоторых животных трефой, вонзив в них свои когти, - говорит Рав (великий Учитель Талмуда первого поколения, 3-й век), открывая иную грань Истины. - Все зависит от того, кто именно будет их жертвой.

Талмуд подробно исследует позиции Рава и других Учителей. И обнаруживает, что между их, казалось бы, разными точками зрения нет никакого противоречия.

Когда Рав говорит, что даже крыса может сделать животное трефой, он подразумевает, что этот сравнительно мелкий грызун, когти которого также наполнены ядом, способен в значительной степени ослабить при нападении (вонзив свои когти в телесную ткань) птицу небольшого размера. Овце грызуны и коты, даже вонзая когти в их мясо, вреда не принесут.

Когда Учителя говорят, что животное не будет трефой, если на него напал кот, они имеют в виду, что этот кот вонзил когти в мясо барана.

Рав, кроме всего прочего, отмечает, что ягненок может стать жертвой кота. Если кот вонзит свои когти в телесную мякоть маленького ягненка, этого ягненка придется признать трефой.

Подводя некий итог, можно вывести общее правило: при определении состояния пострадавшего от когтей хищника животного (трефа оно или не трефа) размеры жертвы неизменно соотносят с размерами хищника. Это связано с тем, что у большого хищника когти - тоже большие. Стало быть, в них больше яда. И - наоборот. Поэтому, если на достаточно большое животное напал мелкий хищник, количество яда, попадающего в организм пострадавшей особи столь незначительно, что этот яд не принесет животному вреда и состояние его существенно не изменится. То есть оно в полной мере сохраняет свою жизнеспособность, а значит, и повода признавать его трефой - нет.

Далее рав Аши (великий Учитель, редактор Вавилонского Талмуда, начало 5-го века) выдвигает на обсуждение такой вопрос: могут ли другие хищные («нечистые») птицы, кроме ястреба и коршуна, нанести домашним птицам такой вред, что их придется объявить трефными?

Безусловно, могут, - говорит Ѓилель (выдающийся Учитель Мишны, 1-й век). - Разница между ястребом, коршуном и другими хищными птицами заключается лишь в том, что коршун и ястреб - сильные птицы и могут сделать трефой птицу того же размера, что и они сами; другие же птицы приносит вред лишь тем видам домашних птиц, которые по размеру - меньше.

Иную грань Истины открывает в этом вопросе рав Каѓана.

Ястреб и коршун - очень сильные птицы, - подчеркивает он. - Они способны, вонзив свои когти в телесную ткань другой птицы, сделать ее трефой, даже если она больше, чем они сами. Другие же хищные пернатые способны в той же степени навредить домашним птицам, если они - меньше их или такие же, как они.

Может ли сделать животное трефой - лиса? - спрашивает Талмуд.

И в ответ на этот вопрос рассказывает историю, которая произошла в местечке Бэй Ѓини, когда жертвой лисы стала овца (то есть лиса вонзила в тело овцы свои когти, но ее спугнули, и овца не пострадала).

Главное, не сам факт, а то, как расценили этот случай Учителя, - отмечает Талмуд. - Но тут мы не имеем достоверных сведений. Есть свидетельства, что овцу признали трефой. Согласно другим сведениям, овцу объявили пригодной для употребления в пищу.

Рав Сафра, в частности, говорит, что на ту самую овцу в Бэй Ѓини напал кот, а не лиса. Другие Учителя сообщают, что это происшествие было связано с собакой…

Вопрос, способна ли лиса сделать животное трефой, так и остается открытым. И это может показаться странным. Ведь лиса, во всяком случае - больше кота, а тем более - крысы. Если эти хищники могут нанести мелким животным непоправимый ущерб, почему же Талмуд не дает однозначный ответ по поводу лиса:

Возможно, у лис, с позиции ѓалахи (еврейский практический закон), имеются какие-либо физиологические особенности?

Сведения об этом до нас не дошли…

 

Автор текста Барух Шнайдер

 

 

Трактат Хуллин

Лист 54

На предыдущих листах Талмуд рассматривал различные виды повреждений жизненно важных органов животного, которые делают особь трефой, то есть непригодной в пищу (см. на сайте обзоры листов 42, 43 и т.д.).

Здесь следует напомнить, что сразу же после шехиты (значение термина - см. на сайте Введение в трактат Хуллин) тушу животного, согласно установленным правилам, подвергали тщательнейшей проверке. И если в ней обнаруживались серьезные патологии (в Мишне дается перечисление из 18-ти пунктов - см. на сайте обзор листа 42), из-за которых и без шехиты животного должно было погибнуть, мясо этого животного признавалось трефным.

Теперь, на нашем листе Талмуд переходит к обсуждению дефектов, найденных в туше животного после шехиты, из-за которых мясо трефой не считается. Иными словами, Учителя определяют виды повреждений, при наличии которых животное, если бы не шехита, оставалось бы все же жизнеспособным (см. на сайте обзор листа 42).

На первый взгляд, это может показаться излишним. Разве недостаточно подробного разбора всех повреждений, делающих мясо животного трефой? Ведь остальные, стало быть, употреблению мяса животного в пищу не препятствуют. Однако Учителя предугадывают спорные случаи, и, стремясь оградить людей от ошибок и неоправданных запретов, дают соответствующие уточнения,

В Мишне нашего листа сказано:

И вот повреждения, обнаружив которые констатируют, что мясо животного - кошерно и в пищу годится:

- если в трахее обнаружен свищ или даже если в ней имеется продольная трещина, но части дыхательного горла снизу и сверху - сохранились;

- если у животного пробита печень, но некая ее часть, величиной с маслину, осталась невредимой;

- если обнаружена дырка в черепной коробке, но кора головного мозга не имеет повреждений;

- если есть отверстие в сердечной мышце, но оно не достигает полости сердечного желудочка;

- если позвоночник сломан, но спинной мозг не задет;

- если повреждена передняя стенка желудка, но так, что его содержимое не может вылиться наружу, в брюшную полость;

- если у животного нет селезенки или (одной из двух) почек;

- если выбита нижняя челюсть, но пищевод и трахея остались невредимыми;

- если (в результате того, что животное испугалось грома и молний, а также - других природных явлений) легкие сжались и затвердели;

- если с животного содрана шкура

Талмуд приступает к последовательному обсуждению установлений Мишны.

Рассматривая возможные повреждения трахеи, Учителя вновь, только теперь - как бы под другим углом зрения, задаются вопросом: какого размера должно быть отверстие в трахее, чтобы мясо животного пришлось признать некошерным?

Об этом, собственно, уже говорилось (см. на сайте обзор листа 45). Однако Учителя еще раз исследует способность трахеи выполнять отведенные ей функции при тех или иных повреждениях. И приходят к выводу, что животное может прожить еще достаточно долгое время, если свищ в дыхательном горле меньше исара (римская монета, которая была в обращении во времена Талмуда).

Такое заключение дает, в частности, рабан Шимон бен Гамлиэль (великий Учитель, глава Санѓедрина - Высшего Суда, 2-й век), подтверждая тем самым позицию раби Иеремии (см. на сайте обзор листа 45).

По размерам исар равен динару (примерно, 1 см в диаметре), - разъяснеет Зеири, предполагая, что не все знают, как выглядит исар, который был довольно редкой монетой.

Интересно отметить, что, рассматривая феномен сжатия легких от испуга (в нашем перечислении - предпоследний пункт), Учителя, изучив характер внезапных перемен «настроения» животного и их влияние на физиологию, делают такой вывод. Если патологические изменения в легких вызваны страхом животного перед каким-либо явлением природы, его мясо признается кошерным, но если животное испугал человек, мясо - трефа.

Далее Талмуд сравнивает списки - первый, в котором обозначены виды увечий, делающих мясо животного трефой (см. на сайте обзор листа 42) и тот, что дается на нашем листе (в него включены увечья, при которых животное остается жизнеспособным). И задается вопросом: можно ли считать их исчерпывающими?

Учителя моделируют самые разные ситуации и обнаруживают, например, что ни в одном из них не упоминается вывих бедренной кости.

С таким дефектом животное обречено на гибель, - говорит рав Матна. - Поэтому его мясо следует объявить трефой.

Иную грань Истины в этом вопросе открывает Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век).

Вывих тазобедренного сустава делает животное трефой, - говорит он, - только в том случае если порвано или сильно воспалено соединительное сухожилие. При обычном вывихе мясо животного следует признать кошерным - пригодным для еды…

 

 

Автор текста Моше Гойхберг



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81
82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141
142

New Page 5

ВВЕДЕНИЕ

Наш трактат - третий в разделе Кодашим. В разделе, который, как уже говорилось во Введении к первому трактату раздела - Зевахим (см. на сайте Введение к трактату Зевахим), посвящен обсуждению одной из центральных тем в Торе. Это - тема взаимоотношений человека с Творцом, которые находят свое выражение в приношениях (когда человек что-то отдает, посвящая часть своей собственности Всевышнему) в Храме.

В свете только что сказанного, включение трактата Хуллин в раздел Кодашим может показаться несколько странным. Ведь главная тема этого трактата - шехита (когда кошерных животных режут безболезненным способом, детально описанным в Торе). Более того, речь в нашем трактате идет не о процедуре приношения в Храме, но - о принципах, обуславливающих употребление мясо кошерных животных в пищу. Почему же тогда этот трактат оказался в разделе Кодашим?

Чтобы найти подходы к ответу на этот вопрос, внимательней всмотримся в название трактата.

Слово хуллин - производное от корня халал, который состоит из ивритских букв хет, ламед, ламед и означает - «абсолютная, незаполненная пустота». В текстах Танаха часто встречаются образованные от этого корня глаголы, которые переводятся так: «перестать быть кодеш», «оказаться вне состояния одухотворенности» (утратить насыщенность духовной энергией).

Конкретное значение слова хуллин - «низменные (лишенные духовности) объекты». Буквально - полная противоположность понятию кодашим (духовно возвышенные объекты).

Но это, казалось бы, запутывает нас еще больше. И нам еще труднее понять, зачем трактат Хуллин помещен в раздел Кодашим?

Попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны.

Центральная, сквозная тема нашего трактата, как уже говорилось - шехита. Только процесс шехиты позволяет еврею использовать в пищу мясо животного. Ведь в принципе, в идеале, до Всемирного Потопа, в пищу человеку предназначались продукты растительного происхождения. Мясо животных разрешено было есть только для того, чтобы усилить человеческий потенциал в его постижении Устройства мира. Ибо речь уже идет о слабом «послепотопном» человеке, который утратил прямую традицию от Адама и других великих людей десяти поколений от Адама до Ноаха.

Однако, позволив человеку есть мясо животных (то есть - разрешив отнимать у животных жизнь), Творец не отменил свое повеление - не проявлять жестокость к Его созданиям. Из этого повеления и проистекает особый наказ о процедуре шехиты. Без шехиты мясо животного считается невела, независимо от того, каким способом (кроме шехиты) умертвили животное - зарезали ножом, убили электрошоком или как-то иначе. А употребление в пищу невелы законом запрещается (отметим, кстати, что и неевреям разрешено умертвлять животное только способом шехиты).

Следовательно, шехита - процедура, которая превращает запрещенное - в разрешенное Творцом. Иначе говоря «пустота» в процессе шехиты начинает заполняться… Животное, материальный объект приобретает иное качество… Эта идея и перебрасывает мост от хуллин - к кодашим.

Основные темы трактата Хуллин - законы шехиты и кошерной пищи, запрет на смешение молочного с мясным. Рассматривается здесь и отношение к «царству животных», в том числе - заповедь, обуславливающая бережное обращение с птицей, высиживающей птенцов. И, конечно же, как обычно в Талмуде, попутно обсуждаются различные законы Устройства мира и поведения человека в нем.

В трактате - 12 глав, 142 листа.

Автор текста Элиягу Эссас

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Коллега всячески провоцирует меня на гнев…


Поиск по сайту:


Цивилизация - ниоткуда?


От общего - к конкретному


В чем цель программного обеспечения


Я - для возлюбленного, он - для меня


Красная полоса - вместо решетки


Эхо взрыва в автобусе


Правила ведения войны


Кульминационный момент процедуры...

New Page 1



 


 

Rambler's Top100


 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля