ЭКЕВ 
"ЭКЕВ"
ЭКЕВ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"ЭКЕВ"

Август 21, 2019   19 Ав 5779

До субботы - 3 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(30.09 - 1.10.19)
Йом Кипур
10 Тишри
(09.10.19)
Суккот
15-21 Тишри
(14 - 20.10.19)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(21.10.19)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(21 - 22.10.19)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(23.12 - 30.12.19)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(7.01.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(10.02.20)
Пурим
14 Адара
(10.03.20)
в Иерусалиме -
15 Адара
(11.03.19)
Песах
15-21 Нисана
(09.04 - 15.04.20)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(09.04 - 16.04.20)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(21.04.20)
День памяти павших 
3 Ияра
(28.04.20)
День независимости Израиля
4 Ияра
(29.04.20)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(12.05.20)

День Иерусалима
28 Ияра
(22.05.20) 
Шавуот
6 Сивана
(22.05.20)
В диаспоре 6-7 Сивана
(29.05 - 30.05.20)
Девятое Ава
 9 Ава
(30.07.20)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате Хуллин



Трактат Хуллин

Лист 132

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать пункты Мишны — первой в десятой главе трактата Хуллин (см. на сайте обзор листа 130).

В ней, как нам известно, дается закон, согласно которому коэн (служитель в Храме) имеет право получить некое подношение, которое на иврите обозначается термином — матнот кеуна.

Этот матнот, как мы уже говорили, (см. там же), должен принести коэну каждый, кто делает шехиту (когда животное режут предусмотренным Торой, безболезненным способом — см. на сайте Введение в трактат Хуллин) животному (из особей крупного и мелкого рогатого скота), предназначая его мясо для еды (такое животное названо в Талмуде — хуллин).

Мы так же выяснили, что матнот кеуна получают лишь коэны, но — не левиты. При этом левиты от обязанности делать коэнам такое подношение освобождаются (см. на сайте обзор листа 131).

В развитие темы на нашем листе Талмуд выдвигает новый вопрос: как поступать, если у первенца из крупного или мелкого рогатого скота, который по закону должен стать “объектом” приношения в Храме, обнаружился дефект, не позволяющий совершить эту процедуру (объектом приношения в Храме может быть лишь совершенно здоровое, полноценное животное — без изъянов)?

Изучив ситуацию, Учителя заключает, что эту особь (мужского пола) целиком отдают коэну. Однако коэн вправе использовать его по своему усмотрению — может съесть его мясо, может продать его, кому хочет, включая исраэли (как известно, народ Израиля делится на три группы: коэны, левиты и исраэли).

Далее Талмуд моделирует ситуацию. Допустим, первенец с дефектом продан коэном обычному человеку (исраэли). И вот он делает шехиту, намереваясь использовать для еды его мясо. Спрашивается: обязан ли он после шехиты принести коэну матнот кеуна?

Случай, действительно — неоднозначный. С одной стороны, от животного, которое должно стать “объектом” приношения в Храме, матнот кеуна отделять не полагается. С другой — поскольку хозяин-исраэли делает этому животному “бытовую” шехиту (предназначая его для еды), он обязан отдать коэну бедренную часть, губы и желудок этого животного (то есть то, что составляет матнот кеуна).

Детально проанализировав ситуацию, Учителя приходят к выводу, что исраэли от обязанности давать коэну матнот кеуна от первенца животного, изначально отделенного для приношения, но имеющего дефект — освобождается.

Теперь Талмуд усложняет обстоятельства.

Предположим, сто человек купили сто животных, чтобы позднее поделить их мясо или, скажем, выручку от продажи мяса. Среди этой сотни оказался и первенец, имеющий физический дефект (то есть для приношения в Храме не пригодный). Он затерялся в общем стаде и различить его — невозможно. И вот пришло время делать животным шехиту. Как быть в этой ситуации?

Данный случай разбирается в Мишне нашего листа. В ней по этому поводу сказано:

Если первенец животного, имеющий физический дефект (шехиту ему можно делать без ограничений), затерялся в общем стаде, все животные которого (кроме одного — не первенцы) принадлежат разным хозяевам, все их владельцы, совершив шехиту (в бытовых целях), свободны от обязанности приносить коэну от туши своего животного матнот кеуна

Но ведь коэн, казалось бы, может предъявить хозяевам животных претензию, — говорит Талмуд, начиная обсуждать содержание Мишны. — И потребовать, чтобы от туш отделили для него то, что ему причитается.

Теоретически мог бы, но делать это не станет, — подчеркивают Учителя. — Потому, что не в состоянии доказать, что животные — не первенцы, от которых отделять матнот кеуна не положено.

Здесь следует пояснить, что по еврейским законам в спорных ситуациях доказательство должен представить “истец”, предъявляющий претензию на имущество. В предложенных обстоятельствах это коэн.

Но ведь коэн вправе заявить каждому хозяину, что тот должен ему в любом случае. Если то или иное животное не имеет статуса бехор (первенца), после шехиты коэну обязаны отдать бедро передней ноги, лицевую часть и желудок. Если оно — бехор с изъяном и для приношения в Храме не годится, коэн получает его еще до шехиты.

Почему же Мишна освобождает всех хозяев животных в стаде от необходимости приносить матнот кеуна? — спрашивает Талмуд.

И отвечает: речь в этой Мишне, и это — очевидно, идет о ситуации, когда коэн, получив “подпорченного” первенца в свое владение, продал представителю исраэль. С этого момента покупатель, уплатив за скотину деньги, ничем коэну не обязан.

Но может случиться так, что полученного первенца с изъяном продал один коэн, а подношение требует — другой. Как тут быть?

Здесь имеет значение лишь тот факт, что человек купил первенца у коэна. Это ликвидирует его “долги” и по отношению к любому другому коэну. В конце концов, у хозяина животного есть товат анаа, — заключает Талмуд, — право решать, кому из коэнов делать подношения.

Автор текста Александр Капер

Трактат Хуллин

Лист 133

На нашем листе Талмуд продолжает развивать центральную тему всей десятой главы трактата Хуллин — обсуждение закона, предусматривающего отдавать коэнам (служители в Храме) матнот кеуна.

Повторим, что в этой главе рассматривается подношение, в состав которого входит бедренная часть передней ноги туши животного, его лицевая часть и желудок (см. на сайте обзор листа 130). Эти части, как мы уже говорили, отделяют для коэнов от туш особей крупного и мелкого скота — после того, как животному сделали “бытовую” шехиту (когда животное режут предусмотренным Торой, безболезненным способом — см. на сайте Введение в трактат Хуллин). Иными словами — если животное зарезали для того, чтобы использовать его мясо в пищу (см. там же).

При этом, как мы знаем, закон о матнот кеуна адресован лишь тем евреям, владельцам животных, которые принадлежат части народа, называемой исраэль. На левитов и коэнов он не распространяется (см. на сайте обзор листа 131).

На нашем листе Талмуд приводит Мишну, в котором сказано:

В случае, когда шохет (специалист, осуществляющий процедуру шехиты — см. на сайте обзор листа 2) сделал шхиту животному, хозяин которого — коэн или нееврей, отделять от него матнот кеуна он не должен, ибо сам хозяин животного свободен от этой обязанности.

Тот, кто вскладчину, вместе с коэном или неевреем, купил животное, предназначенное для (бытовой) шехиты, от необходимости отделять от своей доли в этом животном матнот кегуна — освобождается…

Откуда известно, что коэны и неевреи освобождаются от обязанности приносить матнот кегуна от зарезанных животных, которыми они владеют? — спрашивает Талмуд, приступив к изучению первого пункта Мишны.

И в ответ цитирует фрагмент из Торы: “Таким будет удел коэнов от народа — осуществляющий шехиту особям крупного или мелкого рогатого скота должен дать коэну бедро, щеки, и желудок (от каждого зарезанного им для еды животного)” (Дварим, гл. 18, ст. 3).

Учителя тщательнейшим образом анализируют этот фрагмент.

Из цитаты следует, — отмечают они, — что “удел”, то есть, в данном случае подношения, полагаются коэну именно от “народа” (как мы выяснили — из группы исраэль). Но — не от других коэнов, которые составляют отдельную, особую группу, и, тем более — не от неевреев, которые в контексте Торы не включены в понятие “народ” (народ Израиля).

Углубляясь в исследование первого пункта Мишны, Талмуд задается вопросом: почему в ней рассматривается ситуация, когда шохет делает шехиту животному, владелец которого — коэн или нееврей? Не проще ли было прямо сообщить, что коэны и неевреи не обязаны приносить матнот кеуна?..

Сразу же ясно, что тем самым в ней подчеркивается важный момент. Какой именно?

Обсудив ситуацию, Учителя приходят к такому выводу. Мишна акцентирует здесь внимание на том, что в обычном случае, когда шохет совершил шехиту животному, которое принадлежит представителю группы исраэль, коэн вправе получить матнот кеуна непосредственно у него, у шохета, не дожидаясь, когда появится хозяин животного. То есть — разрешение владельца для этого не требуется.

Далее Талмуд приступает к исследованию второго пункта Мишны — о ситуации, когда режут животное, которым “на паях” владеют коэн и исраэль или — исраэль и нееврей.

Человек, купивший скотину вместе с коэном или нееврем, может попасть в неловкую ситуацию, — предупреждают Учителя. И моделируют обстоятельства.

Допустим, шехиту этому животному производят в общественном месте, например, на рыночной бойне, чтобы тут же, на рынке продать его мясо. Люди, наблюдающие за шохетом, могут подумать, что он не выполняет заповедь матнот кеуна.

Чтобы такого не произошло, исраэль должен ненавязчиво оповестить “публику, что он — лишь совладелец животного, а второй его полноправный хозяин, например — нееврей. И всем будет ясно, что обязанность отделять матнот кеуна с него снимается.

Впрочем, если совладелец животного (коэн или нееврей) в то время, когда животному делают шехиту, стоит рядом, на рыночной бойне, специальных сообщений делать не нужно. Окружающие и без того увидят, что этот человек — тоже хозяин животного. И не заподозрят представителя исраэль в попытке уклониться от соблюдения закона…

Автор текста Александр Капер

 

Трактат Хуллин

Лист 134

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать проблемы, связанные с особым подношением коэну (служителю в Храме) — матнот кеуна, в состав которого входит бедренная часть от туши животного, его губы и желудок (см. на сайте обзор листа 130). Эти части животного отделяют после каждой шехиты (когда животное режут предусмотренным Торой, безболезненным способом — см. на сайте Введение в трактат Хуллин), произведенной особям крупного и мелкого рогатого скота в бытовых целях (см. там же).

Мишна предыдущего листа сообщает, что действие закона о матнот кеуна не распространяется ни на коэнов, ни на неевреев (см. на сайте обзор листа 133).

Теперь Талмуд моделирует новую ситуацию.

Допустим, нееврей решил присоединиться к еврейскому народу и находится в процессе гиюра. Спрашивается: какие правила соблюдаются в этом случае? Если этот человек решил зарезать свою корову, предназначая ее мясо для еды, должен ли он отделять матнот кеуна после шехиты.

В Мишне нашего листа по этому поводу сказано:

Если человек сделал шехиту своему животному до того, как завершил процесс прохождения гиюра, считается, что зарезанное животное принадлежало нееврею. Следовательно, этот человек не обязан выполнять заповедь матнот кеуна. Даже в том случае, если шехиту производил шохет-еврей (шохет — специалист, по установленным правилам осуществляющий процедуру шехиты — см. на сайте обзор листа 2) и мясо — кошерно.

Если же шехита была произведена после того, как владелец животного прошел гиюр и стал евреем (в полном смысле этого слова), он должен отделить туши животного и отдать коэну матнот кеуна (ведь на момент совершения шехиты владелец животного был уже полноправным евреем).

Если же есть сомнения, когда животному была произведена шехита — до или после завершения процесса гиюра, от обязанности отделять для коэна матнот кеуна человек освобождается…

Талмуд начинает рассматривать содержание Мишны.

Исследуя ее первое положение, Абайе (амора, один из крупнейших Учителей Талмуда в Вавилоне; первая половина 4-го века) пользуется методом сравнительного анализа. Объектом сравнения становится другой вид подношений матнот кеуна из теста, которое замешивает еврей, чтобы изготовить из него хлебобулочные изделия для еды (обязательное отделение халы, небольшого кусочка теста, который отдают коэнам, предусмотрено соответствующим законом Торы).

По установленному закону гер (человек, присоединившийся к еврейскому народу, пройдя процесс гиюра — освоивший и соблюдающий законы Торы) не обязан отделять кусок теста (халу) в пользу коэна, если доподлинно известно, что к моменту, когда он замешивал это тесто, он все еще находится в процессе прохождения гиюра. Если же он замесил тесто после того, как стал настоящим евреем, ему положено отделять халу для коэна, даже если остается какое-то сомнение, что тесто замешано им, когда процесс гиюра не был еще окончательно завершен.

Казалось бы, ситуация с халой аналогична той, которая рассматривается в Мишне нашего листа. Тут возникает закономерный вопрос: почему, в отличие от мясного подношения матнот кеуна, мучное надо отделять в пользу коэна, даже при наличии сомнения в том, что человека можно считать таким же евреем, как все остальные представители народа Израиля? Ведь и в случае с халой, для того, чтобы получить мучное подношение матнот кеуна от гера, коэну, скорее всего, пришлось бы, как говорилось на предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 133), доказывать, что к моменту, когда гер замешивал тесто, процесс гиюра он уже завершил. Почему в сомнительных ситуациях от обязанности приносить коэну мясное подношение матнот кеуна гер освобождается, но отделять халу в тех же условиях — должен?

Между мучным подношением матнот кеуна и — мясным (которое отделяется от туши особей крупного и мелкого рогатого скота после “бытовой” шехиты) существует принципиальная разница, — объясняет Рава (величайший Учитель Талмуда; Вавилон, 4-й век). И рассказывает, в чем она состоит.

В случае, когда по закону Торы халу необходимо отделить от теста, есть ее вправе только коэн, — говорит он. — Если же халу съел человек, который к группе коэнов не относится, это расценивается, как тяжкий проступок, за который, если он сделал это сознательно, ему полагается суровое наказание — кара Небес. Более того, Тора предписывает коэну употреблять отделенную от минхи халу только в состоянии таѓор (духовной чистоты — см. на сайте обзор недельной главы Тазриа, первый годовой цикл).

Иными словами, речь здесь не идет о передаче “имущества” коэну. Речь — о законе Торы, который обязывает еврея-исраэль (народ Израиля, напомню, разделен на три группы: коэны, левиты и исраэль) отделять часть теста для коэна и строго-настрого запрещает ему употреблять эту часть теста в пищу. Поэтому даже в сомнительных случаях гер делает это — чтобы не нарушить строгий запрет Торы (не съесть самому то, что полагается есть только коэну).

С мясным подношением матнот кеуна — иная ситуации. Закон Торы предоставляет коэну право получить после “бытовой” шехиты особое подношение. Речь здесь идет об обычном мясе, на уровне “имущества”, которое по установленным правилам передается человеком, совершившим шехитукоэну. Поэтому, если есть сомнения в том, стал человек евреем или еще нет, он от обязанности приносить коэну мясное матнот кеуна — освобождается. Чтобы и в этом случае получить после шехиты определенные законом части животного, коэну надо доказать, что человек завершил процесс прохождения гиюра. То есть тут вступают в силу правила, регламентирующие имущественные отношения.

Автор текста Александр Капер

 

Трактат Хуллин

Лист 135

Наш лист открывает новую, одиннадцатую главу трактата Хуллин. Эта сравнительно небольшая глава, развивая тему — виды подношений коэнам, посвящена в основном обсуждению проблем, связанных с подношением, которое называется рейшит а-гез (предусматривающим обязанность каждого еврея-скотовода отдавать шерсть от первой стрижки овец представителям колена Леви).

Талмуд подчеркивает, что по существующим правилам коэнам и левитам не полагается иметь земельную собственность. Ибо им предписано полностью посвятить себя изучению и преподаванию Торы. Поэтому Тора создает для них нормальные условия существования, обязывая остальной народ оказывать представителям колена Леви материальную помощь.

В частности, по законам Торы коэны должны получать двадцать четыре вида подношений. Одно из них — шерсть, полученная от первой стрижки овец.

В первой Мишне одиннадцатой главы говорится:

Заповедь, предусматривающая передачу коэнам шерсти от первой стрижки овец, действительна как в Эрец Исраэль, так и за ее пределами, во времена Храма и в периоды, когда Храма нет.

Однако для выполнения этой заповеди не берут животных, предназначенных для приношения в Храме

Далее Мишна сравнивает данную заповедь с обязанностью евреев отдавать коэну после каждой, сделанной ими шехиты (когда животное режут предусмотренным Торой, безболезненным способом — см. на сайте Введение в трактат Хуллин) матнот кеуна (подношение), в состав которого входят бедренная часть туши животного, щеки и желудок (см. на сайте обзоры листов 130,  131, 132 и 134). И отмечает:

Если мясное матнот кеуна отделяется после “бытовой” шехиты от туши каждого животного из крупного и мелкого скота, независимо от того, сколько животных держит скотовод, то заповедь “первой стрижки” касается лишь овец, да и то, только в том случае, если овец в стаде — много

Что значит — “много”? — спрашивает Талмуд, приступая к исследованию содержания Мишны. — Какие количественные границы здесь имеются в виду?

Много — это, как минимум, две овцы, — говорят представители школы Шамая (выдающийся Учитель Мишны, 1-й век). И в подтверждение своей точки зрения приводят цитату из Танаха: “…И будет в тот день, дадут человеку жизнь (пропитание) телица (одна) и две овцы” (книга пророка Ишайи, гл. 7, ст. 21).

Иную грань Истины открывают в этом вопросе Учителя школы Ѓилеля (коллега Шамая, его постоянный оппонент в дискуссиях).

Под словом “много” подразумевается, как минимум, пять овец, — говорят они. И подкрепляют свою позицию другой цитатой из Танаха: “…И поспешила Авигаль и взяла двести хлебов, два сосуда с вином и пять взрослых овец” (первая книга пророка Шмуэля, гл. 25, ст. 18).

Далее Талмуд выдвигает на обсуждение такую проблему: сколько шерсти должно быть у овцы, чтобы ее можно было “включить” в исполнение заповеди рейшит а-гез?

С пяти овец для этого, — говорит раби Доса бен Ѓаркинос, — надо состричь шерсть, стоимостью не менее полутора манэ (денежная единица времен Талмуда).

Однако другие Учителя усматривают здесь иную грань Истины.

На количество шерсти, — говорят они, — нет никаких ограничений.

Теперь Талмуд задается вопросом: сколько шерсти полагается отдавать коэну?

И отвечает: в Иудее должны дать шерсти на 5 сэла (сэла — денежная единица, составляющая одну двадцать пятую манэ), в Галилее — на 10. В любом случае, шерсти должно быть столько, чтобы ее хватило на изготовление одежды ребенку.

Перед тем, как сделать подношение коэну, — отмечает Талмуд, — шерсть следует отбелить. Ни в коем случае нельзя отдавать ему грязную шерсть.

И еще: если человек не только отбелил шерсть, но и покрасил ее, для выполнения заповеди она уже не годится.

Мы узнаем также о том, что в случае, если человек (еще на овцах) купил шерсть у идолопоклонника, он освобождается от обязанности выполнить заповедь рейшит а-гез.

Талмуд начинает моделировать разнообразные ситуации, усложняя обстоятельства.

Допустим, человек купил у соседа шерсть с первой стрижки овец. Как поступают в подобных случаях?

Если продавец перед продажей отделил шерсть для выполнения заповеди рейшит а-гез, покупатель от этой мицвы (заповеди) — свободен. Если — не отделил, это предстоит сделать покупателю.

Или, например, такая ситуация.

Положим, у продавца были овцы двух видов — бурые и белые. Спрашивается: как поступают в подобных случаях?

Если человек продал не бурых, а белых овец, причем, самцов, а не самок, — подчеркивают Учителя, — шерсть с первой стрижки должны отдать коэну оба: и покупатель, и продавец.

В заключительной части листа Талмуд уточняет, почему не отдают коэнам шерсть с первой стрижки овец, предназначенных для приношения в Храме.

Все предельно просто: таково повеление Торы.

В подтверждение приводится соответствующая цитата: “Первинки зерновых твоих, вина твоего, (оливкового) масла твоего и шерсть от первой стрижки твоего мелкого скота дашь ты ему (коэну)…” (Дварим, гл. 18, ст. 4).

Тора подчеркивает — “твоего”, имея в виду, что все это, что положено принести коэну, принадлежит хозяину и не посвящено Храму. Ибо отделенные в качестве “объектов” приношения животные заведомо принадлежат Храму и на их использование налагаются строгие ограничения…

 

Автор текста Барух Шнайдер

 

Трактат Хуллин

Лист 136

На нашем листе, как и на предыдущем, Талмуд обсуждает проблемы, связанные с подношением, которое называется рейшит а-гез, предусматривающим обязанность каждого, имеющего отношение к скотоводству еврея, отдавать шерсть от первой стрижки овец представителям колена Леви (см. на сайте обзор листа 135).

И начинается он, практически, с того, на чем предыдущий лист заканчивается. А заканчивался он цитатой из Торы, которую Учителя подвергают детальному анализу (см. на сайте заключительную часть обзор листа 135). Это начатое на предыдущем листе исследование продолжается и на нашем листе.

Итак, в этой цитате сказано: “Первинки зерновых твоих, вина твоего, (оливкового) масла твоего и шерсть от первой стрижки твоего мелкого скота дашь ты ему (коэну)…” (Дварим, гл. 18, ст. 4).

В прошлом обзоре мы выяснили, что коэнам (служителям в Храме) не отдают шерсть с овец, отделенных для осуществления процедуры приношения в Храме. К такому выводу приходят Учителя, концентрируя внимание на притяжательном местоимении “твой”, всякий раз повторяющемся перед названием “объектов”, которые могут составлять матнот кеуна (подношение коэну). Это местоимение указывает, что человек отделяет матнот кеуна от принадлежащего ему имущества. Следовательно, от животного, предназначенного для приношения в Храме, коэну ничего не отдают, ибо по закону особи, “назначенные” приношением, с момента этого “назначения” принадлежат Храму, и владелец стада не вправе распоряжаться ими как ему вздумается.

Впрочем, раби Илай, углубляясь в исследование цитаты, открывает здесь иную грань Истины.

В Торе написано — “…шерсть от первой стрижки твоего мелкого скота”, — отмечает он. — И это означает, что в случае, когда стадо овец “на паях” принадлежит нескольким хозяевам, они не должны выполнять заповедь рейшит а-гез. В противном случае тут использовалось бы множественное число.

Та же ситуация возникает, — уточняют другие Учителя, если еврей — не полноправный владелец стада, и его компаньон — не еврей. Ибо на неевреев заповедь “первой стрижки” вообще не распространяется.

Это, кстати говоря, следует из содержания все той же цитаты.

Дело в том, что обычно Тора включает в перечисления понятия одного уровня. В данном случае, до упоминания о шерсти, названы зерновые, вино, оливковое масло. Это, как мы понимаем — трума (небольшая часть урожая, которую каждый земледелец-еврей должен отделять в пользу коэна). У неевреев обязательств по поводу трумы нет. Стало быть, и часть шерсти с первой стрижки они не отдают коэну.

Тем не менее, Учителя, пользуясь методом сравнительного анализа, сопоставляют правила, регламентирующие каждое из приношений.

Законы, следуя которым осуществляют приношение трумы и шерсти — не идентичны, — дает заключение Рава (величайший Учитель Талмуда четвертого поколения; 4-й век). — Что касается трумы, ее отделяют и в том случае, когда одним полем владеют несколько евреев. С шерстью, как мы видели, это не так.

Теперь Талмуд, изучая цитату, подвергает анализу словосочетание — “дашь ты”. И моделирует такую ситуацию.

Допустим, хозяин стада посвятил Храму не саму овцу, но — ее шерсть. И вот возникла необходимость произвести первую стрижку этой овцы, чтобы передать шерсть коэну. Как тут быть?

В принципе владелец овцы мог бы это сделать. Для этого он должен произвести стрижку и выкупить шерсть у казначея Храма (то есть уплатить ее стоимость в храмовую казну). После этого шерсть уже принадлежит ему, и он имеет полное право отдать ее коэну.

Однако, внимательно прочитывая процитированную выше фразу, Учителя заключают, что в такой ситуации человек от обязанности выполнять заповедь рейшит а-гез — освобождается. Ибо в Торе сказано — “дашь”. То есть — отделишь от того имущества, которым владеешь, не усложняя процедуру (то есть, не приобретая за деньги шерсть в свое владение — у казначея Храма)…

Автор текста Барух Шнайдер

 

Трактат Хуллин

Лист 137

На нашем листе Талмуд продолжает обсуждать различные аспекты заповеди рейшит а-гез (подношение представителям колена Леви из шерсти от первой стрижки овец — см. на сайте обзор листа 135).

На предыдущих листах Талмуд с разных точек зрения исследовал цитату из Торы, в которой сказано: “Первинки зерновых твоих, вина твоего, (оливкового) масла твоего и шерсть от первой стрижки твоего мелкого скота дашь ты ему (коэну — служителю в Храме)…” (Дварим, гл. 18, ст. 4).

Слово за словом, изучая эту относительно небольшую фразу, Учителя извлекают из нее довольно много информации (см. на сайте обзор листа 136).

Теперь вопрос Талмуд концентрирует внимание на словах — “…твоего мелкого скота”. Вопрос ставится принципиально: почему под выражением “мелкий скот” подразумевается именно овца? Ведь для изготовления одежды годится и козья шерсть. Почему же козы не служат “объектом” исполнения этой заповеди?

Выдвинув и обсудив несколько гипотез, Талмуд приходит к заключению, что в данном случае пользуются выводами, сделанными раби Иегошуа бен Леви (великий Учитель Талмуда первого поколения; Эрец Исраэль, середина 3-го века), который за основу своего исследования берет другую цитату из Торы: “…Шерсть от первой стрижки мелкого скота дашь ты ему (коэну)… Ибо его из всех колен избрал Всевышний, чтобы служить от Его имени” (Дварим, гл. 15, ст. 4-5).

В этой фразе подчеркивается, — говорит раби Иегошуа бен Леви, — что между “первой стрижкой мелкого скота” и служением коэна есть определенная связь. То есть здесь содержится намек на то, что шерсть, которую скотоводы передают коэну, должна быть пригодной для его служения. А поскольку известно, что коэны работали в Храме в одежде из овечьей шерсти, нетрудно понять, что и подношение рейшит а-гез делается из шерсти, которую получают от первой стрижки овец.

Далее Талмуд возвращается к дискуссии, завязавшейся между школами Шамая (выдающийся Учитель Мишны, 1-й век) и его коллеги Ѓилеля. Речь, как мы помним, шла о том, какое количество овец надо иметь, чтобы считать, что их у владельца — “много”. Это — не праздный вопрос. Ибо в первой Мишне нашей, одиннадцатой главы говорится, что владелец овец обязан отделять подношение рейшит а-гез лишь в том случае, если скота этого вида у него “много” (см. на сайте обзор листа 135).

Итак, представители школы Шамая говорят, что при наличии, как минимум, двух овец на их владельца ложится обязанность выполнять эту заповедь.

Представители школы Ѓилеля повышают минимальное число до пяти (см. там же).

На нашем листе Талмуд разъясняет позиции Учителей. И отмечает, что выводы обеих сторон строятся на исследовании приведенного в Торе обобщающего выражения — “мелкий скот”.

Последователи школы Шамая подчеркивают, что и про двух овец уже можно сказать — “мелкий скот”.

Те, кто придерживается точки зрения школы Ѓилеля, говорят, что под этим понятием подразумевается некое стадо, а менее пяти овец “стадом” не назовешь.

Талмуд выясняет позиции других Учителей.

Раби Йоси (великий Учитель Мишны; 2-й век), к примеру, открывает в этом вопросе иную грань Истины. Пользуясь методом сравнительного анализа, он исследует тексты Торы, в частности, фразу: “Когда украдет человек быка или ягненка, зарежет его и продаст, пять (особей) крупного рогатого скота отдаст за (украденного) быка или четыре (особи) мелкого рогатого скота — за ягненка” (Шемот, гл. 21, ст. 37). И приходит к выводу, что четыре овцы — это уже “мелкий рогатый скот”.

Той же позиции придерживается и раби Иегуда а-Наси (редактор текста Мишны, начало 3-го века).

Вновь затронув количественный аспект темы, Талмуд вносит уточнения и в исследование вопроса, сколько шерсти должно быть на овцах, чтобы от них можно было отделять подношение рейшит а-гез, и какую часть от общего количества составляет подношение коэну.

Напомним, что раби Доси бен Горкинас говорил, что первая стрижка с пяти овец (здесь берется их количество, согласно точке зрения представителей школы Ѓилеля) должна составлять такое количество шерсти которое по рыночным ценам можно продать за полтора манэ (денежная единица времен Талмуда — см. на сайте обзор листа 135).

В одном манэ — 25 сэла. Следовательно, овцы должны дать шерсть на сумму 37, 5 сэла.

Но, как мы знаем, другие Учителя усматривают в этом иную грань Истины. Неважно, сколько шерсти можно состричь с овцы, — говорят они. — Сколько бы ни было, заповедь в любом случае выполнять надо.

Но как отдать коэну шерсть на сумму, скажем, 5 сэла, если у овец — мало шерсти? — спрашивает Талмуд.

И объясняет, что эти расчеты как раз и предусматривают небольшое количество шерсти, а в принципе с овец, как правило, можно состричь большее количество шерсти.

Следующий вопрос: какую часть шерсти от первой стрижки полагается отдать коэну?

Одну шестидесятую — говорят Учителя. — Так, например, если хозяин получил со своих овец шерсти на 60 сэла, то он отдает коэну шерсть, стоимостью в одну сэлу.

Иную грань Истины открывает здесь раби Йоханан (крупнейший амора, Учитель Талмуда в Эрец Исраэль, 3-й век). Если скотовод получил с овец шерсти на шесть сэла, — говорит он, — на пять сэла он отдает коэну и лишь на одну оставляет себе.

Изучив позиции всех Учителей, Талмуд заключает, что точка зрения раби Йоханана не противоречит точке зрения остальных Учителей. Потому что рассматриваются разные ситуации. Раби Йоханан берет случай, когда скотовод получил со своих овец много шерсти. Остальные Учителя — когда шерсти состригли минимальное количество.

На этом одиннадцатая глава трактата Хуллин заканчивается.

Автор текста Барух Шнайдер

 

Трактат Хуллин

Лист 138

Наш лист открывает следующую, двенадцатую главу трактата Хуллин, которая в основном посвящена обсуждению заповеди Торы, предусматривающей “освобождение птицы-матери”.

О чем идет речь?

В Торе по этому поводу сказано: “Если на пути попадется тебе птичье гнездо, свитое на дереве или на земле, и (ты видишь, что) в нем птица сидит со своими птенцами или сидит она на яйцах, высиживая птенцов, не уноси мать вместе с детьми. Должен ты отпустить ее, а детей (или яйца) — бери себе, чтобы хорошо было тебе, и продлились дни твои” (Дварим, гл. 22, ст. 6-7).

На взгляд современного человека, такая рекомендация Торы может показаться странной. Ведь птица, понятно, будет страдать, если у нее заберут птенцов.

Но мудрость Торы — неисчерпаема. И ситуация рассматривается здесь с неожиданной для нас стороны.

Если материнский инстинкт птицы, — объясняют Учителя, — окажется сильнее страха перед приближением человека и она, несмотря на угрозу, остается в гнезде, люди не вправе злоупотреблять ее преданностью потомству. А это означает, что они не должны вместе с птенцами забирать ее из гнезда в неволю.

В первой Мишне двенадцатой главы трактата, раскрывающей некоторые подробности выполнения этой заповеди, в частности, сказано:

Эта заповедь действительна не только в Эрец Исраэль, но и за ее пределами (это — важное уточнение, ибо существует заповеди, которые надлежит исполнять только жителям Страны Израиля).

Она действительна также не только в эпоху Храма, но и во времена, когда Храма нет.

Но птиц, предназначенных для приношения в Храме, она не касается

В процессе обсуждения положений Мишны Талмуд задается вопросом: что имеет в виду Мишна, когда подчеркивает, что предназначенных для приношения в Храме птиц эта заповедь не касается?

И, отвечая на вопрос, моделирует такую ситуацию. Допустим, человек поймал и принес в Храм в качестве “объекта” приношения — голубя. И вот голубь этот улетел. Через некоторое время человек нашел эту птицу, но обнаружил, что она сидит, скажем, на яйцах, высиживая птенцов. Как ему поступить?

В этом случае, — говорят Учителя, — он должен забрать из гнезда именно ее. Забрать и вернуть в Храм — для осуществления процедуры приношения.

Далее Талмуд очерчивает границы применения заповеди, сравнивая ее с другими мицвот (заповедями; ед. число — мицва).

Учителя отмечают, в частности, что заповедь кисуй а-дам, согласно которой, кровь, стекающую на землю во время шехиты (когда животное режут обусловленным Торой, безболезненным способом — см. на сайте Введение в трактат Хуллин) необходимо засыпать песком (или чем-то еще — см. на сайте обзоры листов 84 и 88), имеет гораздо больший “круг действия”, нежели наша заповедь, предписывающая отпускать, не забирать в неволю, птицу из гнезда, в котором находятся и ее потомство.

Действительно, заповедь кисуй а-дам имеет отношение к шехите, которую делают птицам, но и — диким кошерным животным (к примеру, олень).

Заповедь, обсуждаемая в нашей главе, касается лишь птиц, да и то — не всех. “Объектом” исполнения мицвы становятся здесь только обитающие на воле пернатые женского пола, высиживающие или имеющие “новорожденных” птенцов.

“Спектр” действия нашей заповеди, — уточняют Учителя, — ограничивается птицами, которые обитают вне населенных пунктов — в лесу или, скажем, в поле.

Углубляя это уточнение, Талмуд сообщает, что в эту категорию обычно входят дикие птицы. Но если куры, гуси или утки, которые считаются домашними птицами, сбегают от хозяев, селятся вне городов и деревень, дичают и поймать их так же трудно, как и родившуюся на воле птицу, закон Торы распространяется и на них. Их тоже нельзя забирать из гнезда с птенцами…

 

Автор текста Леви Раскин

 

 

 



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81
82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141
142

New Page 5

ВВЕДЕНИЕ

Наш трактат - третий в разделе Кодашим. В разделе, который, как уже говорилось во Введении к первому трактату раздела - Зевахим (см. на сайте Введение к трактату Зевахим), посвящен обсуждению одной из центральных тем в Торе. Это - тема взаимоотношений человека с Творцом, которые находят свое выражение в приношениях (когда человек что-то отдает, посвящая часть своей собственности Всевышнему) в Храме.

В свете только что сказанного, включение трактата Хуллин в раздел Кодашим может показаться несколько странным. Ведь главная тема этого трактата - шехита (когда кошерных животных режут безболезненным способом, детально описанным в Торе). Более того, речь в нашем трактате идет не о процедуре приношения в Храме, но - о принципах, обуславливающих употребление мясо кошерных животных в пищу. Почему же тогда этот трактат оказался в разделе Кодашим?

Чтобы найти подходы к ответу на этот вопрос, внимательней всмотримся в название трактата.

Слово хуллин - производное от корня халал, который состоит из ивритских букв хет, ламед, ламед и означает - «абсолютная, незаполненная пустота». В текстах Танаха часто встречаются образованные от этого корня глаголы, которые переводятся так: «перестать быть кодеш», «оказаться вне состояния одухотворенности» (утратить насыщенность духовной энергией).

Конкретное значение слова хуллин - «низменные (лишенные духовности) объекты». Буквально - полная противоположность понятию кодашим (духовно возвышенные объекты).

Но это, казалось бы, запутывает нас еще больше. И нам еще труднее понять, зачем трактат Хуллин помещен в раздел Кодашим?

Попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны.

Центральная, сквозная тема нашего трактата, как уже говорилось - шехита. Только процесс шехиты позволяет еврею использовать в пищу мясо животного. Ведь в принципе, в идеале, до Всемирного Потопа, в пищу человеку предназначались продукты растительного происхождения. Мясо животных разрешено было есть только для того, чтобы усилить человеческий потенциал в его постижении Устройства мира. Ибо речь уже идет о слабом «послепотопном» человеке, который утратил прямую традицию от Адама и других великих людей десяти поколений от Адама до Ноаха.

Однако, позволив человеку есть мясо животных (то есть - разрешив отнимать у животных жизнь), Творец не отменил свое повеление - не проявлять жестокость к Его созданиям. Из этого повеления и проистекает особый наказ о процедуре шехиты. Без шехиты мясо животного считается невела, независимо от того, каким способом (кроме шехиты) умертвили животное - зарезали ножом, убили электрошоком или как-то иначе. А употребление в пищу невелы законом запрещается (отметим, кстати, что и неевреям разрешено умертвлять животное только способом шехиты).

Следовательно, шехита - процедура, которая превращает запрещенное - в разрешенное Творцом. Иначе говоря «пустота» в процессе шехиты начинает заполняться… Животное, материальный объект приобретает иное качество… Эта идея и перебрасывает мост от хуллин - к кодашим.

Основные темы трактата Хуллин - законы шехиты и кошерной пищи, запрет на смешение молочного с мясным. Рассматривается здесь и отношение к «царству животных», в том числе - заповедь, обуславливающая бережное обращение с птицей, высиживающей птенцов. И, конечно же, как обычно в Талмуде, попутно обсуждаются различные законы Устройства мира и поведения человека в нем.

В трактате - 12 глав, 142 листа.

Автор текста Элиягу Эссас

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Нееврею разрешено отделять маасер, и как определить размер пожертвования?


Поиск по сайту:


Прощение — в долг?


У нас — два шаббата?


Подарки к празднику


Система раннего обнаружения зла


Окно — в неограниченную реальность…


Звезда израильского театра


Сомнительный ультиматум


Как исправляются мысли?

New Page 1



 


 

Rambler's Top100


 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля